Антенатальная и постнатальная профилактика рахита: РАХИТ: МЕТОДЫ ПРОФИЛАКТИКИ — ГБУЗ ЯНАО

Содержание

Профилактика рахита/врач-педиатр д/п№4 Голубева Н.Н./статья от 22.11.19

Есть очень много заболеваний, которые легко предупредить при своевременной профилактике. Среди них особое место занимает рахит.

Может показаться, что состояние это не опасное, некоторые родители так и считают, не принимая никаких мер при обнаружении симптомов рахита. Действительно, во многих случаях болезнь проходит без специального лечения и почти бесследно. Но часто признаки рахита заметны у подростков или даже у взрослых. Нехватка витамина Д, которая приводит к нарушению фосфорно-кальциевого обмена, сильно влияет на работу всего организма. Поэтому человек, перенесший в детстве рахит, может страдать из-за различных деформаций костей, пониженного иммунитета, ухудшения работы нервной системы, нарушения кровообращения.

Антенатальная профилактика

Исследование причин развития этого заболевания доказало важность профилактических мероприятий во время внутриутробного развития.

Беременной женщине нужно соблюдать все рекомендации врача по питанию и режиму дня. Чтобы ребенок получил все нужные для правильного развития микроэлементы, его маме важно питаться сбалансировано и разнообразно. Обязательно в рационе должно быть больше молочных продуктов, свежие овощи и фрукты, зелень. Необходимо, чтобы в организм беременной женщины поступало достаточное количество белка. Особенно полезны творог, сыр, орехи, яичный желток, сливочное масло, нежирное мясо и рыба.

Будущей маме важно соблюдать умеренный двигательный режим. Обязательно нужно не менее 2 часов в день находиться на свежем воздухе, так как в основном витамин Д образуется в коже под влиянием солнечного света. А физические упражнения препятствуют потере кальция. Особенно полезны плавание, пешие прогулки и йога. Очень важно, чтобы женщина хорошо высыпалась, не переутомлялась, избегала стрессов. Если беременность протекает нормально, женщина соблюдает все рекомендации врача, а ребенок рождается без осложнений, то риск развития рахита у него невелик.

А вот беременным из группы риска рекомендуется обязательно принимать препараты кальция и витамин Д. Это женщины с хроническими заболеваниями почек, дисбактериозом кишечника, ревматизмом, сахарным диабетом, гипертонией, в возрасте до 17 или после 35 лет.

Постнатальная профилактика

Но профилактические мероприятия нужно продолжать также после рождения ребенка. Так как заболевание это довольно распространено, в детских поликлиниках существует памятка по предотвращению рахита.

Важно, чтобы младенец находился под регулярным наблюдением врача, так как первые признаки заболевания обнаружить не специалисту довольно сложно. А в благоприятном прогнозе лечения рахита очень важно, чтобы терапия была начата на ранних стадиях. Только так можно предотвратить тяжелые последствия рахита. Но если заболевание у ребенка прогрессирует, это неблагоприятно влияет на его физическое и умственное развитие. Поэтому так важна постнатальная профилактика рахита.

Важность питания

Для младенца до года самой полезной пищей является материнское молоко. Оно содержит не только необходимые микроэлементы, но и ферменты для их нормального усвоения. Поэтому грудное вскармливание является самым необходимым мероприятием в профилактике рахита. Если кормящая женщина нормально питается, то она может быть уверена, что ее ребенку это заболевание не грозит.

Но рискуют заболеть малыши на смешанном или на искусственном вскармливании. Поэтому важно очень тщательно выбирать питание для малыша. Молочная смесь должна иметь состав, приближенный к грудному молоку. В их составе должна быть 100% лактоза, так как она улучшает усвоение кальция, и холекальциферол. Соотношение кальция и фосфора должно составлять 2 единицы.

При введении прикорма необходимо следовать рекомендациям врача. Ребенок должен получать больше овощей и фруктов, творог, яичный желток, нежирное мясо и рыбу.

Для предотвращения рахита необходимо также правильно ухаживать за ребенком. Особенно важно, сколько времени младенец проводит на воздухе. Витамин Д, необходимый для нормального усвоения кальция, вырабатывается в коже под влиянием ультрафиолетовых лучей.

По этой же причине рекомендуют отказаться от тугого пеленания младенца, всегда необходимо оставлять свободными ручки. Ведь чем больше ребенок двигается, тем меньше он рискует заболеть рахитом. Поэтому к мерам профилактики относят обязательную для грудничков ежедневную гимнастику и массаж.

Очень важно также соблюдение правильного режима сна и бодрствования, закаливающие и водные процедуры, достаточное общение с ребенком.

Но есть определенные группы младенцев, которым проводят специфическую профилактику рахита, начиная с 1–2 месяца жизни. Для кого же требуются такие меры:

  • для детей от многоплодной беременности;
  • для малышей, родившихся осенью или зимой;
  • для детей, проживающих в северных регионах, особенно за полярным кругом;
  • для недоношенных младенцев;
  • для малышей, перенесших внутриутробную гипоксию или родовую травму.

Препараты для специфической профилактики

Раньше для профилактики рахита применяли рыбий жир. Но сейчас детям, находящимся в группе риска, дают препараты, содержащие витамин Д. Они легко усваиваются и не вызывают никаких побочных действий. Чаще всего назначаются лекарства в водорастворимой форме. С профилактической целью достаточно давать 1 каплю препарата в день. Назначаются такие препараты с месячного возраста и даются до 2–3 лет, исключая летний период.

По индивидуальным показаниям врач может порекомендовать повышенную дозу препарата, но самостоятельно делать этого нельзя, так как избыток витамина Д может быть также опасен, как и его недостаток.

Профилактика и лечение рахита

Профилактика и лечение рахита

EduMed
Назад


Профилактика рахита



Профилактика рахита делится на антенатальную и постнатальную, специфическую и неспецифическую.

  1. При антентальной профилактике ведущими являются неспецифические мероприятия: коррекция патологии беременности, пребывание женщины на воздухе, рациональное питание, отказ от курения, алкоголя.
  2. Для специфической антенатальной профилактики рахита рекомендуется здоровым беременным с 32ой недели назначить в зимний и весенний периоды по 400 – 500 МЕ витамина Д в течение 8 недель. Беременным из группы риска (токсикозы, экстрагенитальные заболевания) назначают витамины Д ежедневно по 400 – 500 МЕ, начиная с 32 ой недели, независимо от времени года.

  3. Постнатальная профилактика также включает неспецифические мероприятия:
  4. А) рациональное, сбалансированное питание матери и ребенка;

    Б) сохранение естественного вскармливания, при переводе на смешанное и искусственное – кормление адптированными молочными смесями, в питании избегать перекармливания, частого приема мучных изделий, которые увеличивают выведение Са с испражнениями в виде нерастворимых соединений Са-фитатов;

    В) максимальное пребывание на свежем воздухе;

    Г) массаж, ЛФК, воздушные ванны с 1,5 мес.


    Специфическая профилактика рахита должна быть индивидуализированной. При назначении и определении дозы должны быть учтены масса ребенка, темп его роста, особенности ухода и вскармливания. Чаще используют метод дробных доз.

    При естественном вскармливании доношенным детям рекомендуется с 3–4-ой недели жизни, за исключением летнего времени, ежедневное введение 500МЕ витамина Д. Недоношенным здоровым детям профилактика рахита проводится в те же сроки и темп же дозами. Недоношенным, перенесшим родовую травму, внутриутробную гипоксию, суточная доза витамина Д не должна превшать 200 МЕ, а при уменьшении фоновой патологии может быть увеличена до 400–500 МЕ/сутки.

    Доношенным допустимо использование витаминных толчков по 3,5 тыс. МЕ витамина Д1 раз в неделю на потяжении всего года, за исключением летнего времени.

    Вместо витамина Д должно назначать УФО, рекомендуется детям старше 3-х мес.: по 8–10 поцедур УФО через день, начиная с 1/4 биодозы и постепенно повышая до 2–2,5 биодоз на каждую поверхность тела, на время УФО витамин Д отменяется.

    С 3-месячного возраста дети, находящиеся на естественном вскармливании, должны дополнительно получать по 0,5 г/сут глюконата Са, с 5 мес. – по 1 г в сутки примерно до 8-месячного возраста.

    С 3-месячного возраста дети, находящиеся на естественном вскармливании, должны дополнительно получать по 0,5 г/сут глюконата Са, с 5 мес. – по 1 г в сутки примерно до 8-месячного возраста.

    При искусственном вскармливании адаптированными («Малютка», «Малыш», «Виталакт», «Детолакт», «Симелак») назначение витамина Д не требуется, также необоснованно назначение препаратов кальция.


    Противопоказанием к назначению витамина Д или УФО является органическое поражение центральной нервной системы (гипертензионно-гидроцефальный синдром, центральные параличи, микроцефалия) и гиперкальциемия.

    Оксидевит (1-a-оксикальциферол, синтетический аналог 1,25 (ОН) 2Д3) – масляная жидкость в капсулах по 0,25 мкг – 10 МЕ

    0,5 мкг – 20 МЕ

    1,0 мкг – 40 МЕ

    оксидевит в 400 раз активнее вит. Д2, не кумулирует в организме. Видеин (комплекс казеина с вит. Д2) – в драже и таблетках по 500 МЕ, 1000 МЕ, 5000 МЕ, 10000 МЕ.

    Видеин-3 (белковый препарат витамина Д3, стабилизированный токоферолом) в 1 г препарата 100000 МЕ.


    Лечение гипокальциемической тетании (спазмофилии)



    Судороги тоническое и клонико-тонические развиваются при снижении уровня ионизированного кальция до 0,85 ммоль/л и ниже. При алколозе развитие судорог может быть и при более высоком содержании Са.

    Лечение в период судорог направлено на обеспечение уровня Са в сыворотке: в/в вводится 10% раствор хлорида Са из расчета разовой дозы 0,3–0,5 мл/кг. Вводить следует медленно, контролируя частоту сердечных сокращений. Можно в течение суток осуществлять 2–3 раза струйные вливания Са.

    Наряду с этим вводятся противосудорожные препараты: седуксен, ГОМК, обязательна кислородотерапия. Часто спазмофилия сопровождается гипомагнимией, в связи с чем внутримышечно вводится 25% раствор сульфата магния 0,2 мл/кг.


    В последующем назначаются препараты Са из расчета 0,1–0,15 г/кг усвояемого Са в сутки. Следует учитывать, что в 100 мл 10% раствора хлористого Са содержится 3,0 усвояемого Са, а в 100 мл 10% раствора глюконата Са – 1,0 усвояемого Са.

    В последующие сутки, после купирования судорог, назначается витамин Д по 4000–5000–8000 МЕ 2 раза в сутки.

    При алкалозе, для создания ацидоза, назначается 10% раствор хлорида аммония по

    1 ч.л x 3р. в день.

    В диете ограничены углеводы, цельное молоко.

    Лечение проводить под контролем анализа мочи по Сулковичу, уровня Са, магния, фосфора в сыворотке крови.


    Лечение гипервитаминоза Д

    Прекратить прием витамина Д, ограничить облучение солнцем и поступление Са, увеличить прием жидкостей для увеличения диуреза. Часть жидкостей вводится внутривенно. Инфузионную терапию проводят из расчета суточной потребности и количества жидкости, полученной через рот, в зависимости от возраста и тяжести в соотношении 1:2 (коллоиды: кристалоиды).

    В тяжелых случаях проводится гормонотерапия: преднизалон из расчета 2 мг/сутки, курс 3–4 недели. Стероидные гормоны способствуют выведению Са с мочой.

    Рекомендации на дом:

    1. Наблюдение педиатра
    2. Продолжить терапию витамином Д, учитывая рекомендуемую курсовую дозу.
    3. Каждые 7–10 дней – анализ мочи по Сулковичу.
    4. Дети, перенесшие гипервитаминоз Д, должны наблюдаться в течение 2–3 лет. Контроль за ЭКГ, анализами мочи.

    Лечение рахита



    Лечение больных рахитом должно быть строго дифференцированным в дозах, превышающие физиологические, витамин Д является высокотоксичным веществом. У части детей имеется повышенная чувствительность к нему, вследствие чего развивается в органах: кальциноз почек, аорты, сердца, легких, при этомразвивается инволюция тимуса и снижение иммунитета.

    Поэтому в настоящее время рекомендуется умеренные дозы витамина Д для лечения рахита.

    В зависимости от тяжести рахита можно рекомендовать витамин Д в следующих дозах:

    При 1 стадии – по 2–4 тыс. МЕ/сутки в течение 4–6 недель, на курс 120–180 тыс. МЕ;

    При 2 стадии – 4–6 тыс. МЕ/сутки в течение 4–6 недель, на курс 180–270 тыс.МЕ;

    При 3 стадии – 8–12 тыс. МЕ/сут в течении 6–8 недель, на курс 400–700 тыс.МЕ.

    Вместо витамина Д можно назначить курс УФО (10–12 сеансов), начиная с ¼ биодозы постепенно увеличивая до 2,5–3,5 биодоз на одно облучение.

    Лечение витамином Д и УФО следует проводить под контолем анализа мочи по Сулковичу один раз в 10 дней, при проявлении гиперкальциурии курс лечения следует прекратить.

    Допольнительно в лечении следует добавить цитратную смесь на 10–14 дней по 1ч.л x 3р. в день для улучшения резорбции кальция и борьбы с ацидозом.

    Состав цитратной смеси:

    Лимонная кислота 2,1 г,

    Лимоннокислый натрий 3,5 г,

    Дистиллированная вода 100,0.

    При клинических и параклинических данных, свидетельствующих о гипокальциемии, назначают соли кальция в дозе 0,5–1,5 г/сутки перорально в течение 10–14 дней.

    В комплексную терапию рахита рекомендуют включать магний содержащие препараты: 1% раствор сульфата магния или аспаркам из расчета 10 мг/1кг/сутки в два приема. Соли магния уменьщают высвобозждение паратгормона и увеличивают реабсорбцию Са в почках.

    Допольнительно используется тепария витаминами А, В1, B2, B5,B6,C.

    При рахите в периоде репарации и выраженных остаточных явлениях рахита положено соленые, хвойные, солено-хвойные ванны, массаж и гимнастика, морские и солнечные ванны.

    Применяемые препараты витамина Д:

    Раствор эргокальциферола (вит.Д2) масляный 9,0625%

    В 1 мл – 15000 МЕ

    В 1 кап. – 500 МЕ

    Раствор эргокальциферола (вит. Д2) масляный 0,125%

    В 1 мл – 50000 МЕ

    В 1 кап. – 1000 МЕ

    Раствор видехола в масле 0,125

    В 1 мл – 25000 МЕ

    В 1 кап. – 1000 МЕ

    Раствор эргокальциферола (вит. Д2) в спирте 0,5%

    В 1 мл – 200000 МЕ

    В 1 кап. – 4000 МЕ.



    EduMed
    Назад

    какие специфические или неспецифические методы применяются

    Рахит в детском возрасте профилактике поддается лучше, чем лечению. Поэтому любому родителю следует знать меры по предупреждению этой болезни.

    Медицине известны случаи, когда болезнь протекает с осложнениями и может вызвать серьезные проблемы со здоровьем у ребенка.

    Чем опасно заболевание

    Во время усиленного роста детского организма важно следить за уровнем гормонов, витаминов, микроэлементов и различных ферментов.

    Их нехватка сказывается на формировании костного аппарата, которому необходимо также наличие фосфора и кальция. Их откладывание в костной структуре возможно благодаря влиянию витамина Д.

    Именно его недостаток становится причиной появления у малышей рахита. Заболевание также отражается на работе нервной системы и мышечного корсета.

    Самый важный этап профилактики заболевания приходится на первые 12 месяцев жизни. В этом периоде малыш активнее всего растет. Поэтому нерациональное или неполноценное питание могут вызвать проблемы со здоровьем.

    Дети, живущие в крупных городах, страдают от рахита чаще. Сказывается на недостатке витамина Д сильная задымленность воздуха и нехватка солнечного света. Не получая должного питания, кости ребенка размягчаются.

    На фото проявления рахита

    Когда необходимо проводить профилактику рахита?

    Профилактические мероприятия по предупреждению рахита нужно начинать при первых подозрениях на нехватку необходимых витаминов в детском организме.

    Кроме лабораторных анализов определить недостаток витамина Д помогут следующие признаки в поведении малыша:

    1. Ребенок стал более капризным, хуже спит, мало ест
    2. Наблюдается повышенное потоотделение, усиливающееся во время плача или кормления
    3. Скатывание волос в затылочной области
    4. Отставание от сверстников в плане физического развития

    Первый год жизни вероятность появления у малыша рахита составляет более 50%. Профилактика заболевания проводится в несколько ступеней: начинается от внутриутробного развития плода и продолжается после его появления на свет.

    Комплексная терапия

    Профилактический комплекс мероприятий от рахита у детей мамы начинают еще на стадии своей беременности.

    После рождения ребенка они должны контролировать поступление в его организм жизненно важных компонентов посредством правильного и рационального питания. Профилактика делится на:

    • Антенатальную (осуществляется беременной женщиной)
    • Постнатальную (проводится ребенку после рождения)

    Каждая из указанных групп делится еще на две: специфическая и неспецифическая. На этапе внутриутробного формирования плод усваивает кальций через плаценту. Организм беременной подстраивается под детские потребности и содержание кальция в ее организме может снизиться на 8%.

    До рождения малыша

    После 27-ой недели беременности плоду требуется порядка 290 мг кальция в день. По мере увеличения срока потребности плода возрастают и женский организм мобилизует все свои резервы, чтобы «напитать» малыша. На этом этапе особое значение отводится неспецифическим мерам профилактики. К ним относятся:

    1. Сохранение у беременной двигательной активности
    2. Регулярное пребывание женщины на свежем воздухе в светлое время суток
    3. Соблюдение наиболее подходящего режима дня
    4. Сбалансированное питание с оптимальным соотношением кальция, фосфора и витаминов
    5. Профилактика гестоза

    В пищу следует употреблять достаточное количество молочных продуктов. В случае выпадения двух последних месяцев беременности на осенне-зимний период женщине назначают ежедневный прием витамина Д. Для будущих мам старше 30 лет такой метод не практикуется, так как у них повышается риск формирования в плаценте кальцинатов, которые способны спровоцировать гипоксию плода.

    После рождения

    Специфические методы профилактики рахита у детей начинаются после их рождения. На первом этапе они включают в себя:

    • Полноценный уход за новорожденным
    • Соблюдение режима
    • Достаточное количество прогулок на свежем воздухе
    • Воздушные солнечные ванны (летом)
    • Получасовая ежедневная гимнастика и массаж

    Дополнительным источником получения витамина Д на этом этапе является мамино грудное молоко. Профилактику рахита малышу могут назначить уже с 2-3-х недель после рождения.

    Дополнительный прием витамина Д производится только по назначению врача при наличии определенных факторов риска (недоношенная беременность, низкая масса тела ребенка, судорожный синдром и пр.).

    Из пищи организм способен усвоить не более 30% от требуемой нормы. Используемые в летний период солнцезащитные средства для детей снижают продукцию витамина Д.

    Особенности питания

    Грудное вскармливание является самой прекрасной формой профилактики рахита. Правильное питание мамы обеспечивает малышу необходимый объем витаминов и минералов. Искусственное вскармливание ребенка также позволяет получить ежедневную потребность в витамине Д при условии полноценно съеденного литра смеси в течение суток.

    Кормящей маме следует больше употреблять в пищу яиц, рыбы, овощной и фруктовой продукции, творога, белковой пищи. В переднем молоке содержится больше кальция, а в заднем – витамина Д. кормить малышей следует по требованию, которое не всегда может совпадать с режимом.

    По мере взросления ребенка следует вводить прикорм. В нем не должно быть мучного и сладостей, так как они мешают усвоению кальция. Рацион следует обогатить творогом, кашами, фруктовыми и овощными пюре, яйцами, кабачками, зеленью, морковью, тыквой и капустой.

    На фото продукты, содержащие витамин Д

    Роль витамина Д при профилактике рахита

    Некоторые родители против того, чтобы давать дополнительно детям витамин Д, так как считают, что его достаточно поступает в организм во время прогулок и с приемами пищи. Но не всегда этого количества достаточно для покрытия потребностей активно растущего малыша. Определить возможный дефицит содержания витамина позволяет анализ на кальцидол. После его сдачи врач точно сможет сделать соответствующее заключение.

    Недостаток витамина Д негативно отражается на только на формировании костного скелета, но и на работе мышц, функционировании нервной системы в организме. Профилактические мероприятия помогут избежать неприятных для здоровья ребенка последствий. Уровень витамина следует контролировать, так как его переизбыток также нежелателен.

    Роль витамина Д в профилактике рахита

    Рациональный режим

    Режим дня ребенка определяется с учетом его возрастной группы. Чем старше малыш тем разнообразнее проходит его день. В основном последовательно чередуются этапы:

    1. Сна
    2. Бодрствования
    3. Кормления

    У ребенка постарше появляется интерес к окружающему миру. Ежедневно мама занимается с ним: делает массаж по возрасту, гимнастические упражнения и зарядку.

    Не следует забывать про прием воздушных и водных ванн. В летнее время не следует оставлять ребенка под открытыми солнечными лучами, иначе можно получить перегрев или ожоги.

    Памятка по профилактике рахита

    Прогноз

    Если естественные источники витамина Д не способны обеспечить детский организм в требуемом объеме, то нет ничего страшного в том, что ребенок получит его из других источников. Необходимость и дозировку витаминных препаратов определяет педиатр.

    Крайне редко, но случались случаи передозировки витамином, проявляющиеся тошнотой, рвотой, жаждой и нарушением работы почек. В этом случае следует показаться врачу или перинатальной сестре.

    Какие витамины нужны для профилактики рахита, рассказывает доктор Комаровский:

    ПРОФИЛАКТИКА РАХИТА В АНТЕНАТАЛЬНОМ И ПОСТНАТАЛЬНОМ ПЕРИОДАХ Баталова Е.М., Кропачева А.С. ПГМУ им. ак. Е. А. Вагнера Пермь, Россия

    ОСОБЕННОСТИ УХОДА ПРИ РАХИТЕ

    ОСОБЕННОСТИ УХОДА ПРИ РАХИТЕ Учебная дисциплина — «Сестринское дело в педиатрии» Специальность — 060501 «Сестринское дело» 51 (среднее профессиональное образование базовой подготовки). ОСОБЕННОСТИ УХОДА

    Подробнее

    Материал и методы исследования

    УДК 616.391:577.161.2:616 053.32 039.71 В. И. Струков, В. Н. Попков, Л. Г. Радченко, Л. В. Камардина, Г. П. Дерябина АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАХИТА У НЕДОНОШЕННЫХ ДЕТЕЙ И ЕГО ПРОФИЛАКТИКА 84 Обследовано 129

    Подробнее

    Период остаточных явлений

    С этим периодом следует считаться в возрасте после 2 лет жизни. Он проявляется выраженными и стойкими деформациями черепа, грудной клетки, таза и конечностей, являющимися следствием тяжелых проявлений

    Подробнее

    Я, (Фамилия, Имя, Отчество полностью)

    1 Приложение 2 «Информированное согласие на проведение химиопрофилактики передачи ВИЧ инфекции от матери ребенку во время беременности, родов и новорожденному» Я, (Фамилия, Имя, Отчество полностью) года

    Подробнее

    ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ

    ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ Тема: Курация беременных женщин с оценкой факторов риска перинатальных потерь. Методы наружного акушерского исследования Цель занятия: изучить факторы риска перинатальных потерь, практически

    Подробнее

    История развития ребенка (Форма 112/у)

    Источник: https://belforma.net/бланки/здравоохранение/история_развития_ребенка_форма_112у c возможностью скачать типовой бланк в формате PDF (Adobe Reader). История развития ребенка (Форма 112/у) Утверждена

    Подробнее

    ПРАВИТЕЛЬСТВО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ

    ПРАВИТЕЛЬСТВО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ П О С Т А Н О В Л Е Н И Е от «29» мая 2014 г. 450-пп г. Магадан Об утверждении Порядка обеспечения молочными продуктами беременных женщин, кормящих матерей и отдельных

    Подробнее

    Почему после родов выпадают волосы? :00

    Почему после родов выпадают волосы? Этот вопрос волнует каждую вторую женщину, которой недавно посчастливилось стать мамой. Ведь независимо от материального положения, возраста и количества детей, абсолютно

    Подробнее

    «Школа пациента» Занятие 4.1. Жизнь с ВИЧ

    «Школа пациента» Занятие 4.1 Жизнь с ВИЧ План Факторы риска передачи ВИЧ Диcкордантные пары, ВИЧ и беременность Альтернативное лечение Здоровый образ жизни Свойства ВИЧ Во внешней среде неустойчив Не выдерживает

    Подробнее

    Бифидобактерии для новорожденных :00

    Во время внутриутробной жизни плод получает все необходимые питательные вещества посредством кровотока, поэтому его желудочно-кишечный тракт в этот период находится в спящем состоянии. В кишечнике взрослого

    Подробнее

    ТОМ 8, ПЕДИАТРИЯ, ДЕКАБРЬ 2007 Дата поступления:

    ПРОФИЛАКТИКА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОРРЕКЦИИ ДЕФИЦИТА ЙОДА У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА И. М. Шульга, И.В.Катаева, С.М. Безроднова Муниципальное учреждение здравоохранения городская поликлиника 3 Ставропольская государственная

    Подробнее

    a) в первые 24 часа после родов

    Здоровый ребенок. Диспансеризация детей. Группы здоровья. Вакцинация детей. Простые тесты 1) Основной критерий, который определяет принадлежность ребёнка к I, II или к III, IV, V группам здоровья, это

    Подробнее

    Профилактика ОРЗ и гриппа.

    Профилактика ОРЗ и гриппа. В 2017 году исполняется 63года с тех пор, как ученые установили связь простуды и гриппа с вирусами. На сегодняшний день известно более 200 видов вирусов и микроорганизмов, вызывающих

    Подробнее

    Поздний токсикоз при беременности :00

    Беременность важный этап в жизни каждой женщины. Уже с первых недель, беременная женщина понимает всю ответственность процесса вынашивания малыша. В это время ей хочется окружить себя только добрым и положительным,

    Подробнее

    ПРАВИТЕЛЬСТВО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ

    ПРАВИТЕЛЬСТВО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ П О С Т А Н О В Л Е Н И Е от «28» сентября 2017 г. 850-пп г. Магадан О внесении изменений в постановление Правительства Магаданской области от 29 мая 2014 г. 450-пп Правительство

    Подробнее

    Программа целью настоящего исследования

    Программа Проблема раковых заболеваний в настоящее время стоит остро не только в России, но и во всём мире. Мировое медицинское сообщество выражает особую обеспокоенность ростом заболеваемости раковыми

    Подробнее

    Школа здоровья для беременных

    Школа здоровья для беременных Школаздоровьядля беременных ЗАНЯТИЕ 4. Школа здоровья для беременных Цель занятия: информировать женщин о возможных проблемах беременности; обучить беременных рациональному

    Подробнее

    Инструкция по применению HEPCINAT LP

    Инструкция по применению HEPCINAT LP Класс: Препараты для лечения болезней печени — ингибиторы протеазы/полимеразы, лечение гепатита С. Hepcinat-LP новый препарат для лечения хронического гепатита С генотипа

    Подробнее

    Признаки гипоксии плода :00

    Между матерью и ребенком существует прочная связь, как эмоциональная, так и физическая. Находясь в утробе, малыш целиком и полностью зависит от состояния здоровья организма матери. Во время беременности

    Подробнее

    рожденным ими в Санкт-Петербурге

    Оказание помощи ВИЧинфицированным женщинам и детям, рожденным ими в Санкт-Петербурге Самарина Анна Валентиновна д.м.н., заведующая отделением материнства и детства ГБУЗ СПб Центра СПИД доцент кафедры социально-значимых

    Подробнее

    Что такое гинекология?

    Что такое гинекология? Гинекология изучает заболевания женской половой системы, методы их диагностики, лечения и профилактики, а также анатомо-физиологические, физические и психические особенности женского

    Подробнее

    Беременность и диабет

    Беременность и диабет У Вас уже есть диабет и Вы планируете беременность? Тогда этот раздел для Вас. Даже если у Вас сахарный диабет (1 или 2 типа), существует возможность стать матерью, избежав риска

    Подробнее

    Причины преждевременных родов

    Преждевременные роды могут начаться абсолютно на любом сроке. Но чем раньше врач определит вас в группу риска, тем больше шансов доносить беременность до 38 40 недель. На сегодняшний день своевременная

    Подробнее

    Профилактика гриппа у детей

    Место реализации проекта ЗОЖ: МБОУ СОШ 56 г. Иваново Профилактика гриппа у детей Участники проекта: ученики 4 «А» класса Руководитель проекта: учитель начальных классов Новикова Татьяна Алексеевна Проблема:

    Подробнее

    Причин для отсутствия аппетита может быть множество, от несварения до плохих зубов.. то дело может быть в том, что у нее болят зубы или десны, поэтому она, чтобы не причинять себе боль, предпочитает отказаться

    Подробнее

    Карта сайта

    Страница не найдена. Возможно, карта сайта Вам поможет.


    • Главная

    • Университет


      • Об университете

      • Структура

      • Нормативные документы и процедуры

      • Лечебная деятельность

      • Международное сотрудничество

      • Пресс-центр


        • Новости

        • Анонсы

        • События

        • Объявления и поздравления

        • Online конференции

        • Фотоальбом


          • Открытый диалог, приуроченный к 19-летию БРСМ

          • Группа переподготовки по специальности «Организация здравоохранения»

          • Собрания факультетов для первокурсников-2021

          • День знаний — 2021

          • Совет университета

          • Студенты военной кафедры ГрГМУ приняли присягу

          • День освобождения Гродно-2021

          • Ремонтные и отделочные работы

          • Итоговая практика по военной подготовке

          • День Независимости-2021

          • Студенты военной кафедры ГрГМУ: итоговая практика-2021

          • Выпускной лечебного факультета-2021

          • Выпускной медико-психологического и медико-диагностического факультетов-2021

          • Выпускной педиатрического факультета-2021

          • Выпускной факультета иностранных учащихся-2021

          • Вручение дипломов выпускникам-2021

          • Митинг-реквием, посвященный 80-й годовщине начала Великой Отечественной войны

          • Акция «Память», приуроченная к 80-летию начала Великой Отечественной войны

          • Республиканский легкоатлетический студенческий забег «На старт, молодежь!»

          • Актуальные вопросы гигиены питания

          • Торжественное мероприятие к Дню медицинских работников-2021

          • Совет университета

          • Выездное заседание Республиканского совета ректоров

          • Церемония вручения медалей и аттестатов особого образца выпускникам 2021 года

          • Предупреждение деструктивных проявлений в студенческой среде и влияния агрессивного информационного контента сети интернет

          • Онлайн-выставка «Помнить, чтобы не повторить»

          • Областная межвузовская конференция «Подвиг народа бессмертен»

          • Финал первого Республиканского интеллектуального турнира ScienceQuiz

          • Конференция «Актуальные вопросы коморбидности заболеваний в амбулаторной практике: от профилактики до лечения»

          • День семьи-2021

          • Диалоговая площадка с председателем Гродненского областного Совета депутатов

          • Праздничные городские мероприятия к Дню Победы

          • Областной этап конкурса «Королева студенчества-2021″

          • Праздничный концерт к 9 мая 2021

          • IV Республиканский гражданско-патриотический марафон «Вместе – за сильную и процветающую Беларусь!»

          • Университетский кубок КВН-2021

          • Музыкальная планета студенчества (завершение Дней ФИУ-2021)

          • Молодёжный круглый стол «Мы разные, но мы вместе»

          • Дни ФИУ-2021. Интеллектуальная игра «Что?Где?Когда?»

          • Неделя донорства в ГрГМУ

          • Творческая гостиная. Дни ФИУ-2021

          • Открытие XVIII студенческого фестиваля национальных культур

          • Передвижная мультимедийная выставка «Партизаны Беларуси»

          • Республиканский субботник-2021

          • Семинар «Человек внутри себя»

          • Международный конкурс «Здоровый образ жизни глазами разных поколений»

          • Вручение нагрудного знака «Жена пограничника»

          • Встреча с представителями медуниверситета г. Люблина

          • Королева Студенчества ГрГМУ — 2021

          • День открытых дверей-2021

          • Управление личными финансами (встреча с представителями «БПС-Сбербанк»)

          • Весенний «Мелотрек»

          • Праздничный концерт к 8 Марта

          • Диалоговая площадка с председателем Гродненского облисполкома

          • Расширенное заседание совета университета

          • Гродно — Молодежная столица Республики Беларусь-2021

          • Торжественное собрание, приуроченное к Дню защитника Отечества

          • Вручение свидетельства действительного члена Белорусской торгово-промышленной палаты

          • Новогодний ScienceQuiz

          • Финал IV Турнира трех вузов ScienseQuiz

          • Областной этап конкурса «Студент года-2020″

          • Семинар дистанционного обучения для сотрудников университетов из Беларуси «Обеспечение качества медицинского образования и образования в области общественного здоровья и здравоохранения»

          • Студент года — 2020

          • День Знаний — 2020

          • Церемония награждения лауреатов Премии Правительства в области качества

          • Военная присяга

          • Выпускной лечебного факультета-2020

          • Выпускной медико-психологического факультета-2020

          • Выпускной педиатрического факультета-2020

          • Выпускной факультета иностранных учащихся-2020

          • Распределение — 2020

          • Стоп коронавирус!

          • Навстречу весне — 2020

          • Профориентация — 18-я Международная специализированная выставка «Образование и карьера»

          • Спартакиада среди сотрудников «Здоровье-2020″

          • Конференция «Актуальные проблемы медицины»

          • Открытие общежития №4

          • Встреча Президента Беларуси со студентами и преподавателями медвузов

          • Новогодний утренник в ГрГМУ

          • XIX Республиканская студенческая конференция «Язык. Общество. Медицина»

          • Alma mater – любовь с первого курса

          • Актуальные вопросы коморбидности сердечно-сосудистых и костно-мышечных заболеваний в амбулаторной практике

          • Областной этап «Студент года-2019″

          • Финал Science Qiuz

          • Конференция «Актуальные проблемы психологии личности и социального взаимодействия»

          • Посвящение в студенты ФИУ

          • День Матери

          • День открытых дверей — 2019

          • Визит в Азербайджанский медицинский университет

          • Семинар-тренинг с международным участием «Современные аспекты сестринского образования»

          • Осенний легкоатлетический кросс — 2019

          • 40 лет педиатрическому факультету

          • День Знаний — 2019

          • Посвящение в первокурсники

          • Акция к Всемирному дню предотвращения суицида

          • Турслет-2019

          • Договор о создании филиала кафедры общей хирургии на базе Брестской областной больницы

          • День Независимости

          • Конференция «Современные технологии диагностики, терапии и реабилитации в пульмонологии»

          • Выпускной медико-диагностического, педиатрического факультетов и факультета иностранных учащихся — 2019

          • Выпускной медико-психологического факультета — 2019

          • Выпускной лечебного факультета — 2019

          • В добрый путь, выпускники!

          • Распределение по профилям субординатуры

          • Государственные экзамены

          • Интеллектуальная игра «Что? Где? Когда?»

          • Мистер и Мисс факультета иностранных учащихся-2019

          • День Победы

          • IV Республиканская студенческая военно-научная конференция «Этих дней не смолкнет слава»

          • Республиканский гражданско-патриотический марафон «Вместе — за сильную и процветающую Беларусь!»

          • Литературно-художественный марафон «На хвалях спадчыны маёй»

          • День открытых дверей-2019

          • Их имена останутся в наших сердцах

          • Областной этап конкурса «Королева Весна — 2019″

          • Королева Весна ГрГМУ — 2019

          • Профориентация «Абитуриент – 2019» (г. Барановичи)

          • Мероприятие «Карьера начинается с образования!» (г. Лида)

          • Итоговое распределение выпускников — 2019

          • «Навстречу весне — 2019″

          • Торжественная церемония, посвященная Дню защитника Отечества

          • Торжественное собрание к Дню защитника Отечества — 2019

          • Мистер ГрГМУ — 2019

          • Предварительное распределение выпускников 2019 года

          • Митинг-реквием у памятника воинам-интернационалистам

          • Профориентация «Образование и карьера» (г.Минск)

          • Итоговая коллегия главного управления здравоохранения Гродненского областного исполнительного комитета

          • Спартакиада «Здоровье — 2019»

          • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины».

          • Расширенное заседание Совета университета.

          • Научно-практическая конференция «Симуляционные технологии обучения в подготовке медицинских работников: актуальность, проблемные вопросы внедрения и перспективы»

          • Конкурс первокурсников «Аlma mater – любовь с первого курса»

          • XVI съезд хирургов Республики Беларусь

          • Итоговая практика

          • Конкурс «Студент года-2018»

          • Совет университета

          • 1-й съезд Евразийской Аритмологической Ассоциации (14.09.2018 г.)

          • 1-й съезд Евразийской Аритмологической Ассоциации (13.09.2018 г.)

          • День знаний

          • День независимости Республики Беларусь

          • Церемония награждения победителей конкурса на соискание Премии СНГ

          • День герба и флага Республики Беларусь

          • «Стань донором – подари возможность жить»

          • VIII Международный межвузовский фестиваль современного танца «Сделай шаг вперед»

          • Конкурс грации и артистического мастерства «Королева Весна ГрГМУ – 2018»

          • Окончательное распределение выпускников 2018 года

          • Митинг-реквием, приуроченный к 75-летию хатынской трагедии

          • Областное совещание «Итоги работы терапевтической и кардиологической служб Гродненской области за 2017 год и задачи на 2018 год»

          • Конкурсное шоу-представление «Мистер ГрГМУ-2018»

          • Предварительное распределение выпускников 2018 года

          • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины»

          • II Съезд учёных Республики Беларусь

          • Круглый стол факультета иностранных учащихся

          • «Молодежь мира: самобытность, солидарность, сотрудничество»

          • Заседание выездной сессии Гродненского областного Совета депутатов

          • Областной этап республиканского конкурса «Студент года-2017»

          • Встреча с председателем РОО «Белая Русь» Александром Михайловичем Радьковым

          • Конференция «Актуальные вопросы инфекционной патологии», 27.10.2017

          • XIX Всемирный фестиваль студентов и молодежи

          • Республиканская научно-практическая конференция «II Гродненские аритмологические чтения»

          • Областная научно-практическая конференция «V Гродненские гастроэнтерологические чтения»

          • Праздник, посвящённый 889-летию города Гродно

          • Круглый стол на тему «Место и роль РОО «Белая Русь» в политической системе Республики Беларусь» (22.09.2017)

          • ГрГМУ и Университет медицины и фармации (г.Тыргу-Муреш, Румыния) подписали Соглашение о сотрудничестве

          • 1 сентября — День знаний

          • Итоговая практика на кафедре военной и экстремальной медицины

          • Квалификационный экзамен у врачей-интернов

          • Встреча с Комиссией по присуждению Премии Правительства Республики Беларусь

          • Научно-практическая конференция «Амбулаторная терапия и хирургия заболеваний ЛОР-органов и сопряженной патологии других органов и систем»

          • День государственного флага и герба

          • 9 мая

          • Республиканская научно-практическая конференция с международным участием «V белорусско-польская дерматологическая конференция: дерматология без границ»

          • «Стань донором – подари возможность жить»

          • «Круглый стол» Постоянной комиссии Совета Республики Беларусь Национального собрания Республики Беларусь по образованию, науке, культуре и социальному развитию

          • Весенний кубок КВН «Юмор–это наука»

          • Мисс ГрГМУ-2017

          • Распределение 2017 года

          • Общегородской профориентационный день для учащихся гимназий, лицеев и школ

          • Праздничный концерт, посвященный Дню 8 марта

          • Конкурсное шоу-представление «Мистер ГрГМУ–2017»

          • «Масленица-2017»

          • Торжественное собрание и паздничный концерт, посвященный Дню защитника Отечества

          • Лекция профессора, д.м.н. О.О. Руммо

          • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины»

          • Меморандум о сотрудничестве между областной организацией Белорусского общества Красного Креста и региональной организацией Красного Креста китайской провинции Хэнань

          • Визит делегации МГЭУ им. А.Д. Сахарова БГУ в ГрГМУ

          • «Студент года-2016»

          • Визит Чрезвычайного и Полномочного Посла Королевства Швеция в Республике Беларусь господина Мартина Оберга в ГрГМУ

          • Конкурс первокурсников «Аlma mater – любовь с первого курса»

          • День матери в ГрГМУ

          • Итоговая практика-2016

          • День знаний

          • Визит китайской делегации в ГрГМУ

          • Визит иностранной делегации из Вроцлавского медицинского университета (Республика Польша)

          • Торжественное мероприятие, посвященное профессиональному празднику – Дню медицинского работника

          • Визит ректора ГрГМУ Виктора Александровича Снежицкого в Индию

          • Республиканская университетская суббота-2016

          • Республиканская акция «Беларусь против табака»

          • Встреча с поэтессой Яниной Бокий

          • 9 мая — День Победы

          • Митинг, посвященный Дню Государственного герба и Государственного флага Республики Беларусь

          • Областная межвузовская студенческая научно-практическая конференция «1941 год: трагедия, героизм, память»

          • «Цветы Великой Победы»

          • Концерт народного ансамбля польской песни и танца «Хабры»

          • Суботнiк ў Мураванцы

          • «Мисс ГрГМУ-2016»

          • Визит академика РАМН, профессора Разумова Александра Николаевича в УО «ГрГМУ»

          • Визит иностранной делегации из Медицинского совета Мальдивской Республики

          • «Кубок ректора Гродненского государственного медицинского университета по дзюдо»

          • «Кубок Дружбы-2016» по мини-футболу среди мужских и женских команд медицинских учреждений образования Республики Беларусь

          • Распределение выпускников 2016 года

          • Визит Министра обороны Республики Беларусь на военную кафедру ГрГМУ

          • Визит Первого секретаря Посольства Израиля Анны Кейнан и директора Израильского культурного центра при Посольстве Израиля Рей Кейнан

          • Визит иностранной делегации из провинции Ганьсу Китайской Народной Республики в ГрГМУ

          • Состоялось открытие фотовыставки «По следам Библии»

          • «Кубок декана» медико-диагностического факультета по скалолазанию

          • Мистер ГрГМУ-2016

          • Приём Первого секретаря Посольства Израиля Анны Кейнан в ГрГМУ

          • Спартакиада «Здоровье» УО «ГрГМУ» среди сотрудников 2015-2016 учебного года

          • Визит Посла Республики Индия в УО «ГрГМУ»

          • Торжественное собрание и концерт, посвященный Дню защитника Отечества

          • Митинг-реквием, посвященный Дню памяти воинов-интернационалистов

          • Итоговое заседание коллегии главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома

          • Итоговая научно-практическая конференция Гродненского государственного медицинского университета

          • Новогодний концерт

          • Открытие профессорского консультативного центра

          • Концерт-акция «Молодёжь против СПИДа»

          • «Студент года-2015»

          • Открытые лекции профессора, академика НАН Беларуси Островского Юрия Петровича

          • «Аlma mater – любовь с первого курса»

          • Открытая лекция Регионального директора ВОЗ госпожи Жужанны Якаб

          • «Открытый Кубок по велоориентированию РЦФВиС»

          • Совместное заседание Советов университетов г. Гродно

          • Встреча с Министром здравоохранения Республики Беларусь В.И. Жарко

          • День города

          • Дебаты «Врач — выбор жизни»

          • День города

          • Праздничный концерт «Для вас, первокурсники!»

          • Акция «Наш год – наш выбор»

          • День знаний

          • Открытое зачисление абитуриентов в УО «Гродненский государственный медицинский университет»

          • Принятие военной присяги студентами ГрГМУ

          • День Независимости Республики Беларусь

          • Вручение дипломов выпускникам 2015 года

          • Республиканская олимпиада студентов по педиатрии

          • Открытие памятного знака в честь погибших защитников

          • 9 мая

          • «Вторая белорусско-польская дерматологическая конференция: дерматология без границ»

          • Мистер университет

          • Мисс универитет

          • КВН

          • Гродненский государственный медицинский университет

          • Чествование наших ветеранов

          • 1 Мая

          • Cовместный субботник

        • Наши издания

        • Медицинский календарь

        • Университет в СМИ

        • Видео-презентации

      • Общественные объединения

      • Комиссия по противодействию коррупции

      • Образовательная деятельность

    • Абитуриентам

    • Студентам

    • Выпускникам

    • Слайдер

    • Последние обновления

    • Баннеры

    • Иностранному гражданину

    • Научная деятельность

    • Поиск

    Профилактика. Различают антенатальную и постнатальную, специфическую и неспецифическую профилактику рахита

    Различают антенатальную и постнатальную, специфическую и неспецифическую профилактику рахита. К антенатальной неспецифической профилактике относят правильный режим дня (ежедневные обязательные прогулки, не менее 2 ч в день) и диету беременной. Диета должна содержать достаточное количество витаминов, минеральных веществ и микроэлементов. Специфическую профилактику рахита начинают с 32 нед беременности. Здоровым беременным с целью профилактики нарушений фосфатно-кальциевого обмена витамин D назначают в дозе 200 МЕ (максимум 400 МЕ) в сутки с 32-й недели беременности только в зимний и весенний периоды года в течение 8 нед. Беременным группы риска, имеющим соматические и генитальные заболевания, витамин D назначают также с 32 нед независимо от сезона года.

    Постнатальная неспецифическая профилактика рахита у детей включает рациональный режим с достаточной инсоляцией и естест- венное вскармливание ребенка.

    Для недоношенных детей вопрос о назначении витамина D решают только после оптимизации пищевых дотаций фосфатов и каль- ция, так как у детей, рожденных раньше срока, не выявлено гиповитаминоза D, а в основе остеопении у этих детей лежит в основном первичный дефицит кальция и фосфатов.

    Здоровым доношенным детям специфическую профилактику рахита проводят с 3-4 нед жизни по 400-500 МЕ витамина D в сутки в осенний, зимний и весенний периоды с перерывами на месяцы интенсивной инсоляции (с мая по октябрь). Профилактику проводят в течение первых двух лет жизни.

    Детям с высоким риском заболеваемости рахитом назначают витамин D в дозе 1000 МЕ ежедневно. Специфическую профилактику рахита лучше всего проводить водным раствором витамина D3. Водорастворимая форма витамина D3 содержит в 1 капле 500 МЕ.

    Профилактика рахита витамином D противопоказана при органическом перинатальном повреждении нервной системы, идеопатической кальциурии, гипофосфатазии. Детям с малыми размерами большого родничка или его ранним закрытием проводят отсроченную профилактику, начиная с 3-4 мес жизни.

    «Профилактика. Рахит и рахитоподобные заболевания», Медицина

    Профилактика включает антенатальную и постнатальную.

    Антенатальная неспецифическая профилактика рахита должна проводиться в следующих направлениях:

    • — тщательное наблюдение в женской консультации беременных, профилактика внутриутробной гипоксии плода;
    • — рациональное использование дородового отпуска, психопрофилактическая подготовка к родам;
    • — организация правильного питания: в первую половину беременности необходимо четырех разовое, во вторую 5−6 — разовое питание с ежедневным включением в рацион питания продуктов, содержащих полноценные белки (50% животного происхождения), в виде нежирных сортов мяса (120 — 200 г) или рыбы (150 — 200 г), молока, кисломолочных продуктов (как источник белка, кальция, фосфора). Количество жира доводится до 80 — 100 г в сутки, растительного масла 15 — 30 г с салатами. Суточное количество углеводов ограничивается 400 — 500 г;
    • — рекомендуется ежедневный прием сырых овощей и фруктов в течение всей беременности;
    • — регулярный прием одного из поливитаминных препаратов;
    • — при необходимости назначают фолиевую кислоту и препараты железа,
    • — запрещается: курение, употребление алкогольных напитков, а также пряностей, специй (хрен, чеснок, горчица, перец). Эти продукты противопоказаны и кормящей женщине, поскольку они выделяются с молоком и придают ему неприятный запах и вкус.
    • — беременная и кормящая женщина не должна вести малоподвижный образ жизни, больше бывать на свежем воздухе, соблюдать гигиену жилья, постели, режим дня.

    Антенатальная специфическая профилактика рахита беременным женщинам проводится одним из следующих методов:

    • — с 30 — 32 недель беременности назначают женщине (в возрасте до 35 лет) витамин Д в дозе 1000 МЕ /сутки
    • — Кальций Д3 — Никомед, представляющий комбинацию 500 мг кальция и 200 МЕ витамина Д3 в одной жевательной таблетке по 1 таблетке 2 раза в день, утром и вечером.
    • — можно назначать курс УФО (в холодный сезон) с 30 — 32 недель беременности в нарастающей дозировке с ј до 2,5 — 3 биодоз на расстоянии горелки в 100 см, всего 18 — 20 сеансов.

    Постнатальная неспецифическая профилактика рахита. Решающая роль в предупреждении рахита и других заболеваний имеет естественное вскармливание. Только женское молоко своей матери является единственным и незаменимым продуктом питания для ребенка. В нем содержатся все необходимые пищевые инградиенты, микроэлементы, витамины, биологически активные вещества, гормоны (в том числе кальций регулирующие). Необходимо обеспечить ежедневное пребывание ребенка на чистом воздухе, летом в светотени, воздушные и свето — воздушные ванны круглый год, обтирание общее и частичное, гигиенические ванны. Важными профилактическими факторами является правильное купание, одевание ребенка, массаж, гимнастика, систематическое закаливание и оберегание от инфекций.

    Постнатальная специфическая профилактика рахита проводится витамином Д, минимальная профилактическая доза составляет для здоровых доношенных детей раннего возраста 400−500 МЕ в сутки (ВОЗ, 1971, Методические рекомендации МЗ СССР, 1990). Эта доза назначается с 3−4 недельного возраста в осенне-зимне-весенний периоды с учетом условий жизни ребенка и факторов риска развития заболевания.

    Детям из группы риска (маловесные, дети с синдромом мальабсорбции, дети, получающие противосудорожные препараты, гиподинамией, хронической патологией печени, почек, дети, получающие неадаптированные молочные смеси, дети с отягощенной наследственностью по нарушениям минерального обмена) по рахиту рекомендуется ежедневное назначение витамина Д в дозе 1000 МЕ в течение осенне-зимне-весеннего периода в течение первых двух лет жизни [20, https://nanayna.ru].

    Специфическая профилактика рахита недоношенным детям с недоношенностью 1 степени проводится с 10−14 дня жизни по 500−1000 МЕ в сутки ежедневно в течение первых двух лет, исключая летние месяцы. При недоношенности 2−3 степени витамин Д назначается с 10−20 дня (после установления энтерального питания) в дозе 1000−2000 МЕ ежедневно в течение первого года жизни, а на втором году в дозе 500−1000 МЕ, исключая летние месяцы. Доза препарата контролируется пробой Сулковича.

    Специфическую профилактику рахита лучше всего проводить водным раствором витамина ДЗ, особенно у недоношенных детей, с учетом незрелости у них ферментативной активности кишечника.

    Противопоказанием к назначению профилактической дозы витамина Д может быть:

    • 1. идиопатическая кальциурия (болезнь Вильямса-Бурне),
    • 2. гипофосфатазия,
    • 3. органическое поражение ЦНС с симптомами микроцефалии и краниостеноза.

    Дети с малыми размерами родничка имеют лишь относительные противопоказания к назначению витамина Д. Специфическая профилактика рахита им проводится, начиная с 3−4 месяцев жизни. Прогноз при своевременном и адекватном лечении благоприятный. За детьми, переболевшими рахитом, целесообразно вести диспансерное наблюдение в течение не менее 3 лет.

    Профилактика дефицита витамина D у матерей и младенцев во всем мире — смена парадигмы

    Paediatr Int Child Health. Авторская рукопись; доступно в PMC 2015 10 июля.

    Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

    PMCID: PMC4498664

    NIHMSID: NIHMS704683

    A. Dawodu

    1 Global Health Center, Медицинский центр детской больницы Цинциннати и Цинциннати, Чарльстон, США

    CL Wagner

    2 Отделение педиатрии, Отделение неонатологии, Медицинский университет Южной Каролины, Чарльстон, США

    1 Глобальный центр здоровья, Медицинский центр детской больницы Цинциннати и Университет Цинциннати, Чарлстон, США

    2 Отделение педиатрии, Отделение неонатологии, Медицинский университет Южной Каролины, Чарлстон, США

    Для корреспонденции: д-ру Адекунле Даводу, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, 3333 Бернет-авеню, MLC 2048, Цинциннати, Огайо 45229 , СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ.Факс: +513 636 8055. [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Дефицит витамина D у матерей и младенцев является глобальным нарушением здоровья, несмотря на признание того, что его можно предотвратить. Последние данные подтверждают теорию о том, что дефицит витамина D у взрослых и детей может увеличить риск инфекций и аутоиммунных заболеваний. В большинстве случаев дефицит витамина D вызван недостатком солнечного света и недостаточным корректирующим потреблением витамина D.Существует сильная взаимосвязь витамина D между матерью и младенцем, которая влияет на статус витамина D как в утробе , так и в младенчестве. Признание того, что дефицит витамина D является глобальной проблемой здоровья матери и ребенка, является основой для изменения стратегий общественного здравоохранения с целью уменьшения бремени болезней и улучшения питания матери и ребенка витамином D. В этом обзоре представлена ​​обновленная информация о функции витамина D, а также о глобальном масштабе и последствиях дефицита витамина D в отношении беременности и младенчества.В нем также рассматривается комбинированная стратегия предотвращения дефицита витамина D во время беременности, кормления грудью и младенчества.

    Ключевые слова: витамин D, мать, младенец, дефицит

    Введение

    Дефицит витамина D (ДВД) и рахит в младенчестве и детстве все чаще упоминаются как проблемы общественного здравоохранения во многих частях мира, особенно в Азии и Среднем. Восточная и Северная Африка, а также среди иммигрантов в Европе, Австралии и Новой Зеландии, а также среди групп меньшинств в Великобритании и США. 1–4 Многие младенцы во всем мире рождаются с низкими запасами витамина D из-за высокой распространенности ДВД у матери и, следовательно, подвержены риску рахита. 5 Это несмотря на признание того, что витамин D эффективен в профилактике ДВД у взрослых и детей.

    Помимо классического действия по поддержанию гомеостаза кальция и здоровья костей, витамин D участвует в иммуномодуляции, росте клеток и клеточном метаболизме. 6,7 В недавнем обзоре обсуждалась связь между VDD и риском множественных некаскелетных неблагоприятных последствий для здоровья, таких как аутоиммунные заболевания, сердечно-сосудистые заболевания, диабет и некоторые типы рака. 6 Во время беременности низкий статус витамина D или его потребление вредны для матери и плода и предрасполагают к ДВД в раннем младенчестве. 8 VDD в младенчестве и детстве связана с повышенным риском инфекций нижних дыхательных путей 9,10 а низкий уровень витамина D в пуповинной крови связан с повышенным риском острых респираторных инфекций и хрипов в детстве. 11 Кроме того, недостаточное потребление витамина D в младенчестве связано с повышенным риском сахарного диабета I типа. 12 Однако в недавней публикации Института медицины США (IOM) сделан вывод о том, что связь между витамином D и не-скелетными исходами не доказана причинно-следственная связь, и рекомендованы более крупномасштабные рандомизированные контролируемые испытания для проверки эффектов. добавок витамина D при заболеваниях, не связанных со скелетом. 13

    Растет беспокойство по поводу того, что ДВД во время беременности и от рождения до детства представляет собой глобальную проблему общественного здравоохранения, но масштабы этого явления недостаточно хорошо описаны.Ввиду новых знаний о возможных множественных неблагоприятных последствиях для здоровья низкого статуса витамина D целесообразно и своевременно пересмотреть масштабы ДВД у матерей и их младенцев и пересмотреть стратегии профилактики. Отчет IOM за 2010 год рекомендует концентрации 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в сыворотке <50 нмоль / л как низкий статус витамина D у взрослых и детей. 13

    В этом обзоре рассматривается (i) новая информация о функциях витамина D; (ii) глобальные масштабы и возникающие последствия ДВД во время беременности, кормления грудью и младенчества; и (iii) стратегии переноса акцента профилактики на матерей и младенцев.

    Синтез и функции витамина D

    Витамин D 3 образуется из эпидермального 7-дегидрохолестерина после воздействия на кожу ультрафиолетового света B (UVB) с длиной волны 290–310 нм, образуя пре-витамин D 3 , который является затем превращается в витамин D 3 путем термического преобразования через кожу. Впоследствии витамин D, либо вырабатываемый кожей, либо поступающий с пищей (либо из животных источников, таких как холекальциферол или витамин D 3 , либо из растительных источников, таких как эргокальциферол или витамин D 2 ), связывается с белком витамина D и альбумин и переносится через кровоток в печень для гидроксилирования с образованием 25 (OH) D. 14 Концентрация 25 (OH) D в крови считается лучшим показателем уровня витамина D в организме. Воздействие солнечного света является основным источником витамина D, и, в лучшем случае, только 10% запасов витамина D в организме обеспечивается диетой. 15 Полное воздействие солнечного света, вызывающее легкую розоватость кожи у взрослых с более светлой пигментацией, приведет к выработке эквивалента от 10 000 до 20 000 МЕ витамина D в течение 24 часов после воздействия. 14 Людям с более темной пигментацией требуется примерно в десять раз больше воздействия для выработки аналогичных уровней витамина D 3 . 16,17

    Помимо пигментации кожи, количество синтеза витамина D после воздействия УФ-В зависит от других факторов, в том числе от количества времени, проведенного на открытом воздухе, и степени воздействия, индекса массы тела, широты, времени года, степени воздействия УФ-свет блокируется загрязнением воздуха и уровнем защиты от УФ-В, включая использование солнцезащитных кремов. 6,16 Во многих частях мира изменение образа жизни приводит к недостаточному эндогенному синтезу витамина D.Например, на Ближнем Востоке и во многих арабских странах мало времени проводят на улице, а женская верхняя одежда защищает кожу от воздействия солнечных лучей. 18–20 В западных странах количество времени, проводимого в помещении, значительно увеличилось. Только в США в среднем 93% времени проводят в помещении. 21 Кроме того, опасения по поводу повышенного риска рака, особенно у тех, у кого светлая кожа подвергается воздействию высоких концентраций в течение длительного времени, привели к рекомендациям по ограничению пребывания на солнце. 22 Поскольку солнечный свет является основным источником витамина D, нынешний образ жизни некоторых групп населения, связанный с недостаточным пребыванием на солнце и эндогенным синтезом витамина D, способствует увеличению риска и распространенности ДВД, особенно среди женщин репродуктивного возраста. 1,5,23

    После синтеза витамина D второе гидроксилирование в почках приводит к образованию наиболее важного активного метаболита 1,25-дигидроксивитамина D [1,25 (OH) 2 D]. 16,24 Основная физиологическая функция 1,25 (OH) 2 D заключается в поддержании сывороточного кальция и фосфата на физиологически приемлемых уровнях, чтобы максимизировать широкий спектр метаболических функций.Это включает повышение эффективности транспорта кальция в кишечнике и абсорбции фосфатов с пищей, особенно из тонкого кишечника, а также реабсорбции кальция в почечных канальцах. Когда продукты кальция и фосфата максимальны, результатом является минерализация костного остеоида, отложенная остеобластом. 16

    В настоящее время известно, что 1,25 (OH) 2 D также локально продуцируется во внепочечных тканях и прямо или косвенно контролирует несколько генов, включая те, которые отвечают за регуляцию клеточной пролиферации и дифференцировки, апоптоза и ангиогенез. 6 1,25 (OH) 2 D также важен для регуляции врожденных и адаптивных иммунных ответов. При производстве в моноцитах и ​​макрофагах 1,25 (OH) 2 D подавляет синтез провоспалительных и аутоиммунных цитокинов и способствует противовоспалительному действию. 25 Кроме того, активация макрофагов микобактериями или липополисахаридом увеличивает выработку 1,25 (OH) 2 D, который стимулирует синтез кателицидина, антимикробного пептида, который усиливает уничтожение микобактерий и других инфекционных агентов. 26,27 Эти нескелетные функции 28 суммированы и обсуждались в недавних обзорах. 6,7,27 В настоящее время считается, что VDD ассоциируется с повышенным риском множественных неблагоприятных последствий для здоровья, включая злокачественные новообразования, сердечно-сосудистые и аутоиммунные заболевания у взрослых, инфекции нижних дыхательных путей и диабет 1 типа у детей, 6 но вмешательство необходимы исследования, чтобы показать влияние добавок витамина D на бремя этих состояний. 13 Пока такие исследования ожидаются, сообщаемая высокая распространенность детского рахита и ДВД у матерей и их младенцев 5 во всем мире является неприемлемой и требует срочных профилактических мер.

    Биологические функции витамина D. Метаболизм 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в 1,25 (OH) 2 D в почках и различных других органах и тканях, а также биологические функции 1, 25 (OH) 2 D. (Воспроизведено из Hollis and Wagner 28 с разрешения журнала Canadian Medical Association Journal.)

    Гомеостаз витамина D во время беременности и кормления грудью

    На ранних сроках беременности 25 (OH) D проникает через плаценту от матери к плоду. Запасы витамина D у плода и младенца при рождении, измеренные по концентрации 25 (OH) D в пуповинной крови, зависят от статуса витамина D у матери. 29 Следовательно, достаточный уровень витамина D у матери обеспечит адекватный статус витамина D при рождении. Во многих исследованиях сообщается, что уровень 25 (OH) D в пуповинной крови поддерживается на уровне 60–85% от материнского значения. 29–33 Следовательно, материнский VDD подвергает плод гиповитаминозу D и предрасполагает младенцев к VDD при рождении.

    Статус витамина D в младенчестве зависит от запасов витамина D при рождении, рациона питания (грудное молоко и смеси), добавок витамина D и воздействия солнечного света. Антирахитическая активность (содержание витамина D) в материнском молоке зависит от потребления витамина D матерью или воздействия УФ-В. 29,34–36 Следовательно, матери с низким статусом или потреблением витамина D будут производить молоко с низкой антирахитической активностью, а их грудные младенцы будут иметь низкий статус витамина D, если они не будут получать витамин D или не будут подвергаться воздействию солнечного света. 29,37,38 Исследование, проведенное в Нидерландах, показало, что даже когда концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови была нормальной при рождении, уровни у детей, находящихся на грудном вскармливании, становились очень низкими в течение 8 недель из-за недостатка витамина D в грудном молоке и ограниченного воздействие солнца. 39 Исследование 35 младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, в Греции показало, что средняя концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови матери через 1 неделю после родов была низкой (32,3 нмоль / л). 40 Последующие средние сывороточные концентрации 25 (OH) D у младенцев оставались низкими, , а именно 25.3 нмоль / л через 1 неделю, 24,5 нмоль / л через 3 месяца и 33,3 нмоль / л через 6 месяцев. 40 Напротив, предыдущие исследования из Новой Зеландии 41 и США 42 продемонстрировали, что, когда статус матери D по витамину D нормален и нет истории ограниченного пребывания на солнце, статус витамина D без добавок, исключительно грудного вскармливания младенцы близки к норме 43 в 1-е 6 мес. жизни. В исследовании Новой Зеландии 41 средние концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови матери при родах, 3 месяца и 6 месяцев составили 86.9 нмоль / л, 60,9 нмоль / л и 64,9 нмоль / л соответственно. Среднее значение 25 (OH) D в сыворотке крови новорожденных при рождении (пуповинная кровь), 3 месяца и 6 месяцев составляло 74,3, 49,5 и 45,9 нмоль / л соответственно. В исследовании, проведенном в США, 42 среднее значение 25 (OH) D в сыворотке крови матери через 2 недели, 4 месяца и 6 месяцев после родов составило 60, 50 и 47,5 нмоль / л, соответственно, а средние концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови в крови без добавок. у младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, через 2 недели, 4 месяца и 6 месяцев после рождения — 50, 42,5 и 47,5 нмоль / л, соответственно; содержание минералов в костях было таким же, как у младенцев, находящихся на грудном вскармливании, которые ежедневно получали 400 МЕ витамина D или находились на искусственном вскармливании.Взятые вместе, эти исследования показывают, что когда запасы витамина D у матери и статус витамина D у младенцев нормальный при рождении, а пребывание на солнце не ограничено, младенцы, находящиеся исключительно на грудном вскармливании, могут поддерживать нормальный статус витамина D, достаточный для поддержания здоровья костей 43 в первый раз. 6 месяцев жизни. Исследования, проведенные в Нигерии и Гамбии, подтверждают эту предпосылку и сообщают, что, когда матери и младенцы подвергаются неограниченному воздействию солнечного света, ДВД редко встречается у младенцев при рождении 44 и в детстве. 45 Однако дефицит кальция также является причиной рахита у детей Нигерии. 46 Достаточные запасы витамина D у матери во время беременности и кормления грудью в сочетании с умеренным пребыванием на солнце после рождения — естественные средства предотвращения ДВД у младенцев. Однако, если уровень витамина D у матери низкий и воздействие солнечного света ограничено, добавление витамина D имеет важное значение для обеспечения достаточного количества витамина D у младенцев. 47

    Функции витамина D

    В утробе матери

    Плод человека накапливает 30 г кальция, в основном в 3-м триместре, 48,49 в результате активного трансплацентарного переноса от матери к плоду.Потребность плода в кальции удовлетворяется за счет увеличения абсорбции и резорбции кальция в кишечнике матери из костей. О роли витамина D в развитии костей плода ведутся серьезные споры. 48,49 Данные в основном из исследований на животных показывают, что кальциевый гомеостаз плода и развитие скелета не связаны со статусом витамина D у матери. 49

    Нет опубликованных рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) по влиянию пренатальных добавок витамина D и статуса витамина D матери во время беременности на развитие скелета плода.Однако обсервационные исследования связывают статус витамина D у матери с развитием костей плода и здоровьем костей у детей. Британское исследование 50 показало, что низкий статус витамина D у матери (сывороточный 25 (OH) D <27 нмоль / л) по сравнению с сывороточным 25 (OH) D> 50 нмоль / л на поздних сроках беременности связан с более низкой костной массой у них. детям от 9 лет. Авторы предположили, что внутриутробный статус витамина D может определять здоровье костей в детстве. Исследование, проведенное в Цинциннати, США, 51 , обнаружило связь между сезоном рождения и массой костей младенца, что указывает на взаимосвязь между здоровьем костей плода и сезонными колебаниями в статусе витамина D у матери.Недавнее исследование 125 беременных финских женщин, участвовавших в поперечном исследовании на сроке 8–10 недель с последующим послеродовым наблюдением, обнаружило связь между статусом витамина D у матери и состоянием костей младенцев после рождения. 52 Минеральное содержание большеберцовой кости после рождения было значительно выше, а площадь поперечного сечения была больше у младенцев, у которых уровень 25 (OH) D в сыворотке матери был выше среднего (54,4 нмоль / л), чем у тех, чья сыворотка матери была ниже медианы (35,6 нмоль / л).Эта значимая взаимосвязь сохранялась после поправки на вес новорожденного при рождении по Z-баллу, рост матери и возраст новорожденного на момент измерения. Различий в минеральной плотности костной ткани не обнаружено.

    В первом исследовании морфологии скелета плода, связанной со статусом витамина D матери, Mahon et al. 53 выполнил трехмерный ультразвуковой анализ беременных женщин с высоким разрешением и показал, что неадекватный статус витамина D (сыворотка 25 (OH) D <50 нмоль / л) связан с увеличением площади поперечного сечения метафиза бедренной кости плода и индексом расширения бедренной кости. на 19 и 34 неделе беременности, при этом длина бедра не изменялась.Эти изменения аналогичны радиологическим данным при рахите. Взятые вместе, обсервационные исследования показывают, что уровень витамина D у матери во время беременности может способствовать развитию костей плода.

    Масштабы и новые последствия дефицита витамина D во всем мире во время беременности и младенчества

    Различные стадии статуса витамина D у взрослых классифицируются в современной литературе как дефицит, недостаточность и достаточность и основываются на показателях физиологических и функциональных результатов. 6 Более конкретно, категоризация основана на отрицательной корреляции уровня 25 (OH) D в сыворотке крови с концентрацией паратиреоидного гормона в сыворотке и положительной корреляции с максимальным всасыванием кальция, оптимальной минеральной плотностью костей и предотвращением переломов у пожилых людей. Используя эту категоризацию, уровень 25 (OH) D> 75 нмоль / л в сыворотке считается достаточным для витамина D. Значения 50–75 нмоль / л считаются недостаточными, а значения <50 нмоль / л - недостаточными. 6,54 На основании этой классификации, согласно оценкам, один миллиард человек во всем мире страдает ДВД или недостаточностью. 6 Однако недавний отчет IOM ставит под сомнение эту категоризацию и считает, что сывороточный 25 (OH) D> 50 нмоль / л удовлетворяет потребности 97,5% населения Северной Америки и что использование текущей классификации в литературе может привести к чрезмерному оценка бремени низкого статуса витамина D. 43 Принято считать, что 25 (OH) D <25 нмоль / л в сыворотке крови связано с повышенным риском рахита и остеомаляции. 13 Принимая во внимание взаимосвязь между статусом витамина D матери и статусом витамина D у ребенка при рождении и в раннем младенчестве, был проведен обзор степени низкого статуса витамина D, измеренного с помощью концентраций 25 (OH) D в сыворотке <25 нмоль / L и <50 нмоль / л при беременности и младенчестве были бы уместны.

    Дефицит витамина D при беременности

    В настоящее время во всем мире имеется много сообщений о высокой распространенности низких концентраций 25 (OH) D в сыворотке крови у беременных женщин, которые увеличивают риск неблагоприятных последствий для здоровья матери и плода (см.). Низкий статус витамина D связан с отсутствием воздействия солнечного света и недостаточным потреблением корректирующих добавок витамина D. 5 Согласно последним отчетам, 50,52,55–66 15–84% беременных женщин во всем мире имеют очень низкий статус витамина D (сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л), который у матерей ассоциируется с повышенный риск остеомаляции.Во многих из этих отчетов 40–98% женщин имеют 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л, что подвергает младенцев воздействию низких запасов витамина D в утробе матери и при рождении, а также риску ДВД и рахита у новорожденных. раннее младенчество. Этот уровень глобального ДВД у беременных вызывает серьезную озабоченность и требует срочного решения в рамках стратегии улучшения здоровья матерей и профилактики ДВД у младенцев.

    Таблица 1

    Недавние исследования дефицита витамина D у женщин во время беременности или родов: международное сравнение.

    9046 5 69

    9029

    Население % Сыворотка 25 (OH) D, нмоль / л


    Автор Раса /
    этническая принадлежность
    Беременность,
    недели
    Сезон <25 <50
    Javaid 50 Великобритания / 2006 596 Кавказский 18 49
    Holmes 55 UK / 2009 99 Кавказский 35 Все 17 75
    Канада Newhook 56 50 Кавказский NR Все 2 42
    Hamilton 57 9030 0

    США / 2010 559 Смешанный 18 Все 15.8 * 48
    Ginde 58 USA / 2010 928 Смешанный NR Все 7 33
    Judkins 5929 Новая Зеландия / 2006 90 Смешанный 13 Все 61 85
    Bowyer 60 Австралия / 2009 971 Смешанный 28 Все Все 48
    Viljakainen 52 Финляндия / 2010 124 Кавказский 8–10 Зима NR 77
    Van der 003

    79 Турецкий 12 Все 84 NR
    Meer 61 Марокканский 12 Все 81 NR
    105 Прочие незападные 12 Все 59
    105 Western 12 Все 8 NR
    Саху 62 Индия / 2009 139 Indian 28 Все 74
    Молла 63 Кувейт / 2005 128 Кувейт Срок Все 41 83
    Бассир 64 9007 Иран / 2001 38–41 Все 80 NR
    Dawodu 65 UAE / 2010 105 Арабский 12 Все 75 98
    Нарчи 66 ОАЭ / 2010 75 Многонациональный 10 Теплый ‡ 7 69

    Дефицит витамина D у младенцев и кормящих матерей

    Принимая во внимание сообщения о высокой распространенности ДВД у беременных, неудивительно, что это также вызывает растущую обеспокоенность как кормящих матерей, так и их младенцев.Исследования статуса витамина D у младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, немногочисленны, а недавние исследования 33,40,67–71 сообщают о высокой распространенности ДВД у матерей и их младенцев (). В недавнем исследовании, проведенном среди преимущественно белого населения в Айове, США, у 70% младенцев, находящихся на грудном вскармливании без добавок, уровень 25 (OH) D в сыворотке крови был <27,5 нмоль / л в возрасте 4 месяцев. 69 Распространенность низкого уровня витамина D составляла 50% летом и 79% зимой. Двадцать (57%) из 35 младенцев, за которыми наблюдали долгосрочное наблюдение, все еще имели ДВД через 6 месяцев.В другом исследовании, проведенном в Цинциннати, США, 18% младенцев в возрасте 1 месяца, вскармливаемых исключительно грудью, имели уровень витамина D <25 нмоль / л; 76% младенцев и 17% их матерей имели 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л. Распространенность сывороточного 25 (OH) D <50 нмоль / л была в пять раз выше у младенцев, рожденных от афроамериканских матерей, чем от белых матерей неиспаноязычного происхождения. 68 Исследование, проведенное в Греции (упомянутое выше), показало, что 27% младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, имели сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л. 40 Сезонные колебания распространенности ДВД были задокументированы во всех трех исследованиях, что подтверждает вклад солнечного света и эндогенного синтеза витамина D в статус витамина D.

    Таблица 2

    Дефицит витамина D у грудных детей и матерей, не получающих дополнительного грудного вскармливания

    00

    Младенцы
    Автор / год Местоположение
    изучено
    Младенцы
    лет
    Сезон Распространенность дефицита
    ,%
    Пороговая концентрация
    для 25 (OH) D
    нмоль / л
    Распространенность дефицита
    ,%
    Пороговое значение
    для концентрации 25 (OH) D
    ,
    нмоль / л
    Challa / 2005 40 Греция (Иоаннина) 66 6 м Все 27 <25 NR NR
    Bhalala / 2007 33 Индия (Мумбаи) 35 3 м NA 51 <37.5 NR NR
    Dawodu / 2003 67 UAE (Al Ain) 78 1–4 м Все 82 <25 61 <25
    Dawodu / 2010 68 США (Цинциннати) 87 1 м Все 18 <25 17 <50
    76 <50
    Ziegler / 2006 69 США (Айова) 35 4 м Все 70 <27.5 NR NR
    Seth / 2009 70 Индия (Нью-Дели) 180 2–24 w Все 43 <25 48 <25
    Wagner / 2010 71 США (SC — Рочестер) 33 1 м Все 72 <50 NR NR

    и

    Исследования из Индии Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) указывают, что сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л имеет эпидемические масштабы у матерей и младенцев. 67,70 В исследовании 180 пар кормящих мать-младенец в Нью-Дели, почти половина младенцев и их матерей имели 25 (OH) D в сыворотке крови <25 нмоль / л. 70 Средний уровень (SD) ПТГ у матерей с сывороткой 25 (OH) D <25 нмоль / л составил 78,7 (65,5) пг / мл по сравнению с 28,6 (13,6) пг / мл у матерей с сывороткой 25 (OH) D ≥25 нмоль / л ( P = 0,001). Существенная отрицательная корреляция была обнаружена между сывороткой 25 (OH) D и щелочной фосфатазой (ЩФ) в сыворотке у младенцев ( r = 0.24, P = 0,001). Полученные данные подтверждают ожидаемую обратную связь между низким уровнем витамина D и уровнями ПТГ и ЩФ.

    В исследовании UAE медиана исходной концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови в среднем возрасте 6 недель составляла 21,5 нмоль / л (IQR 14,8–34,1) у матерей и 11,5 нмоль / л (IQR 6,3–19,8) у их матерей. младенцы. 67 Матери с низкими концентрациями 25 (OH) D в сыворотке (<25 нмоль / л) имели более высокие медианные уровни ПТГ (40,8 пг / мл, IQR 26,8–56,7), чем матери с 25 (OH) D в сыворотке крови> 25 нмоль / л (29.4 пг / мл, IQR 19–39,1) ( P = 0,02). Младенцы с сывороточным 25 (OH) D> 25 нмоль / л также имели более высокие медианные уровни ЩФ (323 МЕ / л, IQR 253–425) по сравнению с детьми с сывороточным 25 (OH) D <25 нмоль / л (260 МЕ / л. , IQR 229–303) ( P = 0,02). Кроме того, у 12 (19%) из 64 младенцев с сывороточным 25 (OH) D <25 нмоль / л ЩФ была выше 75-го перцентиля, по сравнению ни с одним из младенцев с сывороточным 25 (OH) D ≥25 нмоль / л. Эти исследования среди групп населения, подверженных риску очень низкого статуса витамина D, показывают, что большая часть младенцев, не получающих дополнительных добавок и находящихся на грудном вскармливании, имеет биохимические маркеры рахита.Если сохраняется низкий уровень витамина D, повышается риск ИДПТ 9,10 , и у некоторых младенцев позже могут появиться клинические признаки ДВД рахита. Например, недавнее продольное исследование, проведенное в Индии, показало, что 55% младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, имели 25 (OH) D <27,5 нмоль / л в сыворотке крови в возрасте 10 недель, а в возрасте 6 месяцев 43% все еще имели 25 (OH) D в сыворотке крови <27,5. нмоль / л и 16% имели клинические и радиологические доказательства рахита. 72 Знания об исходном статусе витамина D и высокой распространенности ДВД и рахита важны для определения масштабов проблемы общественного здравоохранения, связанной с потребностями в витамине D среди групп высокого риска.

    Последствия высокой распространенности статуса с низким содержанием витамина D при беременности, младенчестве и детстве

    ВДД во время беременности пагубно сказывается на здоровье матери и развивающегося плода. Во многих странах концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови <25 нмоль / л, которая, как известно, связана с повышенным риском остеомаляции, 13 широко сообщается у беременных женщин (). Кроме того, крупные исследования из США 73 и Норвегии 74 связывают низкий уровень потребления витамина D или статус во время беременности с повышенным риском преэклампсии, которая является важной причиной перинатальной заболеваемости и смертности.Поэтому во всем мире требуются срочные меры для предотвращения эпидемий ДВД во время беременности.

    Хотя роль материнского статуса витамина D в развитии скелета плода, как упоминалось ранее, вызвала значительные разногласия, исследования на людях 48,49,51,52 показывают, что ДВД у матери во время беременности связаны с риском снижения внутриутробного развития плода. содержание минералов в костях 52,53 и иногда проявляется рахитом при рождении или в раннем младенчестве в популяциях, в которых часто встречается тяжелая форма ДВД. 75–78

    Тяжелая гипокальциемия с припадками или без них является частым осложнением ДВД в неонатальном периоде или в раннем младенчестве из-за ДВД матери во время беременности в сочетании с недостаточным потреблением витамина D с грудным молоком или добавками. 79,80 Обычно он реагирует на добавку витамина D и кальция. 79,81,82 Это опасное для жизни состояние можно предотвратить, обеспечив адекватный уровень витамина D у матери во время беременности.

    Рахит, конечная стадия ДВД, является проблемой общественного здравоохранения во многих странах и вновь возник в группах меньшинств в промышленно развитых странах из-за недостаточного воздействия солнечного света и отсутствия соответствующих добавок витамина D. 1,2,83,84 VDD также часто встречается у матерей детей с VDD рахитом, что указывает на общий основной фактор риска, вероятно, недостаток солнечного света. 23 Другие серьезные осложнения, такие как кардиомиопатия и сердечная недостаточность, вторичные по отношению к гипокальциемии, могут осложнить тяжелую ДВД. 1,85,86

    Последние данные, в основном основанные на наблюдательных исследованиях, показывают, что низкое потребление витамина D матерью во время беременности и ДЗВ у младенцев при рождении и в раннем детстве связаны с повышенным риском экстраскелетных заболеваний.В исследованиях случай-контроль, проведенных в Эфиопии, 87 Индии, 9 Турции 88 и Бангладеш 10 , было установлено, что субклинические ДВД в детстве и АЛРТ связаны. Другие исследования указывают на обратную зависимость между потреблением витамина D во время беременности и статусом витамина D в пуповинной крови и риском рецидивов хрипов и респираторных инфекций у потомства в первые 5 лет жизни. 11,89 Недавнее рандомизированное контролируемое исследование с участием школьников в Японии показало, что ежедневный прием добавок 1200 МЕ витамина D связан с 42% снижением заболеваемости сезонным гриппом А. 90 В когортном исследовании новорожденных, проведенном в Финляндии, ежедневное потребление 2000 МЕ витамина D в течение 1 года жизни было связано с 80% снижением заболеваемости диабетом 1 типа в течение периода последующего наблюдения в 30 лет.

    аутоиммунное заболевание, такое как диабет 1 типа.

    Стратегии профилактики дефицита витамина D у матерей и их младенцев

    Взаимосвязь между питанием матери с витамином D и питанием с витамином D в утробе матери и у грудных детей проиллюстрирована в. 91 Это могло бы лечь в основу комбинированной стратегии матери и ребенка по профилактике ДВД у младенцев. Стратегия, которую следует начинать во время беременности, основана на принципе непрерывного действия витамина D в течение всей жизни плода, младенчества и детства.Текущие рекомендации по профилактике ДВД у младенцев и детей сосредоточены на добавлении 400 МЕ / день младенцев на искусственном вскармливании и исключительно на грудном вскармливании, потребление витамина D которых, вероятно, будет недостаточным. 47 Ввиду высокой распространенности ДВД при рождении профилактика в младенчестве должна начинаться с обеспечения достаточного количества витамина D у матери во время беременности и кормления грудью. Это снизит внутриутробное воздействие гиповитаминоза D и улучшит статус витамина D при рождении и в раннем младенчестве.

    Взаимосвязь витамина D матери и ребенка во время грудного вскармливания.Дефицит витамина D у матери из-за отсутствия солнечного света и недостаточного потребления витамина D приводит к низким запасам витамина D у ребенка при рождении и поступлению с грудным молоком, что приводит к низкому статусу витамина D у ребенка. Отсутствие добавок витамина D младенцам и пребывание на солнце еще больше снижает статус витамина D у младенцев и приводит к дефициту витамина D и осложнениям, таким как гипокальциемия, рахит и повышенному риску других побочных эффектов, включая инфекции нижних дыхательных путей. (По материалам Dawodu and Tsang 91 .)

    Обеспечение достаточного количества витамина D у беременных и кормящих женщин

    При недостаточном воздействии солнечного света 1,13,18,84 какое количество добавок витамина D необходимо для предотвращения ДВД у матери? В ноябре 2010 года IOM, предполагая минимальное воздействие солнечного света, рекомендовал 600 МЕ / день в качестве рекомендуемой диеты для беременных и кормящих женщин в США и Канаде. 13,43 Считается, что это потребление соответствует концентрации 25 (OH) D в сыворотке не менее 50 нмоль / л в 97.5% населения Северной Америки. Переносимый верхний уровень потребления был установлен на уровне 4000 МЕ / день для взрослых, включая беременных и кормящих женщин. 43 Реакция на добавление витамина D зависит от исходного статуса витамина D 92,93 , и рекомендация основана на исследованиях, в которых исходный уровень витамина D обычно выше 5,71 , чем в группах населения с высокой распространенностью тяжелый ВДД.

    Исследование приема добавок витамина D было недавно проведено с участием 180 женщин многоэтнического происхождения в Великобритании, которые подвергались риску ДВД. 32 Субъекты были рандомизированы на 27 неделе беременности в три группы лечения по 60 субъектов в каждой: (i) однократная пероральная доза 200000 МЕ витамина D, (ii) ежедневный прием 800 МЕ витамина D и (iii) отсутствие лечение. В группе ежедневного приема 800 МЕ средняя концентрация 25 (OH) D на 27 неделе беременности составляла 26 нмоль / л (IQR 20–37), а сывороточный 25 (OH) D был <25 нмоль / л у 27 (45%). После приема 800 МЕ / день в период с 27 недель до родов средняя концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови при родах повысилась до 42 нмоль / л (IQR 31–76), но в 7 из 60 (12%) она оставалась на уровне < 25 нмоль / л. 32 Только 30% женщин, получавших 800 МЕ в день, достигли уровня 25 (OH) D> 50 нмоль / л в сыворотке. В более раннем исследовании в Великобритании 80 беременных женщин из групп этнических меньшинств, у которых уровень 25 (OH) D в сыворотке крови был <20 нмоль / л, начали прием витамина D при первом дородовом посещении. Концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови увеличилась с 14,4 нмоль / л при первом дородовом посещении до 28,5 нмоль / л при родах с добавлением 800–1600 МЕ витамина D / день. 94 Двадцать три (40%) из 58 матерей, протестированных при родах, все еще имели уровень 25 (OH) D в сыворотке крови <20 нмоль / л.Таким образом, кажется, что 800–1600 МЕ витамина D в день недостаточно для предотвращения ДВД в этих группах высокого риска.

    Исследование приема добавок витамина D было проведено у 90 здоровых кормящих и 88 нерожавших женщин в ОАЭ, где ДВД из-за отсутствия солнечного света является обычным явлением. 95 В исследовании сравнивалась эффективность 2000 МЕ / день витамина D 2 и 60 000 МЕ / месяц витамина D 2 у женщин с дефицитом витамина D. Витамин D 2 был назначен, потому что это был единственный доступный пероральный витамин D в высоких дозах.Средняя (SD) исходная концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови у кормящих женщин составляла 27,3 (10,4) нмоль / л. Все имели уровни 25 (OH) D в сыворотке <50 нмоль / л и 33% имели уровни 25 (OH) D в сыворотке <20 нмоль / л. После 3 месяцев приема добавок средние (SD) концентрации 25 (OH) D в сыворотке в группе, получавшей 2000 МЕ / день, увеличились до 42,2 (13,9) нмоль / л. Только 35% кормящих женщин достигли уровня 25 (OH) D в сыворотке крови> 50 нмоль / л, что считается приемлемым в IOM 43 , но не в некоторых других группах. 6,54 Очевидно, что количество добавок витамина D, необходимое для предотвращения ДВД у беременных и кормящих женщин в группах населения с высокой распространенностью дефицита витамина D, неизвестно и требует исследования с использованием более высоких доз витамина D 3 , чем в настоящее время рекомендовано МОМ. 43

    Некоторые выступают за ежедневное потребление взрослыми ≥1000 МЕ витамина D для достижения оптимального статуса витамина D, связанного с улучшением МПК и снижением риска переломов и колоректального рака. 6,54 Критический обзор опубликованных исследований показывает, что дополнительный прием 100 МЕ / день повысит концентрацию 25 (OH) D в сыворотке крови на 1-2 нмоль / л. 13,96,97 Таким образом, в популяции со средней исходной концентрацией 25 (OH) D примерно 25 нмоль / л ежедневное потребление витамина D 3 в дозе 1250–2500 МЕ может увеличить запасы в организме и достичь средней концентрации 25 (OH) D в сыворотке 50 нмоль / л для предотвращения ДВД.В группах высокого риска, в которых преобладает тяжелая форма ДЗ и не может быть обеспечено адекватное воздействие солнечного света, во время беременности и кормления грудью вполне может потребоваться доза не менее 2000 МЕ / день для предотвращения ДВД у матери и улучшения статуса витамина D у плода и ребенка. .

    Улучшение статуса витамина D у грудных детей

    Существует положительная корреляция между потреблением витамина D матерью, статусом витамина D и антирахитической активностью витамина D в грудном молоке, что отражает потребление витамина D младенцами, вскармливаемыми грудью без добавок. 29,34,36 Когда содержание витамина D в грудном молоке низкое, статус витамина D коррелирует с воздействием солнечного света в детстве. 38,99 Ввиду рекомендации ограничить воздействие прямых солнечных лучей на младенцев в возрасте <6 месяцев 22 и высокой распространенности ДЗВ у кормящих женщин, для предотвращения кормления матерей и их детей, находящихся на исключительно грудном вскармливании, необходимо принимать добавки витамина D. VDD. Американская академия педиатрии в настоящее время рекомендует минимум 400 МЕ витамина D в день для всех младенцев, находящихся на грудном вскармливании, и для младенцев, не находящихся на грудном вскармливании, которые потребляют менее 1 литра обогащенной смеси в день. 47 В Великобритании всем грудным младенцам рекомендуется принимать 400 МЕ витамина D в день. 100 Последний отчет МОМ рекомендует 400 МЕ / день для младенцев младше 1 года и 600 МЕ / день для детей в возрасте от 1 до 8 лет. 13 В группах риска очень низкого исходного статуса витамина D неизвестно, смогут ли такие дозы достичь уровня 25 (OH) D в сыворотке 50 нмоль / л у большинства младенцев, находящихся на грудном вскармливании.

    В исследовании влияния комбинированного приема витамина D матери и ребенка на статус витамина D у детей, вскармливаемых исключительно грудью в ОАЭ, 90 здоровым кормящим матерям случайным образом были распределены по 2000 МЕ / день или 60000 МЕ / месяц витамина D 2 и все их дети получали 400 МЕ витамина D в день 2 в течение 3 месяцев. 37 У 45 матерей, которым ежедневно назначали 2000 МЕ витамина D, средняя (SD) исходная концентрация 25 (OH) D в сыворотке в среднем (SD) постнатальном возрасте 19 дней составляла 27,3 (10,4) нмоль / л у матерей и 13,1 нмоль / л. (7.3) нмоль / л у их младенцев. Через 19 дней после родов 89% матерей и 98% младенцев считались дефицитными по витамину D, что определялось концентрацией 25 (OH) D в сыворотке крови <37,5 нмоль / л. После 3 месяцев комбинированного приема добавок для матери и ребенка средний (SD) уровень 25 (OH) D в сыворотке у 22 детей, завершивших 3-месячное исследование, составил 49.6 (18,5) нмоль / л. Несмотря на существенное повышение уровня 25 (OH) D в сыворотке, у 23% сывороточный 25 (OH) D все еще был <37,5 нмоль / л. Основываясь на рекомендациях IOM для низкого статуса витамина D, у 50% младенцев уровень 25 (OH) D в сыворотке был <50 нмоль / л. Таким образом, доза 400 МЕ витамина D 2 для младенцев в сочетании с ежедневными добавками для матери в 2000 МЕ была недостаточна для повышения уровня 25 (OH) D в сыворотке крови до 50 нмоль / л у большинства младенцев. Напротив, в североамериканском исследовании младенцев, находящихся на исключительно грудном вскармливании, 400 МЕ витамина D 3 в день было достаточно, чтобы поднять средний уровень 25 (OH) D в сыворотке с 40.0 (23,3) в возрасте 1 месяца до 109,0 (35,3) нмоль / л в 4 месяца, и только 5% имели 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л после 3 месяцев приема добавок. 71 В тех случаях, когда ДВД широко распространен из-за низкого статуса витамина D у матери и недостаточного воздействия солнечного света на младенцев, может потребоваться добавка 600-800 МЕ / день витамина D 3 для грудных детей и 2000 МЕ / день для их матерей. подходящее. 98

    Добавки для матери только для предотвращения дефицита витамина D у кормящих матерей и их младенцев

    Исследования в 1980-х годах показали, что добавление кормящим матерям 2000 МЕ / день витамина D оказало существенное влияние на статус витамина D при грудном вскармливании. младенцы, измеренные по уровням 25 (OH) D в сыворотке. 101 Два недавних небольших пилотных исследования приема высоких доз витамина D у кормящих матерей, которым давали 2000 и 4000 МЕ / день витамина D 2 , продемонстрировали, что средняя (SD) антирахитическая активность молока в течение 3 месяцев лечения увеличилась с 35,5 (3,5) до 69,7 (3,0) МЕ / л в группе 2000 МЕ, в то время как антирахитическая активность молока в группе 4000 МЕ / день увеличилась с 40,4 (3,7) до 134,6 (48,3) МЕ / л. Средний (SD) уровень 25 (OH) D в детской сыворотке увеличился с 19,8 (2,8) до 69,5 (7.3) нмоль / л в группе 2000 г. и от 33,5 (8,3) до 77,0 (12,5) нмоль / л в группе 4000. 102 В другом исследовании той же группы добавление матерям 6400 МЕ / день витамина D 3 в течение 6 месяцев увеличивало среднюю антирахитическую активность в грудном молоке с 82 до 873 МЕ / л; сывороточные концентрации 25 (OH) D у младенцев (32,5–115 нмоль / л) были аналогичны таковым (35–108 нмоль / л) у младенцев, получавших 300 МЕ / день витамина D 3 . 103 Соотношение кальция и креатинина в сыворотке и моче оставалось в пределах нормы для матерей и младенцев в течение периода исследования.Следовательно, концентрация витамина D в грудном молоке может быть повышена до адекватного уровня путем приема высоких доз витамина D. Однако такие высокие дозы должны быть подтверждены и продемонстрированы как безопасные в исследованиях с более крупными выборками и в различных географических регионах. Если будет доказано, что добавление материнских добавок является безопасным и эффективным методом предотвращения ДВД, это позволит достичь двойного эффекта по предотвращению ДВД у матерей и их грудных младенцев. Это также поддержит мнение о том, что обеспечение адекватного питания матери витамином D обеспечивает адекватное количество витамина D для ее грудного ребенка, и будет бороться с представлением о том, что в грудном молоке недостаточно витамина D.

    Заключение

    ВДД у матерей и их младенцев, по-видимому, представляет собой серьезную проблему общественного здравоохранения с потенциально серьезными неблагоприятными последствиями для здоровья во всем мире. Стратегия профилактики должна обеспечивать достаточность витамина D у женщин во время беременности и кормления грудью. Если материнские добавки безопасны и эффективны для предотвращения ДВД у кормящих матерей и их младенцев, это будет шагом вперед. Области для будущих исследований включают РКИ для определения (i) оптимальной потребности в витамине D у женщин и грудных детей в группах высокого риска, для которых нельзя гарантировать адекватное воздействие солнечного света; (ii) улучшит ли обеспечение достаточного количества витамина D развитие скелета плода и снизит гипертензию, вызванную беременностью; и (iii) влияние добавок витамина D на другие не-скелетные состояния, такие как респираторные инфекции, хрипы и диабет 1 типа, связанные с низким содержанием витамина D у матерей и младенцев. 13

    Благодарности

    Эта работа частично поддержана грантами фонда Thrasher Research (Dawodu A and Wagner CL) и Национального института здравоохранения R01HD043921 и R01HD047511 и NIH / NCRR UL1 RR029882 (Wagner CL).

    Справочные документы

    2. Thacher TD, Fischer PR, Strand MA, Pettifor JM. Пищевой рахит в мире: причины и направления на будущее. Ann Trop Paediatr. 2006; 26: 1–16. [PubMed] [Google Scholar] 3. Лазол Дж. П., Чакан Н., Камат Д.Обзор 10-летнего случая пищевого рахита в Детской больнице штата Мичиган. Clin Pediatr. 2008. 47: 379–384. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ахмед С.Ф., Фрэйни С., МакДевитт Х. и др. Последние тенденции и клинические особенности дефицита витамина D у детей, поступающие в детскую больницу в Глазго. [DOI: 10.1136 / adc.2009.173195]; Arch Dis Child. 2010 [PubMed] [Google Scholar] 8. Mulligan ML, Felton SK, Riek AE, Bernal-Mizrachi C. Последствия дефицита витамина D при беременности и кормлении грудью. Am J Obstet Gynecol.2009; 202: e1 – e9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Wayse V, Yousafzai A, Mogale K, Filteau S. Связь субклинического дефицита витамина D с тяжелой острой инфекцией нижних дыхательных путей у индийских детей в возрасте до 5 лет. Eur J Clin Nutr. 2004. 58: 563–567. [PubMed] [Google Scholar] 10. Roth DE, Shah R, Black RE, Baqui AH. Статус витамина D и острая инфекция нижних дыхательных путей в раннем детстве в Силхете, Бангладеш. Acta Paediatr. 2010. 99: 389–393. [PubMed] [Google Scholar] 11. Камарго К.А., мл., Ингхэм Т., Викенс К. и др.Уровни 25-гидроксивитамина D в пуповинной крови и риск респираторных инфекций, хрипов и астмы. Педиатрия. 2011; 127: e180 – e187. [PubMed] [Google Scholar] 12. Hypponen E, Laara E, Reunanen A, Jarvelin MR, Virtanen SM. Потребление витамина D и риск диабета 1 типа: когортное исследование при рождении. Ланцет. 2001; 358: 1500–1503. [PubMed] [Google Scholar] 13. Институт медицины. Рекомендуемая диета для кальция и витамина D. Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press; 2011. [Google Scholar] 14. Holick MF.Витамин D: важность для профилактики рака, диабета 1 типа, болезней сердца и остеопороза. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 362–371. [PubMed] [Google Scholar] 15. Holick MF. Лекция премии Макколлума, 1994. Витамин D — новые горизонты 21 века. Am J Clin Nutr. 1994; 60: 619–630. [PubMed] [Google Scholar] 16. Holick MF. Солнечный свет и витамин D для здоровья костей и профилактики аутоиммунных заболеваний, рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (доп.): 1678S – 1688S. [PubMed] [Google Scholar] 17.Мацуока Л. Ю., Вортсман Дж., Хаддад Дж. Г., Колм П., Холлис Б. В.. Расовая пигментация и кожный синтез витамина D. Arch Dermatol. 1991; 127: 536–538. [PubMed] [Google Scholar] 18. Даводу А., Абсуд Дж., Патель М. и др. Биосоциальные факторы, влияющие на статус витамина D у женщин детородного возраста в Объединенных Арабских Эмиратах. J Biosoc Sci. 1998. 30: 431–437. [PubMed] [Google Scholar] 19. Gannage-Yared MH, Chemali R, Yaacoub N, Halaby G. Гиповитаминоз D в солнечной стране: отношение к образу жизни и маркеры костей.J Bone Min Res. 2000; 15: 1856–1862. [PubMed] [Google Scholar] 20. Alagol F, Shihadeh Y, Boztepe H, et al. Воздействие солнечного света и дефицит витамина D у турецких женщин. J Endocrinol Invest. 2000. 23: 173–177. [PubMed] [Google Scholar] 21. Агентство по охране окружающей среды США. Вашингтон, округ Колумбия: EPA; 1989. Отчет Конгрессу о качестве воздуха в помещениях, Том II: Оценка и контроль загрязнения воздуха в помещениях. Отчет № 400-1-89-001С. [Google Scholar] 22. Американская академия педиатрии, Комитет по гигиене окружающей среды.Ультрафиолет: опасность для детей. Педиатрия. 1999. 104 (2 ч. 1): 328–333. [PubMed] [Google Scholar] 23. Даводу А., Агарвал М., Шанкаранкутти М., Харди Д., Кочийил Дж., Бадринатх П. Более высокая распространенность дефицита витамина D у матерей рахитических детей, чем у нерахитических детей. J Pediatr. 2005. 147: 109–111. [PubMed] [Google Scholar] 24. DeLuca HF. Обзор общих физиологических свойств и функций витамина D. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (6 доп.): 1689С – 1696С. [PubMed] [Google Scholar] 25. Chen S, Sims GP, Chen XX, Gu YY, Chen S, Lipsky PE.Модулирующие эффекты 1,25-дигидроксивитамина D3 на дифференцировку В-клеток человека. J Immunol. 2007; 179: 1634–1647. [PubMed] [Google Scholar] 26. Лю П.Т., Стенгер С., Ли Х и др. Запуск Toll-подобным рецептором антимикробного ответа человека, опосредованного витамином D. Наука. 2006; 311: 1770–1773. [PubMed] [Google Scholar] 29. Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Оценка диетической потребности в витамине D во время беременности и кормления грудью. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 717–726. [PubMed] [Google Scholar] 30. Боднар Л.М., Симхан Н.Н., Пауэрс Р.В., Франк М.П., ​​Куперштейн Э., Робертс Дж.Высокая распространенность недостаточности витамина D у чернокожих и белых беременных женщин, проживающих на севере США, и их новорожденных. J Nutr. 2007. 137: 447–452. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Сачан А., Гупта Р., Дас В., Агарвал А., Авасти П. К., Бхатия В. Высокая распространенность дефицита витамина D среди беременных женщин и их новорожденных в северной Индии. Am J Clin Nutr. 2005. 81: 1060–1064. [PubMed] [Google Scholar] 32. Ю. СК, Сайкс Л., Сетхи М., Теох Т.Г., Робинсон С. Дефицит витамина D и добавки во время беременности.Clin Endocrinol. 2009. 70: 685–690. [PubMed] [Google Scholar] 33. Бхалала У, Десаи М., Парех П., Мокал Р., Чхеда Б. Субклинический гиповитаминоз D среди младенцев, находящихся на исключительно грудном вскармливании. Indian Pediatr. 2007; 44: 897–901. [PubMed] [Google Scholar] 34. Грир FR, Холлис Б.В., Cripps DJ, Цанг RC. Влияние ультрафиолетового излучения матери B на содержание витамина D в материнском молоке. J Pediatr. 1984; 105: 431–433. [PubMed] [Google Scholar] 35. Холлис Б.В., Роос Б.А., Дрейпер Х.Х., Ламберт П.В. Витамин D и его метаболиты в грудном и коровьем молоке.J Nutr. 1981; 111: 1240–1248. [PubMed] [Google Scholar] 36. Шпекер Б.Л., Цанг Р.С., Холлис Б.В. Влияние расы и диеты на витамин D грудного молока и 25-гидроксивитамин D. Am J Dis Child. 1985; 139: 1134–1137. [PubMed] [Google Scholar] 37. Саади Х.Ф., Даводу А., Афанди Б. и др. Влияние комбинированного приема витамина D матери и ребенка на статус витамина D у детей, вскармливаемых исключительно грудью. Matern Child Nutr. 2009; 5: 25–32. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Hillman LS. Достаточность минералов и витамина D у младенцев, которых кормили грудным молоком или смесью в возрасте от 6 до 12 месяцев.J Pediatr. 1990; 117 (2 пт 2): S134 – S142. [PubMed] [Google Scholar] 39. Hoogenboezem T, Degenhart HJ, de Muinck Keizer-Schrama SM, et al. Метаболизм витамина D у грудных детей и их матерей. Pediatr Res. 1989; 25: 623–628. [PubMed] [Google Scholar] 40. Чалла А., Нтурнтуфи А., Холевас В., Битсори М., Галанакис Э, Андронику С. Грудное вскармливание и статус витамина D в Греции в течение первых 6 месяцев жизни. Eur J Pediatr. 2005. 164: 724–729. [PubMed] [Google Scholar] 42. Чан GM, Робертс CC, Фолланд Д., Джексон Р.Рост и минерализация костей у здоровых младенцев, находящихся на грудном вскармливании, и влияние лактации на минеральный статус костей матери. Ан J Clin Nutr. 1982; 36: 438–443. [PubMed] [Google Scholar] 43. Росс А.С., Мэнсон Дж. Э., Абрамс С. А. и др. Отчет Института медицины о рекомендуемом потреблении кальция и витамина D с пищей за 2011 год: что необходимо знать клиницистам. J Clin Endocrinol Metab. 2011; 96: 53–58. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Оконофуа Ф, Хоулдер С., Белл Дж., Дандона П. Питание витамином D у доношенных беременных нигерийских женщин и их новорожденных.J Clin Pathol. 1986; 39: 650–653. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Прентис А. Дефицит витамина D: глобальная перспектива. Nutr Rev.2008; 66 (10) приложение 2: S153 – S164. [PubMed] [Google Scholar] 46. Оконофуа Ф, Джилл Д.С., Алаби З.О., Томас М., Белл Дж.Л., Дандона П. Рахит у нигерийских детей: следствие недостаточности питания кальцием. Обмен веществ. 1991; 40: 209–213. [PubMed] [Google Scholar] 47. Вагнер CL, Грир Фр. Профилактика рахита и дефицита витамина D у младенцев, детей и подростков.Педиатрия. 2008; 122: 1142–1152. [PubMed] [Google Scholar] 48. Abrams SA. Внутриутробная физиология: роль кальция, фосфора и витамина D в доставке питательных веществ и развитии плода. Am J Clin Nutr. 2007; 85: 604S – 607S. [PubMed] [Google Scholar] 49. Ковач CS. Витамин D при беременности и кормлении грудью: результаты исследований на людях и животных для матери, плода и новорожденного. Am J Clin Nutr. 2008; 88: 520S – 528S. [PubMed] [Google Scholar] 50. Javaid MK, Crozier SR, Harvey NC и др. Материнский статус витамина D во время беременности и масса кости в детстве в возрасте 9 лет: продольное исследование.Ланцет. 2006; 367: 36–43. [PubMed] [Google Scholar] 51. Намгунг Р., Цанг Р. Кость у беременной матери и новорожденного при рождении. Clin Chim Acta. 2003; 333: 1–11. [PubMed] [Google Scholar] 52. Вильякайнен Х.Т., Саарнио Э., Хитинантти Т. и др. Статус витамина D у матери определяет параметры костной ткани новорожденного. J Clin Endocrinol Metab. 2010; 95: 1749–1757. [PubMed] [Google Scholar] 53. Махон П., Харви Н., Крозье С. и др. Низкий уровень витамина D у матери и развитие костей плода: когортное исследование. J Bone Min Res. 2010; 25: 14–19.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Bischoff-Ferrari HA, Giovannucci E, Willett WC, Dietrich T., Dawson-Hughes B. Оценка оптимальных концентраций 25-гидроксивитамина D в сыворотке для различных исходов для здоровья. Am J Clin Nutr. 2006; 84: 18–28. [PubMed] [Google Scholar] 55. Холмс В.А., Барнс М.С., Александр HD, Макфол П., Уоллес Дж. М.. Дефицит витамина D и недостаточность у беременных: продольное исследование. Br J Nutr. 2009. 102: 876–881. [PubMed] [Google Scholar] 56. Ньюхук Л.А., Слока С., Грант М., Рэнделл Э., Ковач С.С., Твеллс Л.К.Недостаточность витамина D часто встречается у новорожденных, детей и беременных женщин, живущих в Ньюфаундленде и Лабрадоре, Канада. Matern Child Nutr. 2009; 5: 186–191. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 57. Гамильтон С.А., Макнил Р., Холлис Б.В. и др. Глубокий дефицит витамина D у разнообразной группы женщин во время беременности, живущих в солнечной среде на 32 градусе северной широты. Int J Endocrinol. 2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Ginde AA, Sullivan AF, Mansbach JM, Camargo CA., Jr. Недостаточность витамина D у беременных и небеременных женщин детородного возраста в Соединенных Штатах.Am J Obstet Gynecol. 2010; 202: e1 – e8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Judkins A, Eagleton C. Дефицит витамина D у беременных женщин Новой Зеландии. NZ Med J. 2006; 119: 1–6. [PubMed] [Google Scholar] 60. Бойер Л, Кэтлинг-Пол С, Даймонд Т, Гомер С, Дэвис Дж, Крейг МЭ. Уровни витамина D, ПТГ и кальция у беременных женщин и их новорожденных. Clin Endocrinol. 2009. 70: 372–377. [PubMed] [Google Scholar] 61. ван дер Меер И.М., Карамали Н.С., Боке А.Дж. и др. Высокая распространенность дефицита витамина D у беременных женщин незападного происхождения в Гааге, Нидерланды.Am J Clin Nutr. 2006. 84: 350–353. [PubMed] [Google Scholar] 62. Саху М., Бхатия В., Аггарвал А. и др. Дефицит витамина D у сельских девушек и беременных женщин, несмотря на обильное солнце в северной Индии. Clin Endocrinol. 2009. 70: 680–684. [PubMed] [Google Scholar] 63. Молла А.М., Аль-Бадави М., Хаммуд М.С. и др. Статус витамина D у матерей и их новорожденных в Кувейте. Pediatr Int. 2005; 47: 649–652. [PubMed] [Google Scholar] 64. Bassir M, Laborie S, Lapillonne A, Claris O, Chappuis MC, Salle BL. Дефицит витамина D у иранских матерей и их новорожденных: пилотное исследование.Acta Paediatr. 2001; 90: 577–579. [PubMed] [Google Scholar] 65. Даводу А., Саади Х.Ф., Бакдаче Г., Алтай М, Холлис Б.В. Чрезвычайно высокая распространенность и отсутствие сезонных колебаний дефицита витамина D у беременных арабских женщин. Ежегодное собрание педиатрических академических обществ; 1–4 мая 2010 г .; Ванкувер. 2010. с. 1451. E-PAS. [Google Scholar] 66. Нарчи Х., Кочийил Дж., Зайед Р., Абдулраззак В., Агарвал М. Материнский статус витамина D во время и после беременности. J Obstet Gynecol. 2010. 30: 137–142. [PubMed] [Google Scholar] 67.Даводу А., Агарвал М., Хоссейн М., Кочийил Дж., Зайед Р. Гиповитаминоз D и дефицит витамина D у детей, находящихся исключительно на грудном вскармливании, и их матерей летом: обоснование добавления витамина D грудным младенцам. J Pediatr. 2003. 142: 169–173. [PubMed] [Google Scholar] 68. Даводу А., Залла Л., Ву Дж., Херберс П., Хьюби Дж., Морроу А. Дефицит витамина D у кормящих матерей и их младенцев. Ежегодное собрание педиатрических академических обществ; 1–4 мая 2010 г .; Ванкувер. 2010. с. 1355.E-PAS. [Google Scholar] 69. Зиглер Е.Е., Холлис Б.В., Нельсон С.Е., Джетер Дж.М. Дефицит витамина D у младенцев на грудном вскармливании в Айове. Педиатрия. 2006. 118: 603–610. [PubMed] [Google Scholar] 70. Сет А., Марваха Р.К., Сингла Б. и др. Статус питания, связанного с витамином D, у младенцев и их матерей, вскармливаемых исключительно грудью. J Pediatr Endocrinol Metab. 2009. 22: 241–246. [PubMed] [Google Scholar] 71. Wagner CL, Howard C, Hulsey TC и др. Уровни циркуляции 25-гидроксивитамина D у полностью вскармливаемых грудью младенцев, получающих пероральные добавки витамина D.Int J Endocrinol. 2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 72. Агарвал Н., Фариди М.М., Аггарвал А., Сингх О. Статус витамина D у доношенных детей, вскармливаемых исключительно грудью, и их матерей из Индии. Acta Paediatr. 2010; 99: 1671–1674. [PubMed] [Google Scholar] 73. Боднар Л.М., Чатов Дж. М., Симхан Н. Н., Холик М. Ф., Пауэрс Р. В., Робертс Дж. М.. Дефицит витамина D у матери увеличивает риск преэклампсии. J Clin Endocrinol Metab. 2007. 92: 3517–3522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 74. Haugen M, Brantsaeter AL, Trogstad L и др.Добавки витамина D и снижение риска преэклампсии у нерожавших женщин. Эпидемиология. 2009. 20: 720–726. [PubMed] [Google Scholar] 75. Анатолиотаки М., Цилимигаки А., Цекоура Т., Шинаки А., Стефанаки С., Николайду П. Врожденный рахит из-за дефицита витамина D у матери на солнечном острове Греции. Acta Paediatr. 2003. 92: 389–391. [PubMed] [Google Scholar] 76. Майегун С.О., Малек А.Х., Девараджан Л.В., Дахния М.Х. Тяжелый врожденный рахит, вторичный по отношению к материнскому гиповитаминозу D: описание случая.Ann Trop Paediatr. 2002; 22: 191–195. [PubMed] [Google Scholar] 77. Мохапатра А., Шанкаранараянан К., Кадам С.С., Биной ​​С., Канбур В.А., Мондкар Дж. Врожденный рахит. J Trop Pediatr. 2003. 49: 126–127. [PubMed] [Google Scholar] 80. Мисра М., Пакауд Д., Петрик А., Коллетт-Сольберг П.Ф., Каппи М. Дефицит витамина D у детей и его лечение: обзор текущих знаний и рекомендаций. Педиатрия. 2008. 122: 398–417. [PubMed] [Google Scholar] 81. Камаду Л., Тибботт Р., Исаза Ф. Материнский дефицит витамина D, связанный с неонатальными гипокальциемическими судорогами.Нутр Дж. 2007; 6: 23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 82. Teaema FH, Al Ansari K. Девятнадцать случаев симптоматической неонатальной гипокальциемии, вторичной по отношению к дефициту витамина D: двухлетнее исследование. J Trop Pediatr. 2010; 56: 108–110. [PubMed] [Google Scholar] 83. Молла А.М., Бадави М.Х., аль-Яиш С., Шарма П., Эль-Салам Р.С., Молла А.М. Факторы риска пищевого рахита у детей в Кувейте. Pediatr Int. 2000. 42: 280–284. [PubMed] [Google Scholar] 85. Чесней RW. Недостаток витамина D и рахит. Rev Endocr Metab Disord.2001; 2: 145–151. [PubMed] [Google Scholar] 86. Дэвис Дж. Х., Шоу Нью-Джерси. Предотвратить, но нет стратегии: дефицит витамина D в Великобритании. Arch Dis Child [PubMed] [Google Scholar] 87. Muhe L, Lulseged S, Mason KE, Simoes EA. Исследование «случай-контроль» роли пищевого рахита в риске развития пневмонии у эфиопских детей. Ланцет. 1997; 349: 1801–1804. [PubMed] [Google Scholar] 88. Каратекин Г., Кая А., Салихоглу О., Балчи Х., Нухоглу А. Ассоциация субклинического дефицита витамина D у новорожденных с острой инфекцией нижних дыхательных путей и их матерей.Eur J Clin Nutr. 2009; 63: 473–477. [PubMed] [Google Scholar] 89. Камарго К.А., мл., Рифас-Шиман С.Л., Литонжуа А.А. и др. Потребление матерью витамина D во время беременности и риск рецидивов хрипов у детей в возрасте 3 лет. Am J Clin Nutr. 2007. 85: 788–795. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 90. Urashima M, Segawa T., Okazaki M, Kurihara M, Wada Y, Ida H. Рандомизированное испытание добавок витамина D для предотвращения сезонного гриппа A у школьников. Am J Clin Nutr. 2010. 91: 1255–1260. [PubMed] [Google Scholar] 91.Даводу А., Цанг Р. Рахит, лишенный солнечного света: проблема здоровья матери и ребенка. Педиатр Ближнего Востока. 2005; 10: 102–104. [Google Scholar] 92. Баргер-Люкс MJ, Хини Р.П., Доуэлл С., Чен Т.С., Холик М.Ф. Витамин D и его основные метаболиты: уровни сыворотки после постепенного перорального приема у здоровых мужчин. Остеопороз Int. 1998. 8: 222–230. [PubMed] [Google Scholar] 93. Чунг М., Балк Э.М., Брендель М. и др. Витамин D и кальций: систематический обзор результатов для здоровья. Evid Rep Technol Assess (Full Rep) 2009; 183: 1–420.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 94. Датта С., Альфахам М., Дэвис Д.П. и др. Дефицит витамина D у беременных из неевропейских этнических меньшинств — интервенционное исследование. BJOG. 2002; 109: 905–908. [PubMed] [Google Scholar] 95. Саади Х.Ф., Даводу А., Афанди Б.О., Зайед Р., Бенедикт С., Нагелькерке Н. Эффективность ежедневных и ежемесячных высоких доз кальциферола у первородящих и кормящих женщин с дефицитом витамина D. Am J Clin Nutr. 2007. 85: 1565–1571. [PubMed] [Google Scholar] 96. Крэнни А., Хорсли Т., О’Доннелл С. и др.Эффективность и безопасность витамина D в отношении здоровья костей. Evid Rep Technol Assess (Полный отчет) 2007; 158: 1–235. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 97. Cranney A, Weiler HA, O’Donnell S, Puil L. Резюме научно обоснованного обзора эффективности и безопасности витамина D в отношении здоровья костей. Am J Clin Nutr. 2008; 88: 513S – 519S. [PubMed] [Google Scholar] 98. Канадское педиатрическое общество. Добавки витамина D: рекомендации для канадских матерей и младенцев. Педиатр детского здоровья. 2007; 12: 583–598.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 99. Шпекер Б.Л., Валанис Б., Херцберг В., Эдвардс Н., Цанг Р.С. Воздействие солнечного света и концентрация 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови у младенцев, находящихся исключительно на грудном вскармливании. J Pediatr. 1985; 107: 372–376. [PubMed] [Google Scholar] 100. Hypponen E, Boucher BJ. Предотвращение дефицита витамина D во время беременности в Соединенном Королевстве: аргументы в пользу единого подхода в национальной политике. Br J Nutr. 2010. 104: 309–314. [PubMed] [Google Scholar] 101. Ала-Хоухала М., Коскинен Т., Терхо А., Койвула Т., Висакорпи Дж.Материнские по сравнению с добавками витамина D младенцам. Arch Dis Child. 1986; 61: 1159–1163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 102. Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Потребности в витамине D во время лактации: высокие дозы добавок для матери в качестве терапии для предотвращения гиповитаминоза D как для матери, так и для грудного ребенка. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (6 доп.): 1752S – 1758S. [PubMed] [Google Scholar] 103. Вагнер К.Л., Халси Т.К., Фаннинг Д., Эбелинг М., Холлис Б.В. Прием высоких доз витамина D3 в когорте кормящих матерей и их младенцев: пилотное исследование через 6 месяцев.Breastfeed Med. 2006; 1: 59–70. [PubMed] [Google Scholar]

    Профилактика дефицита витамина D у матерей и младенцев во всем мире — изменение парадигмы

    Paediatr Int Child Health. Авторская рукопись; доступно в PMC 2015, 10 июля.

    Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

    PMCID: PMC4498664

    NIHMSID: NIHMS704683

    A. Dawodu

    1 Global Health Center, Детский медицинский центр Университета Цинциннати Цинциннати, Чарльстон, США

    C.Л. Вагнер

    2 Отделение педиатрии, Отделение неонатологии, Медицинский университет Южной Каролины, Чарльстон, США

    1 Глобальный центр здоровья, Медицинский центр детской больницы Цинциннати и Университет Цинциннати, Чарльстон, США

    2 Отделение педиатрии, Отделение неонатологии, Медицинский университет Южной Каролины, Чарльстон, США

    Для корреспонденции: Доктору Адекунле Даводу, Медицинский центр детской больницы Цинциннати, 3333 Бернет-авеню, MLC 2048, Цинциннати, Огайо 45229, США.Факс: +513 636 8055. [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Дефицит витамина D у матерей и младенцев является глобальным нарушением здоровья, несмотря на признание того, что его можно предотвратить. Последние данные подтверждают теорию о том, что дефицит витамина D у взрослых и детей может увеличить риск инфекций и аутоиммунных заболеваний. В большинстве случаев дефицит витамина D вызван недостатком солнечного света и недостаточным корректирующим потреблением витамина D.Существует сильная взаимосвязь витамина D между матерью и младенцем, которая влияет на статус витамина D как в утробе , так и в младенчестве. Признание того, что дефицит витамина D является глобальной проблемой здоровья матери и ребенка, является основой для изменения стратегий общественного здравоохранения с целью уменьшения бремени болезней и улучшения питания матери и ребенка витамином D. В этом обзоре представлена ​​обновленная информация о функции витамина D, а также о глобальном масштабе и последствиях дефицита витамина D в отношении беременности и младенчества.В нем также рассматривается комбинированная стратегия предотвращения дефицита витамина D во время беременности, кормления грудью и младенчества.

    Ключевые слова: витамин D, мать, младенец, дефицит

    Введение

    Дефицит витамина D (ДВД) и рахит в младенчестве и детстве все чаще упоминаются как проблемы общественного здравоохранения во многих частях мира, особенно в Азии и Среднем. Восточная и Северная Африка, а также среди иммигрантов в Европе, Австралии и Новой Зеландии, а также среди групп меньшинств в Великобритании и США. 1–4 Многие младенцы во всем мире рождаются с низкими запасами витамина D из-за высокой распространенности ДВД у матери и, следовательно, подвержены риску рахита. 5 Это несмотря на признание того, что витамин D эффективен в профилактике ДВД у взрослых и детей.

    Помимо классического действия по поддержанию гомеостаза кальция и здоровья костей, витамин D участвует в иммуномодуляции, росте клеток и клеточном метаболизме. 6,7 В недавнем обзоре обсуждалась связь между VDD и риском множественных некаскелетных неблагоприятных последствий для здоровья, таких как аутоиммунные заболевания, сердечно-сосудистые заболевания, диабет и некоторые типы рака. 6 Во время беременности низкий статус витамина D или его потребление вредны для матери и плода и предрасполагают к ДВД в раннем младенчестве. 8 VDD в младенчестве и детстве связана с повышенным риском инфекций нижних дыхательных путей 9,10 а низкий уровень витамина D в пуповинной крови связан с повышенным риском острых респираторных инфекций и хрипов в детстве. 11 Кроме того, недостаточное потребление витамина D в младенчестве связано с повышенным риском сахарного диабета I типа. 12 Однако в недавней публикации Института медицины США (IOM) сделан вывод о том, что связь между витамином D и не-скелетными исходами не доказана причинно-следственная связь, и рекомендованы более крупномасштабные рандомизированные контролируемые испытания для проверки эффектов. добавок витамина D при заболеваниях, не связанных со скелетом. 13

    Растет беспокойство по поводу того, что ДВД во время беременности и от рождения до детства представляет собой глобальную проблему общественного здравоохранения, но масштабы этого явления недостаточно хорошо описаны.Ввиду новых знаний о возможных множественных неблагоприятных последствиях для здоровья низкого статуса витамина D целесообразно и своевременно пересмотреть масштабы ДВД у матерей и их младенцев и пересмотреть стратегии профилактики. Отчет IOM за 2010 год рекомендует концентрации 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в сыворотке <50 нмоль / л как низкий статус витамина D у взрослых и детей. 13

    В этом обзоре рассматривается (i) новая информация о функциях витамина D; (ii) глобальные масштабы и возникающие последствия ДВД во время беременности, кормления грудью и младенчества; и (iii) стратегии переноса акцента профилактики на матерей и младенцев.

    Синтез и функции витамина D

    Витамин D 3 образуется из эпидермального 7-дегидрохолестерина после воздействия на кожу ультрафиолетового света B (UVB) с длиной волны 290–310 нм, образуя пре-витамин D 3 , который является затем превращается в витамин D 3 путем термического преобразования через кожу. Впоследствии витамин D, либо вырабатываемый кожей, либо поступающий с пищей (либо из животных источников, таких как холекальциферол или витамин D 3 , либо из растительных источников, таких как эргокальциферол или витамин D 2 ), связывается с белком витамина D и альбумин и переносится через кровоток в печень для гидроксилирования с образованием 25 (OH) D. 14 Концентрация 25 (OH) D в крови считается лучшим показателем уровня витамина D в организме. Воздействие солнечного света является основным источником витамина D, и, в лучшем случае, только 10% запасов витамина D в организме обеспечивается диетой. 15 Полное воздействие солнечного света, вызывающее легкую розоватость кожи у взрослых с более светлой пигментацией, приведет к выработке эквивалента от 10 000 до 20 000 МЕ витамина D в течение 24 часов после воздействия. 14 Людям с более темной пигментацией требуется примерно в десять раз больше воздействия для выработки аналогичных уровней витамина D 3 . 16,17

    Помимо пигментации кожи, количество синтеза витамина D после воздействия УФ-В зависит от других факторов, в том числе от количества времени, проведенного на открытом воздухе, и степени воздействия, индекса массы тела, широты, времени года, степени воздействия УФ-свет блокируется загрязнением воздуха и уровнем защиты от УФ-В, включая использование солнцезащитных кремов. 6,16 Во многих частях мира изменение образа жизни приводит к недостаточному эндогенному синтезу витамина D.Например, на Ближнем Востоке и во многих арабских странах мало времени проводят на улице, а женская верхняя одежда защищает кожу от воздействия солнечных лучей. 18–20 В западных странах количество времени, проводимого в помещении, значительно увеличилось. Только в США в среднем 93% времени проводят в помещении. 21 Кроме того, опасения по поводу повышенного риска рака, особенно у тех, у кого светлая кожа подвергается воздействию высоких концентраций в течение длительного времени, привели к рекомендациям по ограничению пребывания на солнце. 22 Поскольку солнечный свет является основным источником витамина D, нынешний образ жизни некоторых групп населения, связанный с недостаточным пребыванием на солнце и эндогенным синтезом витамина D, способствует увеличению риска и распространенности ДВД, особенно среди женщин репродуктивного возраста. 1,5,23

    После синтеза витамина D второе гидроксилирование в почках приводит к образованию наиболее важного активного метаболита 1,25-дигидроксивитамина D [1,25 (OH) 2 D]. 16,24 Основная физиологическая функция 1,25 (OH) 2 D заключается в поддержании сывороточного кальция и фосфата на физиологически приемлемых уровнях, чтобы максимизировать широкий спектр метаболических функций.Это включает повышение эффективности транспорта кальция в кишечнике и абсорбции фосфатов с пищей, особенно из тонкого кишечника, а также реабсорбции кальция в почечных канальцах. Когда продукты кальция и фосфата максимальны, результатом является минерализация костного остеоида, отложенная остеобластом. 16

    В настоящее время известно, что 1,25 (OH) 2 D также локально продуцируется во внепочечных тканях и прямо или косвенно контролирует несколько генов, включая те, которые отвечают за регуляцию клеточной пролиферации и дифференцировки, апоптоза и ангиогенез. 6 1,25 (OH) 2 D также важен для регуляции врожденных и адаптивных иммунных ответов. При производстве в моноцитах и ​​макрофагах 1,25 (OH) 2 D подавляет синтез провоспалительных и аутоиммунных цитокинов и способствует противовоспалительному действию. 25 Кроме того, активация макрофагов микобактериями или липополисахаридом увеличивает выработку 1,25 (OH) 2 D, который стимулирует синтез кателицидина, антимикробного пептида, который усиливает уничтожение микобактерий и других инфекционных агентов. 26,27 Эти нескелетные функции 28 суммированы и обсуждались в недавних обзорах. 6,7,27 В настоящее время считается, что VDD ассоциируется с повышенным риском множественных неблагоприятных последствий для здоровья, включая злокачественные новообразования, сердечно-сосудистые и аутоиммунные заболевания у взрослых, инфекции нижних дыхательных путей и диабет 1 типа у детей, 6 но вмешательство необходимы исследования, чтобы показать влияние добавок витамина D на бремя этих состояний. 13 Пока такие исследования ожидаются, сообщаемая высокая распространенность детского рахита и ДВД у матерей и их младенцев 5 во всем мире является неприемлемой и требует срочных профилактических мер.

    Биологические функции витамина D. Метаболизм 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в 1,25 (OH) 2 D в почках и различных других органах и тканях, а также биологические функции 1, 25 (OH) 2 D. (Воспроизведено из Hollis and Wagner 28 с разрешения журнала Canadian Medical Association Journal.)

    Гомеостаз витамина D во время беременности и кормления грудью

    На ранних сроках беременности 25 (OH) D проникает через плаценту от матери к плоду. Запасы витамина D у плода и младенца при рождении, измеренные по концентрации 25 (OH) D в пуповинной крови, зависят от статуса витамина D у матери. 29 Следовательно, достаточный уровень витамина D у матери обеспечит адекватный статус витамина D при рождении. Во многих исследованиях сообщается, что уровень 25 (OH) D в пуповинной крови поддерживается на уровне 60–85% от материнского значения. 29–33 Следовательно, материнский VDD подвергает плод гиповитаминозу D и предрасполагает младенцев к VDD при рождении.

    Статус витамина D в младенчестве зависит от запасов витамина D при рождении, рациона питания (грудное молоко и смеси), добавок витамина D и воздействия солнечного света. Антирахитическая активность (содержание витамина D) в материнском молоке зависит от потребления витамина D матерью или воздействия УФ-В. 29,34–36 Следовательно, матери с низким статусом или потреблением витамина D будут производить молоко с низкой антирахитической активностью, а их грудные младенцы будут иметь низкий статус витамина D, если они не будут получать витамин D или не будут подвергаться воздействию солнечного света. 29,37,38 Исследование, проведенное в Нидерландах, показало, что даже когда концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови была нормальной при рождении, уровни у детей, находящихся на грудном вскармливании, становились очень низкими в течение 8 недель из-за недостатка витамина D в грудном молоке и ограниченного воздействие солнца. 39 Исследование 35 младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, в Греции показало, что средняя концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови матери через 1 неделю после родов была низкой (32,3 нмоль / л). 40 Последующие средние сывороточные концентрации 25 (OH) D у младенцев оставались низкими, , а именно 25.3 нмоль / л через 1 неделю, 24,5 нмоль / л через 3 месяца и 33,3 нмоль / л через 6 месяцев. 40 Напротив, предыдущие исследования из Новой Зеландии 41 и США 42 продемонстрировали, что, когда статус матери D по витамину D нормален и нет истории ограниченного пребывания на солнце, статус витамина D без добавок, исключительно грудного вскармливания младенцы близки к норме 43 в 1-е 6 мес. жизни. В исследовании Новой Зеландии 41 средние концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови матери при родах, 3 месяца и 6 месяцев составили 86.9 нмоль / л, 60,9 нмоль / л и 64,9 нмоль / л соответственно. Среднее значение 25 (OH) D в сыворотке крови новорожденных при рождении (пуповинная кровь), 3 месяца и 6 месяцев составляло 74,3, 49,5 и 45,9 нмоль / л соответственно. В исследовании, проведенном в США, 42 среднее значение 25 (OH) D в сыворотке крови матери через 2 недели, 4 месяца и 6 месяцев после родов составило 60, 50 и 47,5 нмоль / л, соответственно, а средние концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови в крови без добавок. у младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, через 2 недели, 4 месяца и 6 месяцев после рождения — 50, 42,5 и 47,5 нмоль / л, соответственно; содержание минералов в костях было таким же, как у младенцев, находящихся на грудном вскармливании, которые ежедневно получали 400 МЕ витамина D или находились на искусственном вскармливании.Взятые вместе, эти исследования показывают, что когда запасы витамина D у матери и статус витамина D у младенцев нормальный при рождении, а пребывание на солнце не ограничено, младенцы, находящиеся исключительно на грудном вскармливании, могут поддерживать нормальный статус витамина D, достаточный для поддержания здоровья костей 43 в первый раз. 6 месяцев жизни. Исследования, проведенные в Нигерии и Гамбии, подтверждают эту предпосылку и сообщают, что, когда матери и младенцы подвергаются неограниченному воздействию солнечного света, ДВД редко встречается у младенцев при рождении 44 и в детстве. 45 Однако дефицит кальция также является причиной рахита у детей Нигерии. 46 Достаточные запасы витамина D у матери во время беременности и кормления грудью в сочетании с умеренным пребыванием на солнце после рождения — естественные средства предотвращения ДВД у младенцев. Однако, если уровень витамина D у матери низкий и воздействие солнечного света ограничено, добавление витамина D имеет важное значение для обеспечения достаточного количества витамина D у младенцев. 47

    Функции витамина D

    В утробе матери

    Плод человека накапливает 30 г кальция, в основном в 3-м триместре, 48,49 в результате активного трансплацентарного переноса от матери к плоду.Потребность плода в кальции удовлетворяется за счет увеличения абсорбции и резорбции кальция в кишечнике матери из костей. О роли витамина D в развитии костей плода ведутся серьезные споры. 48,49 Данные в основном из исследований на животных показывают, что кальциевый гомеостаз плода и развитие скелета не связаны со статусом витамина D у матери. 49

    Нет опубликованных рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) по влиянию пренатальных добавок витамина D и статуса витамина D матери во время беременности на развитие скелета плода.Однако обсервационные исследования связывают статус витамина D у матери с развитием костей плода и здоровьем костей у детей. Британское исследование 50 показало, что низкий статус витамина D у матери (сывороточный 25 (OH) D <27 нмоль / л) по сравнению с сывороточным 25 (OH) D> 50 нмоль / л на поздних сроках беременности связан с более низкой костной массой у них. детям от 9 лет. Авторы предположили, что внутриутробный статус витамина D может определять здоровье костей в детстве. Исследование, проведенное в Цинциннати, США, 51 , обнаружило связь между сезоном рождения и массой костей младенца, что указывает на взаимосвязь между здоровьем костей плода и сезонными колебаниями в статусе витамина D у матери.Недавнее исследование 125 беременных финских женщин, участвовавших в поперечном исследовании на сроке 8–10 недель с последующим послеродовым наблюдением, обнаружило связь между статусом витамина D у матери и состоянием костей младенцев после рождения. 52 Минеральное содержание большеберцовой кости после рождения было значительно выше, а площадь поперечного сечения была больше у младенцев, у которых уровень 25 (OH) D в сыворотке матери был выше среднего (54,4 нмоль / л), чем у тех, чья сыворотка матери была ниже медианы (35,6 нмоль / л).Эта значимая взаимосвязь сохранялась после поправки на вес новорожденного при рождении по Z-баллу, рост матери и возраст новорожденного на момент измерения. Различий в минеральной плотности костной ткани не обнаружено.

    В первом исследовании морфологии скелета плода, связанной со статусом витамина D матери, Mahon et al. 53 выполнил трехмерный ультразвуковой анализ беременных женщин с высоким разрешением и показал, что неадекватный статус витамина D (сыворотка 25 (OH) D <50 нмоль / л) связан с увеличением площади поперечного сечения метафиза бедренной кости плода и индексом расширения бедренной кости. на 19 и 34 неделе беременности, при этом длина бедра не изменялась.Эти изменения аналогичны радиологическим данным при рахите. Взятые вместе, обсервационные исследования показывают, что уровень витамина D у матери во время беременности может способствовать развитию костей плода.

    Масштабы и новые последствия дефицита витамина D во всем мире во время беременности и младенчества

    Различные стадии статуса витамина D у взрослых классифицируются в современной литературе как дефицит, недостаточность и достаточность и основываются на показателях физиологических и функциональных результатов. 6 Более конкретно, категоризация основана на отрицательной корреляции уровня 25 (OH) D в сыворотке крови с концентрацией паратиреоидного гормона в сыворотке и положительной корреляции с максимальным всасыванием кальция, оптимальной минеральной плотностью костей и предотвращением переломов у пожилых людей. Используя эту категоризацию, уровень 25 (OH) D> 75 нмоль / л в сыворотке считается достаточным для витамина D. Значения 50–75 нмоль / л считаются недостаточными, а значения <50 нмоль / л - недостаточными. 6,54 На основании этой классификации, согласно оценкам, один миллиард человек во всем мире страдает ДВД или недостаточностью. 6 Однако недавний отчет IOM ставит под сомнение эту категоризацию и считает, что сывороточный 25 (OH) D> 50 нмоль / л удовлетворяет потребности 97,5% населения Северной Америки и что использование текущей классификации в литературе может привести к чрезмерному оценка бремени низкого статуса витамина D. 43 Принято считать, что 25 (OH) D <25 нмоль / л в сыворотке крови связано с повышенным риском рахита и остеомаляции. 13 Принимая во внимание взаимосвязь между статусом витамина D матери и статусом витамина D у ребенка при рождении и в раннем младенчестве, был проведен обзор степени низкого статуса витамина D, измеренного с помощью концентраций 25 (OH) D в сыворотке <25 нмоль / L и <50 нмоль / л при беременности и младенчестве были бы уместны.

    Дефицит витамина D при беременности

    В настоящее время во всем мире имеется много сообщений о высокой распространенности низких концентраций 25 (OH) D в сыворотке крови у беременных женщин, которые увеличивают риск неблагоприятных последствий для здоровья матери и плода (см.). Низкий статус витамина D связан с отсутствием воздействия солнечного света и недостаточным потреблением корректирующих добавок витамина D. 5 Согласно последним отчетам, 50,52,55–66 15–84% беременных женщин во всем мире имеют очень низкий статус витамина D (сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л), который у матерей ассоциируется с повышенный риск остеомаляции.Во многих из этих отчетов 40–98% женщин имеют 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л, что подвергает младенцев воздействию низких запасов витамина D в утробе матери и при рождении, а также риску ДВД и рахита у новорожденных. раннее младенчество. Этот уровень глобального ДВД у беременных вызывает серьезную озабоченность и требует срочного решения в рамках стратегии улучшения здоровья матерей и профилактики ДВД у младенцев.

    Таблица 1

    Недавние исследования дефицита витамина D у женщин во время беременности или родов: международное сравнение.

    9046 5 69

    9029

    Население % Сыворотка 25 (OH) D, нмоль / л


    Автор Раса /
    этническая принадлежность
    Беременность,
    недели
    Сезон <25 <50
    Javaid 50 Великобритания / 2006 596 Кавказский 18 49
    Holmes 55 UK / 2009 99 Кавказский 35 Все 17 75
    Канада Newhook 56 50 Кавказский NR Все 2 42
    Hamilton 57 9030 0

    США / 2010 559 Смешанный 18 Все 15.8 * 48
    Ginde 58 USA / 2010 928 Смешанный NR Все 7 33
    Judkins 5929 Новая Зеландия / 2006 90 Смешанный 13 Все 61 85
    Bowyer 60 Австралия / 2009 971 Смешанный 28 Все Все 48
    Viljakainen 52 Финляндия / 2010 124 Кавказский 8–10 Зима NR 77
    Van der 003

    79 Турецкий 12 Все 84 NR
    Meer 61 Марокканский 12 Все 81 NR
    105 Прочие незападные 12 Все 59
    105 Western 12 Все 8 NR
    Саху 62 Индия / 2009 139 Indian 28 Все 74
    Молла 63 Кувейт / 2005 128 Кувейт Срок Все 41 83
    Бассир 64 9007 Иран / 2001 38–41 Все 80 NR
    Dawodu 65 UAE / 2010 105 Арабский 12 Все 75 98
    Нарчи 66 ОАЭ / 2010 75 Многонациональный 10 Теплый ‡ 7 69

    Дефицит витамина D у младенцев и кормящих матерей

    Принимая во внимание сообщения о высокой распространенности ДВД у беременных, неудивительно, что это также вызывает растущую обеспокоенность как кормящих матерей, так и их младенцев.Исследования статуса витамина D у младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, немногочисленны, а недавние исследования 33,40,67–71 сообщают о высокой распространенности ДВД у матерей и их младенцев (). В недавнем исследовании, проведенном среди преимущественно белого населения в Айове, США, у 70% младенцев, находящихся на грудном вскармливании без добавок, уровень 25 (OH) D в сыворотке крови был <27,5 нмоль / л в возрасте 4 месяцев. 69 Распространенность низкого уровня витамина D составляла 50% летом и 79% зимой. Двадцать (57%) из 35 младенцев, за которыми наблюдали долгосрочное наблюдение, все еще имели ДВД через 6 месяцев.В другом исследовании, проведенном в Цинциннати, США, 18% младенцев в возрасте 1 месяца, вскармливаемых исключительно грудью, имели уровень витамина D <25 нмоль / л; 76% младенцев и 17% их матерей имели 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л. Распространенность сывороточного 25 (OH) D <50 нмоль / л была в пять раз выше у младенцев, рожденных от афроамериканских матерей, чем от белых матерей неиспаноязычного происхождения. 68 Исследование, проведенное в Греции (упомянутое выше), показало, что 27% младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, имели сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л. 40 Сезонные колебания распространенности ДВД были задокументированы во всех трех исследованиях, что подтверждает вклад солнечного света и эндогенного синтеза витамина D в статус витамина D.

    Таблица 2

    Дефицит витамина D у грудных детей и матерей, не получающих дополнительного грудного вскармливания

    00

    Младенцы
    Автор / год Местоположение
    изучено
    Младенцы
    лет
    Сезон Распространенность дефицита
    ,%
    Пороговая концентрация
    для 25 (OH) D
    нмоль / л
    Распространенность дефицита
    ,%
    Пороговое значение
    для концентрации 25 (OH) D
    ,
    нмоль / л
    Challa / 2005 40 Греция (Иоаннина) 66 6 м Все 27 <25 NR NR
    Bhalala / 2007 33 Индия (Мумбаи) 35 3 м NA 51 <37.5 NR NR
    Dawodu / 2003 67 UAE (Al Ain) 78 1–4 м Все 82 <25 61 <25
    Dawodu / 2010 68 США (Цинциннати) 87 1 м Все 18 <25 17 <50
    76 <50
    Ziegler / 2006 69 США (Айова) 35 4 м Все 70 <27.5 NR NR
    Seth / 2009 70 Индия (Нью-Дели) 180 2–24 w Все 43 <25 48 <25
    Wagner / 2010 71 США (SC — Рочестер) 33 1 м Все 72 <50 NR NR

    и

    Исследования из Индии Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) указывают, что сывороточный 25 (OH) D <25 нмоль / л имеет эпидемические масштабы у матерей и младенцев. 67,70 В исследовании 180 пар кормящих мать-младенец в Нью-Дели, почти половина младенцев и их матерей имели 25 (OH) D в сыворотке крови <25 нмоль / л. 70 Средний уровень (SD) ПТГ у матерей с сывороткой 25 (OH) D <25 нмоль / л составил 78,7 (65,5) пг / мл по сравнению с 28,6 (13,6) пг / мл у матерей с сывороткой 25 (OH) D ≥25 нмоль / л ( P = 0,001). Существенная отрицательная корреляция была обнаружена между сывороткой 25 (OH) D и щелочной фосфатазой (ЩФ) в сыворотке у младенцев ( r = 0.24, P = 0,001). Полученные данные подтверждают ожидаемую обратную связь между низким уровнем витамина D и уровнями ПТГ и ЩФ.

    В исследовании UAE медиана исходной концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови в среднем возрасте 6 недель составляла 21,5 нмоль / л (IQR 14,8–34,1) у матерей и 11,5 нмоль / л (IQR 6,3–19,8) у их матерей. младенцы. 67 Матери с низкими концентрациями 25 (OH) D в сыворотке (<25 нмоль / л) имели более высокие медианные уровни ПТГ (40,8 пг / мл, IQR 26,8–56,7), чем матери с 25 (OH) D в сыворотке крови> 25 нмоль / л (29.4 пг / мл, IQR 19–39,1) ( P = 0,02). Младенцы с сывороточным 25 (OH) D> 25 нмоль / л также имели более высокие медианные уровни ЩФ (323 МЕ / л, IQR 253–425) по сравнению с детьми с сывороточным 25 (OH) D <25 нмоль / л (260 МЕ / л. , IQR 229–303) ( P = 0,02). Кроме того, у 12 (19%) из 64 младенцев с сывороточным 25 (OH) D <25 нмоль / л ЩФ была выше 75-го перцентиля, по сравнению ни с одним из младенцев с сывороточным 25 (OH) D ≥25 нмоль / л. Эти исследования среди групп населения, подверженных риску очень низкого статуса витамина D, показывают, что большая часть младенцев, не получающих дополнительных добавок и находящихся на грудном вскармливании, имеет биохимические маркеры рахита.Если сохраняется низкий уровень витамина D, повышается риск ИДПТ 9,10 , и у некоторых младенцев позже могут появиться клинические признаки ДВД рахита. Например, недавнее продольное исследование, проведенное в Индии, показало, что 55% младенцев, вскармливаемых исключительно грудью, имели 25 (OH) D <27,5 нмоль / л в сыворотке крови в возрасте 10 недель, а в возрасте 6 месяцев 43% все еще имели 25 (OH) D в сыворотке крови <27,5. нмоль / л и 16% имели клинические и радиологические доказательства рахита. 72 Знания об исходном статусе витамина D и высокой распространенности ДВД и рахита важны для определения масштабов проблемы общественного здравоохранения, связанной с потребностями в витамине D среди групп высокого риска.

    Последствия высокой распространенности статуса с низким содержанием витамина D при беременности, младенчестве и детстве

    ВДД во время беременности пагубно сказывается на здоровье матери и развивающегося плода. Во многих странах концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови <25 нмоль / л, которая, как известно, связана с повышенным риском остеомаляции, 13 широко сообщается у беременных женщин (). Кроме того, крупные исследования из США 73 и Норвегии 74 связывают низкий уровень потребления витамина D или статус во время беременности с повышенным риском преэклампсии, которая является важной причиной перинатальной заболеваемости и смертности.Поэтому во всем мире требуются срочные меры для предотвращения эпидемий ДВД во время беременности.

    Хотя роль материнского статуса витамина D в развитии скелета плода, как упоминалось ранее, вызвала значительные разногласия, исследования на людях 48,49,51,52 показывают, что ДВД у матери во время беременности связаны с риском снижения внутриутробного развития плода. содержание минералов в костях 52,53 и иногда проявляется рахитом при рождении или в раннем младенчестве в популяциях, в которых часто встречается тяжелая форма ДВД. 75–78

    Тяжелая гипокальциемия с припадками или без них является частым осложнением ДВД в неонатальном периоде или в раннем младенчестве из-за ДВД матери во время беременности в сочетании с недостаточным потреблением витамина D с грудным молоком или добавками. 79,80 Обычно он реагирует на добавку витамина D и кальция. 79,81,82 Это опасное для жизни состояние можно предотвратить, обеспечив адекватный уровень витамина D у матери во время беременности.

    Рахит, конечная стадия ДВД, является проблемой общественного здравоохранения во многих странах и вновь возник в группах меньшинств в промышленно развитых странах из-за недостаточного воздействия солнечного света и отсутствия соответствующих добавок витамина D. 1,2,83,84 VDD также часто встречается у матерей детей с VDD рахитом, что указывает на общий основной фактор риска, вероятно, недостаток солнечного света. 23 Другие серьезные осложнения, такие как кардиомиопатия и сердечная недостаточность, вторичные по отношению к гипокальциемии, могут осложнить тяжелую ДВД. 1,85,86

    Последние данные, в основном основанные на наблюдательных исследованиях, показывают, что низкое потребление витамина D матерью во время беременности и ДЗВ у младенцев при рождении и в раннем детстве связаны с повышенным риском экстраскелетных заболеваний.В исследованиях случай-контроль, проведенных в Эфиопии, 87 Индии, 9 Турции 88 и Бангладеш 10 , было установлено, что субклинические ДВД в детстве и АЛРТ связаны. Другие исследования указывают на обратную зависимость между потреблением витамина D во время беременности и статусом витамина D в пуповинной крови и риском рецидивов хрипов и респираторных инфекций у потомства в первые 5 лет жизни. 11,89 Недавнее рандомизированное контролируемое исследование с участием школьников в Японии показало, что ежедневный прием добавок 1200 МЕ витамина D связан с 42% снижением заболеваемости сезонным гриппом А. 90 В когортном исследовании новорожденных, проведенном в Финляндии, ежедневное потребление 2000 МЕ витамина D в течение 1 года жизни было связано с 80% снижением заболеваемости диабетом 1 типа в течение периода последующего наблюдения в 30 лет.

    аутоиммунное заболевание, такое как диабет 1 типа.

    Стратегии профилактики дефицита витамина D у матерей и их младенцев

    Взаимосвязь между питанием матери с витамином D и питанием с витамином D в утробе матери и у грудных детей проиллюстрирована в. 91 Это могло бы лечь в основу комбинированной стратегии матери и ребенка по профилактике ДВД у младенцев. Стратегия, которую следует начинать во время беременности, основана на принципе непрерывного действия витамина D в течение всей жизни плода, младенчества и детства.Текущие рекомендации по профилактике ДВД у младенцев и детей сосредоточены на добавлении 400 МЕ / день младенцев на искусственном вскармливании и исключительно на грудном вскармливании, потребление витамина D которых, вероятно, будет недостаточным. 47 Ввиду высокой распространенности ДВД при рождении профилактика в младенчестве должна начинаться с обеспечения достаточного количества витамина D у матери во время беременности и кормления грудью. Это снизит внутриутробное воздействие гиповитаминоза D и улучшит статус витамина D при рождении и в раннем младенчестве.

    Взаимосвязь витамина D матери и ребенка во время грудного вскармливания.Дефицит витамина D у матери из-за отсутствия солнечного света и недостаточного потребления витамина D приводит к низким запасам витамина D у ребенка при рождении и поступлению с грудным молоком, что приводит к низкому статусу витамина D у ребенка. Отсутствие добавок витамина D младенцам и пребывание на солнце еще больше снижает статус витамина D у младенцев и приводит к дефициту витамина D и осложнениям, таким как гипокальциемия, рахит и повышенному риску других побочных эффектов, включая инфекции нижних дыхательных путей. (По материалам Dawodu and Tsang 91 .)

    Обеспечение достаточного количества витамина D у беременных и кормящих женщин

    При недостаточном воздействии солнечного света 1,13,18,84 какое количество добавок витамина D необходимо для предотвращения ДВД у матери? В ноябре 2010 года IOM, предполагая минимальное воздействие солнечного света, рекомендовал 600 МЕ / день в качестве рекомендуемой диеты для беременных и кормящих женщин в США и Канаде. 13,43 Считается, что это потребление соответствует концентрации 25 (OH) D в сыворотке не менее 50 нмоль / л в 97.5% населения Северной Америки. Переносимый верхний уровень потребления был установлен на уровне 4000 МЕ / день для взрослых, включая беременных и кормящих женщин. 43 Реакция на добавление витамина D зависит от исходного статуса витамина D 92,93 , и рекомендация основана на исследованиях, в которых исходный уровень витамина D обычно выше 5,71 , чем в группах населения с высокой распространенностью тяжелый ВДД.

    Исследование приема добавок витамина D было недавно проведено с участием 180 женщин многоэтнического происхождения в Великобритании, которые подвергались риску ДВД. 32 Субъекты были рандомизированы на 27 неделе беременности в три группы лечения по 60 субъектов в каждой: (i) однократная пероральная доза 200000 МЕ витамина D, (ii) ежедневный прием 800 МЕ витамина D и (iii) отсутствие лечение. В группе ежедневного приема 800 МЕ средняя концентрация 25 (OH) D на 27 неделе беременности составляла 26 нмоль / л (IQR 20–37), а сывороточный 25 (OH) D был <25 нмоль / л у 27 (45%). После приема 800 МЕ / день в период с 27 недель до родов средняя концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови при родах повысилась до 42 нмоль / л (IQR 31–76), но в 7 из 60 (12%) она оставалась на уровне < 25 нмоль / л. 32 Только 30% женщин, получавших 800 МЕ в день, достигли уровня 25 (OH) D> 50 нмоль / л в сыворотке. В более раннем исследовании в Великобритании 80 беременных женщин из групп этнических меньшинств, у которых уровень 25 (OH) D в сыворотке крови был <20 нмоль / л, начали прием витамина D при первом дородовом посещении. Концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови увеличилась с 14,4 нмоль / л при первом дородовом посещении до 28,5 нмоль / л при родах с добавлением 800–1600 МЕ витамина D / день. 94 Двадцать три (40%) из 58 матерей, протестированных при родах, все еще имели уровень 25 (OH) D в сыворотке крови <20 нмоль / л.Таким образом, кажется, что 800–1600 МЕ витамина D в день недостаточно для предотвращения ДВД в этих группах высокого риска.

    Исследование приема добавок витамина D было проведено у 90 здоровых кормящих и 88 нерожавших женщин в ОАЭ, где ДВД из-за отсутствия солнечного света является обычным явлением. 95 В исследовании сравнивалась эффективность 2000 МЕ / день витамина D 2 и 60 000 МЕ / месяц витамина D 2 у женщин с дефицитом витамина D. Витамин D 2 был назначен, потому что это был единственный доступный пероральный витамин D в высоких дозах.Средняя (SD) исходная концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови у кормящих женщин составляла 27,3 (10,4) нмоль / л. Все имели уровни 25 (OH) D в сыворотке <50 нмоль / л и 33% имели уровни 25 (OH) D в сыворотке <20 нмоль / л. После 3 месяцев приема добавок средние (SD) концентрации 25 (OH) D в сыворотке в группе, получавшей 2000 МЕ / день, увеличились до 42,2 (13,9) нмоль / л. Только 35% кормящих женщин достигли уровня 25 (OH) D в сыворотке крови> 50 нмоль / л, что считается приемлемым в IOM 43 , но не в некоторых других группах. 6,54 Очевидно, что количество добавок витамина D, необходимое для предотвращения ДВД у беременных и кормящих женщин в группах населения с высокой распространенностью дефицита витамина D, неизвестно и требует исследования с использованием более высоких доз витамина D 3 , чем в настоящее время рекомендовано МОМ. 43

    Некоторые выступают за ежедневное потребление взрослыми ≥1000 МЕ витамина D для достижения оптимального статуса витамина D, связанного с улучшением МПК и снижением риска переломов и колоректального рака. 6,54 Критический обзор опубликованных исследований показывает, что дополнительный прием 100 МЕ / день повысит концентрацию 25 (OH) D в сыворотке крови на 1-2 нмоль / л. 13,96,97 Таким образом, в популяции со средней исходной концентрацией 25 (OH) D примерно 25 нмоль / л ежедневное потребление витамина D 3 в дозе 1250–2500 МЕ может увеличить запасы в организме и достичь средней концентрации 25 (OH) D в сыворотке 50 нмоль / л для предотвращения ДВД.В группах высокого риска, в которых преобладает тяжелая форма ДЗ и не может быть обеспечено адекватное воздействие солнечного света, во время беременности и кормления грудью вполне может потребоваться доза не менее 2000 МЕ / день для предотвращения ДВД у матери и улучшения статуса витамина D у плода и ребенка. .

    Улучшение статуса витамина D у грудных детей

    Существует положительная корреляция между потреблением витамина D матерью, статусом витамина D и антирахитической активностью витамина D в грудном молоке, что отражает потребление витамина D младенцами, вскармливаемыми грудью без добавок. 29,34,36 Когда содержание витамина D в грудном молоке низкое, статус витамина D коррелирует с воздействием солнечного света в детстве. 38,99 Ввиду рекомендации ограничить воздействие прямых солнечных лучей на младенцев в возрасте <6 месяцев 22 и высокой распространенности ДЗВ у кормящих женщин, для предотвращения кормления матерей и их детей, находящихся на исключительно грудном вскармливании, необходимо принимать добавки витамина D. VDD. Американская академия педиатрии в настоящее время рекомендует минимум 400 МЕ витамина D в день для всех младенцев, находящихся на грудном вскармливании, и для младенцев, не находящихся на грудном вскармливании, которые потребляют менее 1 литра обогащенной смеси в день. 47 В Великобритании всем грудным младенцам рекомендуется принимать 400 МЕ витамина D в день. 100 Последний отчет МОМ рекомендует 400 МЕ / день для младенцев младше 1 года и 600 МЕ / день для детей в возрасте от 1 до 8 лет. 13 В группах риска очень низкого исходного статуса витамина D неизвестно, смогут ли такие дозы достичь уровня 25 (OH) D в сыворотке 50 нмоль / л у большинства младенцев, находящихся на грудном вскармливании.

    В исследовании влияния комбинированного приема витамина D матери и ребенка на статус витамина D у детей, вскармливаемых исключительно грудью в ОАЭ, 90 здоровым кормящим матерям случайным образом были распределены по 2000 МЕ / день или 60000 МЕ / месяц витамина D 2 и все их дети получали 400 МЕ витамина D в день 2 в течение 3 месяцев. 37 У 45 матерей, которым ежедневно назначали 2000 МЕ витамина D, средняя (SD) исходная концентрация 25 (OH) D в сыворотке в среднем (SD) постнатальном возрасте 19 дней составляла 27,3 (10,4) нмоль / л у матерей и 13,1 нмоль / л. (7.3) нмоль / л у их младенцев. Через 19 дней после родов 89% матерей и 98% младенцев считались дефицитными по витамину D, что определялось концентрацией 25 (OH) D в сыворотке крови <37,5 нмоль / л. После 3 месяцев комбинированного приема добавок для матери и ребенка средний (SD) уровень 25 (OH) D в сыворотке у 22 детей, завершивших 3-месячное исследование, составил 49.6 (18,5) нмоль / л. Несмотря на существенное повышение уровня 25 (OH) D в сыворотке, у 23% сывороточный 25 (OH) D все еще был <37,5 нмоль / л. Основываясь на рекомендациях IOM для низкого статуса витамина D, у 50% младенцев уровень 25 (OH) D в сыворотке был <50 нмоль / л. Таким образом, доза 400 МЕ витамина D 2 для младенцев в сочетании с ежедневными добавками для матери в 2000 МЕ была недостаточна для повышения уровня 25 (OH) D в сыворотке крови до 50 нмоль / л у большинства младенцев. Напротив, в североамериканском исследовании младенцев, находящихся на исключительно грудном вскармливании, 400 МЕ витамина D 3 в день было достаточно, чтобы поднять средний уровень 25 (OH) D в сыворотке с 40.0 (23,3) в возрасте 1 месяца до 109,0 (35,3) нмоль / л в 4 месяца, и только 5% имели 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л после 3 месяцев приема добавок. 71 В тех случаях, когда ДВД широко распространен из-за низкого статуса витамина D у матери и недостаточного воздействия солнечного света на младенцев, может потребоваться добавка 600-800 МЕ / день витамина D 3 для грудных детей и 2000 МЕ / день для их матерей. подходящее. 98

    Добавки для матери только для предотвращения дефицита витамина D у кормящих матерей и их младенцев

    Исследования в 1980-х годах показали, что добавление кормящим матерям 2000 МЕ / день витамина D оказало существенное влияние на статус витамина D при грудном вскармливании. младенцы, измеренные по уровням 25 (OH) D в сыворотке. 101 Два недавних небольших пилотных исследования приема высоких доз витамина D у кормящих матерей, которым давали 2000 и 4000 МЕ / день витамина D 2 , продемонстрировали, что средняя (SD) антирахитическая активность молока в течение 3 месяцев лечения увеличилась с 35,5 (3,5) до 69,7 (3,0) МЕ / л в группе 2000 МЕ, в то время как антирахитическая активность молока в группе 4000 МЕ / день увеличилась с 40,4 (3,7) до 134,6 (48,3) МЕ / л. Средний (SD) уровень 25 (OH) D в детской сыворотке увеличился с 19,8 (2,8) до 69,5 (7.3) нмоль / л в группе 2000 г. и от 33,5 (8,3) до 77,0 (12,5) нмоль / л в группе 4000. 102 В другом исследовании той же группы добавление матерям 6400 МЕ / день витамина D 3 в течение 6 месяцев увеличивало среднюю антирахитическую активность в грудном молоке с 82 до 873 МЕ / л; сывороточные концентрации 25 (OH) D у младенцев (32,5–115 нмоль / л) были аналогичны таковым (35–108 нмоль / л) у младенцев, получавших 300 МЕ / день витамина D 3 . 103 Соотношение кальция и креатинина в сыворотке и моче оставалось в пределах нормы для матерей и младенцев в течение периода исследования.Следовательно, концентрация витамина D в грудном молоке может быть повышена до адекватного уровня путем приема высоких доз витамина D. Однако такие высокие дозы должны быть подтверждены и продемонстрированы как безопасные в исследованиях с более крупными выборками и в различных географических регионах. Если будет доказано, что добавление материнских добавок является безопасным и эффективным методом предотвращения ДВД, это позволит достичь двойного эффекта по предотвращению ДВД у матерей и их грудных младенцев. Это также поддержит мнение о том, что обеспечение адекватного питания матери витамином D обеспечивает адекватное количество витамина D для ее грудного ребенка, и будет бороться с представлением о том, что в грудном молоке недостаточно витамина D.

    Заключение

    ВДД у матерей и их младенцев, по-видимому, представляет собой серьезную проблему общественного здравоохранения с потенциально серьезными неблагоприятными последствиями для здоровья во всем мире. Стратегия профилактики должна обеспечивать достаточность витамина D у женщин во время беременности и кормления грудью. Если материнские добавки безопасны и эффективны для предотвращения ДВД у кормящих матерей и их младенцев, это будет шагом вперед. Области для будущих исследований включают РКИ для определения (i) оптимальной потребности в витамине D у женщин и грудных детей в группах высокого риска, для которых нельзя гарантировать адекватное воздействие солнечного света; (ii) улучшит ли обеспечение достаточного количества витамина D развитие скелета плода и снизит гипертензию, вызванную беременностью; и (iii) влияние добавок витамина D на другие не-скелетные состояния, такие как респираторные инфекции, хрипы и диабет 1 типа, связанные с низким содержанием витамина D у матерей и младенцев. 13

    Благодарности

    Эта работа частично поддержана грантами фонда Thrasher Research (Dawodu A and Wagner CL) и Национального института здравоохранения R01HD043921 и R01HD047511 и NIH / NCRR UL1 RR029882 (Wagner CL).

    Справочные документы

    2. Thacher TD, Fischer PR, Strand MA, Pettifor JM. Пищевой рахит в мире: причины и направления на будущее. Ann Trop Paediatr. 2006; 26: 1–16. [PubMed] [Google Scholar] 3. Лазол Дж. П., Чакан Н., Камат Д.Обзор 10-летнего случая пищевого рахита в Детской больнице штата Мичиган. Clin Pediatr. 2008. 47: 379–384. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ахмед С.Ф., Фрэйни С., МакДевитт Х. и др. Последние тенденции и клинические особенности дефицита витамина D у детей, поступающие в детскую больницу в Глазго. [DOI: 10.1136 / adc.2009.173195]; Arch Dis Child. 2010 [PubMed] [Google Scholar] 8. Mulligan ML, Felton SK, Riek AE, Bernal-Mizrachi C. Последствия дефицита витамина D при беременности и кормлении грудью. Am J Obstet Gynecol.2009; 202: e1 – e9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Wayse V, Yousafzai A, Mogale K, Filteau S. Связь субклинического дефицита витамина D с тяжелой острой инфекцией нижних дыхательных путей у индийских детей в возрасте до 5 лет. Eur J Clin Nutr. 2004. 58: 563–567. [PubMed] [Google Scholar] 10. Roth DE, Shah R, Black RE, Baqui AH. Статус витамина D и острая инфекция нижних дыхательных путей в раннем детстве в Силхете, Бангладеш. Acta Paediatr. 2010. 99: 389–393. [PubMed] [Google Scholar] 11. Камарго К.А., мл., Ингхэм Т., Викенс К. и др.Уровни 25-гидроксивитамина D в пуповинной крови и риск респираторных инфекций, хрипов и астмы. Педиатрия. 2011; 127: e180 – e187. [PubMed] [Google Scholar] 12. Hypponen E, Laara E, Reunanen A, Jarvelin MR, Virtanen SM. Потребление витамина D и риск диабета 1 типа: когортное исследование при рождении. Ланцет. 2001; 358: 1500–1503. [PubMed] [Google Scholar] 13. Институт медицины. Рекомендуемая диета для кальция и витамина D. Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press; 2011. [Google Scholar] 14. Holick MF.Витамин D: важность для профилактики рака, диабета 1 типа, болезней сердца и остеопороза. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 362–371. [PubMed] [Google Scholar] 15. Holick MF. Лекция премии Макколлума, 1994. Витамин D — новые горизонты 21 века. Am J Clin Nutr. 1994; 60: 619–630. [PubMed] [Google Scholar] 16. Holick MF. Солнечный свет и витамин D для здоровья костей и профилактики аутоиммунных заболеваний, рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (доп.): 1678S – 1688S. [PubMed] [Google Scholar] 17.Мацуока Л. Ю., Вортсман Дж., Хаддад Дж. Г., Колм П., Холлис Б. В.. Расовая пигментация и кожный синтез витамина D. Arch Dermatol. 1991; 127: 536–538. [PubMed] [Google Scholar] 18. Даводу А., Абсуд Дж., Патель М. и др. Биосоциальные факторы, влияющие на статус витамина D у женщин детородного возраста в Объединенных Арабских Эмиратах. J Biosoc Sci. 1998. 30: 431–437. [PubMed] [Google Scholar] 19. Gannage-Yared MH, Chemali R, Yaacoub N, Halaby G. Гиповитаминоз D в солнечной стране: отношение к образу жизни и маркеры костей.J Bone Min Res. 2000; 15: 1856–1862. [PubMed] [Google Scholar] 20. Alagol F, Shihadeh Y, Boztepe H, et al. Воздействие солнечного света и дефицит витамина D у турецких женщин. J Endocrinol Invest. 2000. 23: 173–177. [PubMed] [Google Scholar] 21. Агентство по охране окружающей среды США. Вашингтон, округ Колумбия: EPA; 1989. Отчет Конгрессу о качестве воздуха в помещениях, Том II: Оценка и контроль загрязнения воздуха в помещениях. Отчет № 400-1-89-001С. [Google Scholar] 22. Американская академия педиатрии, Комитет по гигиене окружающей среды.Ультрафиолет: опасность для детей. Педиатрия. 1999. 104 (2 ч. 1): 328–333. [PubMed] [Google Scholar] 23. Даводу А., Агарвал М., Шанкаранкутти М., Харди Д., Кочийил Дж., Бадринатх П. Более высокая распространенность дефицита витамина D у матерей рахитических детей, чем у нерахитических детей. J Pediatr. 2005. 147: 109–111. [PubMed] [Google Scholar] 24. DeLuca HF. Обзор общих физиологических свойств и функций витамина D. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (6 доп.): 1689С – 1696С. [PubMed] [Google Scholar] 25. Chen S, Sims GP, Chen XX, Gu YY, Chen S, Lipsky PE.Модулирующие эффекты 1,25-дигидроксивитамина D3 на дифференцировку В-клеток человека. J Immunol. 2007; 179: 1634–1647. [PubMed] [Google Scholar] 26. Лю П.Т., Стенгер С., Ли Х и др. Запуск Toll-подобным рецептором антимикробного ответа человека, опосредованного витамином D. Наука. 2006; 311: 1770–1773. [PubMed] [Google Scholar] 29. Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Оценка диетической потребности в витамине D во время беременности и кормления грудью. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 717–726. [PubMed] [Google Scholar] 30. Боднар Л.М., Симхан Н.Н., Пауэрс Р.В., Франк М.П., ​​Куперштейн Э., Робертс Дж.Высокая распространенность недостаточности витамина D у чернокожих и белых беременных женщин, проживающих на севере США, и их новорожденных. J Nutr. 2007. 137: 447–452. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Сачан А., Гупта Р., Дас В., Агарвал А., Авасти П. К., Бхатия В. Высокая распространенность дефицита витамина D среди беременных женщин и их новорожденных в северной Индии. Am J Clin Nutr. 2005. 81: 1060–1064. [PubMed] [Google Scholar] 32. Ю. СК, Сайкс Л., Сетхи М., Теох Т.Г., Робинсон С. Дефицит витамина D и добавки во время беременности.Clin Endocrinol. 2009. 70: 685–690. [PubMed] [Google Scholar] 33. Бхалала У, Десаи М., Парех П., Мокал Р., Чхеда Б. Субклинический гиповитаминоз D среди младенцев, находящихся на исключительно грудном вскармливании. Indian Pediatr. 2007; 44: 897–901. [PubMed] [Google Scholar] 34. Грир FR, Холлис Б.В., Cripps DJ, Цанг RC. Влияние ультрафиолетового излучения матери B на содержание витамина D в материнском молоке. J Pediatr. 1984; 105: 431–433. [PubMed] [Google Scholar] 35. Холлис Б.В., Роос Б.А., Дрейпер Х.Х., Ламберт П.В. Витамин D и его метаболиты в грудном и коровьем молоке.J Nutr. 1981; 111: 1240–1248. [PubMed] [Google Scholar] 36. Шпекер Б.Л., Цанг Р.С., Холлис Б.В. Влияние расы и диеты на витамин D грудного молока и 25-гидроксивитамин D. Am J Dis Child. 1985; 139: 1134–1137. [PubMed] [Google Scholar] 37. Саади Х.Ф., Даводу А., Афанди Б. и др. Влияние комбинированного приема витамина D матери и ребенка на статус витамина D у детей, вскармливаемых исключительно грудью. Matern Child Nutr. 2009; 5: 25–32. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Hillman LS. Достаточность минералов и витамина D у младенцев, которых кормили грудным молоком или смесью в возрасте от 6 до 12 месяцев.J Pediatr. 1990; 117 (2 пт 2): S134 – S142. [PubMed] [Google Scholar] 39. Hoogenboezem T, Degenhart HJ, de Muinck Keizer-Schrama SM, et al. Метаболизм витамина D у грудных детей и их матерей. Pediatr Res. 1989; 25: 623–628. [PubMed] [Google Scholar] 40. Чалла А., Нтурнтуфи А., Холевас В., Битсори М., Галанакис Э, Андронику С. Грудное вскармливание и статус витамина D в Греции в течение первых 6 месяцев жизни. Eur J Pediatr. 2005. 164: 724–729. [PubMed] [Google Scholar] 42. Чан GM, Робертс CC, Фолланд Д., Джексон Р.Рост и минерализация костей у здоровых младенцев, находящихся на грудном вскармливании, и влияние лактации на минеральный статус костей матери. Ан J Clin Nutr. 1982; 36: 438–443. [PubMed] [Google Scholar] 43. Росс А.С., Мэнсон Дж. Э., Абрамс С. А. и др. Отчет Института медицины о рекомендуемом потреблении кальция и витамина D с пищей за 2011 год: что необходимо знать клиницистам. J Clin Endocrinol Metab. 2011; 96: 53–58. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Оконофуа Ф, Хоулдер С., Белл Дж., Дандона П. Питание витамином D у доношенных беременных нигерийских женщин и их новорожденных.J Clin Pathol. 1986; 39: 650–653. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Прентис А. Дефицит витамина D: глобальная перспектива. Nutr Rev.2008; 66 (10) приложение 2: S153 – S164. [PubMed] [Google Scholar] 46. Оконофуа Ф, Джилл Д.С., Алаби З.О., Томас М., Белл Дж.Л., Дандона П. Рахит у нигерийских детей: следствие недостаточности питания кальцием. Обмен веществ. 1991; 40: 209–213. [PubMed] [Google Scholar] 47. Вагнер CL, Грир Фр. Профилактика рахита и дефицита витамина D у младенцев, детей и подростков.Педиатрия. 2008; 122: 1142–1152. [PubMed] [Google Scholar] 48. Abrams SA. Внутриутробная физиология: роль кальция, фосфора и витамина D в доставке питательных веществ и развитии плода. Am J Clin Nutr. 2007; 85: 604S – 607S. [PubMed] [Google Scholar] 49. Ковач CS. Витамин D при беременности и кормлении грудью: результаты исследований на людях и животных для матери, плода и новорожденного. Am J Clin Nutr. 2008; 88: 520S – 528S. [PubMed] [Google Scholar] 50. Javaid MK, Crozier SR, Harvey NC и др. Материнский статус витамина D во время беременности и масса кости в детстве в возрасте 9 лет: продольное исследование.Ланцет. 2006; 367: 36–43. [PubMed] [Google Scholar] 51. Намгунг Р., Цанг Р. Кость у беременной матери и новорожденного при рождении. Clin Chim Acta. 2003; 333: 1–11. [PubMed] [Google Scholar] 52. Вильякайнен Х.Т., Саарнио Э., Хитинантти Т. и др. Статус витамина D у матери определяет параметры костной ткани новорожденного. J Clin Endocrinol Metab. 2010; 95: 1749–1757. [PubMed] [Google Scholar] 53. Махон П., Харви Н., Крозье С. и др. Низкий уровень витамина D у матери и развитие костей плода: когортное исследование. J Bone Min Res. 2010; 25: 14–19.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Bischoff-Ferrari HA, Giovannucci E, Willett WC, Dietrich T., Dawson-Hughes B. Оценка оптимальных концентраций 25-гидроксивитамина D в сыворотке для различных исходов для здоровья. Am J Clin Nutr. 2006; 84: 18–28. [PubMed] [Google Scholar] 55. Холмс В.А., Барнс М.С., Александр HD, Макфол П., Уоллес Дж. М.. Дефицит витамина D и недостаточность у беременных: продольное исследование. Br J Nutr. 2009. 102: 876–881. [PubMed] [Google Scholar] 56. Ньюхук Л.А., Слока С., Грант М., Рэнделл Э., Ковач С.С., Твеллс Л.К.Недостаточность витамина D часто встречается у новорожденных, детей и беременных женщин, живущих в Ньюфаундленде и Лабрадоре, Канада. Matern Child Nutr. 2009; 5: 186–191. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 57. Гамильтон С.А., Макнил Р., Холлис Б.В. и др. Глубокий дефицит витамина D у разнообразной группы женщин во время беременности, живущих в солнечной среде на 32 градусе северной широты. Int J Endocrinol. 2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Ginde AA, Sullivan AF, Mansbach JM, Camargo CA., Jr. Недостаточность витамина D у беременных и небеременных женщин детородного возраста в Соединенных Штатах.Am J Obstet Gynecol. 2010; 202: e1 – e8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Judkins A, Eagleton C. Дефицит витамина D у беременных женщин Новой Зеландии. NZ Med J. 2006; 119: 1–6. [PubMed] [Google Scholar] 60. Бойер Л, Кэтлинг-Пол С, Даймонд Т, Гомер С, Дэвис Дж, Крейг МЭ. Уровни витамина D, ПТГ и кальция у беременных женщин и их новорожденных. Clin Endocrinol. 2009. 70: 372–377. [PubMed] [Google Scholar] 61. ван дер Меер И.М., Карамали Н.С., Боке А.Дж. и др. Высокая распространенность дефицита витамина D у беременных женщин незападного происхождения в Гааге, Нидерланды.Am J Clin Nutr. 2006. 84: 350–353. [PubMed] [Google Scholar] 62. Саху М., Бхатия В., Аггарвал А. и др. Дефицит витамина D у сельских девушек и беременных женщин, несмотря на обильное солнце в северной Индии. Clin Endocrinol. 2009. 70: 680–684. [PubMed] [Google Scholar] 63. Молла А.М., Аль-Бадави М., Хаммуд М.С. и др. Статус витамина D у матерей и их новорожденных в Кувейте. Pediatr Int. 2005; 47: 649–652. [PubMed] [Google Scholar] 64. Bassir M, Laborie S, Lapillonne A, Claris O, Chappuis MC, Salle BL. Дефицит витамина D у иранских матерей и их новорожденных: пилотное исследование.Acta Paediatr. 2001; 90: 577–579. [PubMed] [Google Scholar] 65. Даводу А., Саади Х.Ф., Бакдаче Г., Алтай М, Холлис Б.В. Чрезвычайно высокая распространенность и отсутствие сезонных колебаний дефицита витамина D у беременных арабских женщин. Ежегодное собрание педиатрических академических обществ; 1–4 мая 2010 г .; Ванкувер. 2010. с. 1451. E-PAS. [Google Scholar] 66. Нарчи Х., Кочийил Дж., Зайед Р., Абдулраззак В., Агарвал М. Материнский статус витамина D во время и после беременности. J Obstet Gynecol. 2010. 30: 137–142. [PubMed] [Google Scholar] 67.Даводу А., Агарвал М., Хоссейн М., Кочийил Дж., Зайед Р. Гиповитаминоз D и дефицит витамина D у детей, находящихся исключительно на грудном вскармливании, и их матерей летом: обоснование добавления витамина D грудным младенцам. J Pediatr. 2003. 142: 169–173. [PubMed] [Google Scholar] 68. Даводу А., Залла Л., Ву Дж., Херберс П., Хьюби Дж., Морроу А. Дефицит витамина D у кормящих матерей и их младенцев. Ежегодное собрание педиатрических академических обществ; 1–4 мая 2010 г .; Ванкувер. 2010. с. 1355.E-PAS. [Google Scholar] 69. Зиглер Е.Е., Холлис Б.В., Нельсон С.Е., Джетер Дж.М. Дефицит витамина D у младенцев на грудном вскармливании в Айове. Педиатрия. 2006. 118: 603–610. [PubMed] [Google Scholar] 70. Сет А., Марваха Р.К., Сингла Б. и др. Статус питания, связанного с витамином D, у младенцев и их матерей, вскармливаемых исключительно грудью. J Pediatr Endocrinol Metab. 2009. 22: 241–246. [PubMed] [Google Scholar] 71. Wagner CL, Howard C, Hulsey TC и др. Уровни циркуляции 25-гидроксивитамина D у полностью вскармливаемых грудью младенцев, получающих пероральные добавки витамина D.Int J Endocrinol. 2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 72. Агарвал Н., Фариди М.М., Аггарвал А., Сингх О. Статус витамина D у доношенных детей, вскармливаемых исключительно грудью, и их матерей из Индии. Acta Paediatr. 2010; 99: 1671–1674. [PubMed] [Google Scholar] 73. Боднар Л.М., Чатов Дж. М., Симхан Н. Н., Холик М. Ф., Пауэрс Р. В., Робертс Дж. М.. Дефицит витамина D у матери увеличивает риск преэклампсии. J Clin Endocrinol Metab. 2007. 92: 3517–3522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 74. Haugen M, Brantsaeter AL, Trogstad L и др.Добавки витамина D и снижение риска преэклампсии у нерожавших женщин. Эпидемиология. 2009. 20: 720–726. [PubMed] [Google Scholar] 75. Анатолиотаки М., Цилимигаки А., Цекоура Т., Шинаки А., Стефанаки С., Николайду П. Врожденный рахит из-за дефицита витамина D у матери на солнечном острове Греции. Acta Paediatr. 2003. 92: 389–391. [PubMed] [Google Scholar] 76. Майегун С.О., Малек А.Х., Девараджан Л.В., Дахния М.Х. Тяжелый врожденный рахит, вторичный по отношению к материнскому гиповитаминозу D: описание случая.Ann Trop Paediatr. 2002; 22: 191–195. [PubMed] [Google Scholar] 77. Мохапатра А., Шанкаранараянан К., Кадам С.С., Биной ​​С., Канбур В.А., Мондкар Дж. Врожденный рахит. J Trop Pediatr. 2003. 49: 126–127. [PubMed] [Google Scholar] 80. Мисра М., Пакауд Д., Петрик А., Коллетт-Сольберг П.Ф., Каппи М. Дефицит витамина D у детей и его лечение: обзор текущих знаний и рекомендаций. Педиатрия. 2008. 122: 398–417. [PubMed] [Google Scholar] 81. Камаду Л., Тибботт Р., Исаза Ф. Материнский дефицит витамина D, связанный с неонатальными гипокальциемическими судорогами.Нутр Дж. 2007; 6: 23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 82. Teaema FH, Al Ansari K. Девятнадцать случаев симптоматической неонатальной гипокальциемии, вторичной по отношению к дефициту витамина D: двухлетнее исследование. J Trop Pediatr. 2010; 56: 108–110. [PubMed] [Google Scholar] 83. Молла А.М., Бадави М.Х., аль-Яиш С., Шарма П., Эль-Салам Р.С., Молла А.М. Факторы риска пищевого рахита у детей в Кувейте. Pediatr Int. 2000. 42: 280–284. [PubMed] [Google Scholar] 85. Чесней RW. Недостаток витамина D и рахит. Rev Endocr Metab Disord.2001; 2: 145–151. [PubMed] [Google Scholar] 86. Дэвис Дж. Х., Шоу Нью-Джерси. Предотвратить, но нет стратегии: дефицит витамина D в Великобритании. Arch Dis Child [PubMed] [Google Scholar] 87. Muhe L, Lulseged S, Mason KE, Simoes EA. Исследование «случай-контроль» роли пищевого рахита в риске развития пневмонии у эфиопских детей. Ланцет. 1997; 349: 1801–1804. [PubMed] [Google Scholar] 88. Каратекин Г., Кая А., Салихоглу О., Балчи Х., Нухоглу А. Ассоциация субклинического дефицита витамина D у новорожденных с острой инфекцией нижних дыхательных путей и их матерей.Eur J Clin Nutr. 2009; 63: 473–477. [PubMed] [Google Scholar] 89. Камарго К.А., мл., Рифас-Шиман С.Л., Литонжуа А.А. и др. Потребление матерью витамина D во время беременности и риск рецидивов хрипов у детей в возрасте 3 лет. Am J Clin Nutr. 2007. 85: 788–795. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 90. Urashima M, Segawa T., Okazaki M, Kurihara M, Wada Y, Ida H. Рандомизированное испытание добавок витамина D для предотвращения сезонного гриппа A у школьников. Am J Clin Nutr. 2010. 91: 1255–1260. [PubMed] [Google Scholar] 91.Даводу А., Цанг Р. Рахит, лишенный солнечного света: проблема здоровья матери и ребенка. Педиатр Ближнего Востока. 2005; 10: 102–104. [Google Scholar] 92. Баргер-Люкс MJ, Хини Р.П., Доуэлл С., Чен Т.С., Холик М.Ф. Витамин D и его основные метаболиты: уровни сыворотки после постепенного перорального приема у здоровых мужчин. Остеопороз Int. 1998. 8: 222–230. [PubMed] [Google Scholar] 93. Чунг М., Балк Э.М., Брендель М. и др. Витамин D и кальций: систематический обзор результатов для здоровья. Evid Rep Technol Assess (Full Rep) 2009; 183: 1–420.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 94. Датта С., Альфахам М., Дэвис Д.П. и др. Дефицит витамина D у беременных из неевропейских этнических меньшинств — интервенционное исследование. BJOG. 2002; 109: 905–908. [PubMed] [Google Scholar] 95. Саади Х.Ф., Даводу А., Афанди Б.О., Зайед Р., Бенедикт С., Нагелькерке Н. Эффективность ежедневных и ежемесячных высоких доз кальциферола у первородящих и кормящих женщин с дефицитом витамина D. Am J Clin Nutr. 2007. 85: 1565–1571. [PubMed] [Google Scholar] 96. Крэнни А., Хорсли Т., О’Доннелл С. и др.Эффективность и безопасность витамина D в отношении здоровья костей. Evid Rep Technol Assess (Полный отчет) 2007; 158: 1–235. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 97. Cranney A, Weiler HA, O’Donnell S, Puil L. Резюме научно обоснованного обзора эффективности и безопасности витамина D в отношении здоровья костей. Am J Clin Nutr. 2008; 88: 513S – 519S. [PubMed] [Google Scholar] 98. Канадское педиатрическое общество. Добавки витамина D: рекомендации для канадских матерей и младенцев. Педиатр детского здоровья. 2007; 12: 583–598.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 99. Шпекер Б.Л., Валанис Б., Херцберг В., Эдвардс Н., Цанг Р.С. Воздействие солнечного света и концентрация 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови у младенцев, находящихся исключительно на грудном вскармливании. J Pediatr. 1985; 107: 372–376. [PubMed] [Google Scholar] 100. Hypponen E, Boucher BJ. Предотвращение дефицита витамина D во время беременности в Соединенном Королевстве: аргументы в пользу единого подхода в национальной политике. Br J Nutr. 2010. 104: 309–314. [PubMed] [Google Scholar] 101. Ала-Хоухала М., Коскинен Т., Терхо А., Койвула Т., Висакорпи Дж.Материнские по сравнению с добавками витамина D младенцам. Arch Dis Child. 1986; 61: 1159–1163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 102. Холлис Б.В., Вагнер КЛ. Потребности в витамине D во время лактации: высокие дозы добавок для матери в качестве терапии для предотвращения гиповитаминоза D как для матери, так и для грудного ребенка. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (6 доп.): 1752S – 1758S. [PubMed] [Google Scholar] 103. Вагнер К.Л., Халси Т.К., Фаннинг Д., Эбелинг М., Холлис Б.В. Прием высоких доз витамина D3 в когорте кормящих матерей и их младенцев: пилотное исследование через 6 месяцев.Breastfeed Med. 2006; 1: 59–70. [PubMed] [Google Scholar]

    Важность витамина D для здоровья матери и ребенка: глобальная перспектива | Обзоры общественного здравоохранения

    Уровень витамина D и кальций являются важными питательными веществами для роста скелета и здоровья костей. Дети и беременные женщины особенно уязвимы к дефициту витамина D (ДВД). Многочисленные исследования связывают ДВД с неблагоприятными последствиями для здоровья как у детей, так и у беременных женщин. Несмотря на обилие научных исследований, проведенных в последние десятилетия относительно возможной внескелетной роли статуса витамина D, доказательства остаются в основном противоречивыми.Однако не вызывает сомнений то, что ДВД, с дефицитом кальция в пище или без него, может привести к пищевому рахиту (НР), нарушениям гомеостаза кальция и остеомаляции.

    NR — это педиатрическое заболевание, при котором дифференцировка хондроцитов и минерализация костей в пластинах роста нарушены и могут привести к низкому росту и деформациям скелета [1, 2]. Скелетные особенности NR можно увидеть на рис. 1. Остеомаляция — это нарушение минерализации остеоида в кортикальной и губчатой ​​кости [2].Хотя этот термин часто используется для описания деминерализации, вызванной ДВД у взрослых, важно отметить, что он также описывает гистологические изменения, которые можно увидеть у детей с НР [2]. Для простоты NR будет относиться как к гистологическим изменениям, так и к деминерализации во всех сегментах кости и будет исключать наследственные нарушения метаболизма витамина D и врожденный или приобретенный гипофосфатемический рахит.

    Рис. 1

    Рентгенограмма нижних конечностей ребенка с пищевым рахитом.Видны классические радиологические признаки рахита, включая купирование, истирание и расширение пластинок роста и искривление диафизов

    Последствия НР распространяются за пределы кости. Гипокальциемия, связанная с НР, хотя и нечасто, может привести к судорогам, тетании, общей слабости, кардиомиопатии и повышению внутричерепного давления, что может иметь разрушительные последствия. Хотя глобальная распространенность / частота этих нескелетных проявлений остается неизвестной, были опубликованы многочисленные отчеты о случаях, описывающих кардиомиопатию, связанную с рахитом [3,4,5,6,7,8] и рахитическими гипокальциемическими припадками [9, 10].В серии ретроспективных случаев, направленных на изучение распространенности ДВД, связанной с детской кардиомиопатией, в Юго-Восточной Англии, 16 младенцев были идентифицированы в 6-летнем обзоре карт [3]. Все младенцы принадлежали к темнокожим этническим меньшинствам, находились на исключительно грудном вскармливании и имели средний статус 25-гидроксивитамина D (25OHD) <20 нмоль / л (VDD был определен как <35 нмоль / л) и радиологические признаки рахита. [3]. В другом исследовании, посвященном заболеваемости рахитом ДВД в Канаде, большинство педиатрических случаев показало клинически значимую заболеваемость при постановке диагноза, и почти 20% случаев были представлены гипокальциемическими припадками [11].

    За последнее десятилетие было опубликовано множество руководств и согласованных заявлений по NR [1, 12] и VDD [13,14,15,16,17], в которых рекомендованы добавки и обогащение. К сожалению, внедрение изменений и вмешательств в политику общественного здравоохранения было ограниченным [18], а искоренение ЯР остается труднодостижимым. Давние дискуссии о точных определениях статуса витамина D в сочетании с недавними громкими публикациями, выступающими против глобальной пандемии ДВД [19,20,21], заставили некоторых усомниться в важности добавок витамина D.К сожалению, эти дебаты, которые велись в основном взрослыми врачами, не смогли отличить последствия ДВД для детей от взрослых. Что должно оставаться ясным и бесспорным, так это разрушительные педиатрические последствия, связанные с ДВД, которые выходят за рамки костей, такие как кардиомиопатия и судороги.

    В этой рукописи будут рассмотрены история болезни, факторы риска и противоречия, связанные с ДВД во время беременности и детства. Кроме того, в этом документе основное внимание будет уделено профилактике и лечению ЯР, поскольку они имеют отношение к глобальному здоровью матери и ребенка, и рассмотрены такие вопросы, как обогащение, добавки и индивидуальный уход за уязвимыми группами.

    Исторические эпидемиологические колебания VDD

    С началом промышленной революции урбанизация, перенаселенность и антисанитарные условия способствовали беспрецедентному росту NR [2, 22, 23]. Хронические деформации костей привели к длительной заболеваемости во взрослом возрасте и спровоцировали увеличение частоты кесарева сечения, чтобы безопасно родить детей, рожденных женщинами с неправильным ростом костей и рахитическим тазом [24]. После того, как были описаны патофизиология и лечение НР, правительство повысило осведомленность общественности и внедрили рекомендации по добавлению и обогащению витамина D [25].В течение 1930-х и 1940-х годов в США, Канаде и Великобритании применялось обогащение питательными веществами основных продуктов питания, включая обогащение витамином D [26]. Заболеваемость НР снизилась, чтобы снова вырасти после того, как в послевоенную эпоху эти правила были ослаблены [25, 26]. В Канаде только после повторного введения фортификации, почти четыре десятилетия спустя, снижение NR возобновилось [23].

    В развивающихся странах, однако, попытки снизить ставки НР оказались трудными. Показатели распространенности из Африки, Ближнего Востока и Азии намного превышают таковые в западных странах и представляют собой серьезную проблему для младенцев [27, 28] и детей [29].Диетические источники кальция различны в разных регионах и обычно невелики в развивающихся странах, где мало молочных продуктов [1]. Сам по себе дефицит кальция (то есть при нормальном уровне 25-гидроксивитамина D) все еще может предрасполагать ребенка к НР. Это очевидно из случаев в развивающихся странах, где у детей с достаточным количеством витамина D все еще есть НР [1, 30, 31].

    Хотя НР остается относительно редким заболеванием, в последнее время появились сообщения о повышении заболеваемости в США [32, 33], Канаде [11], Дании [34], Австралии [35] и Великобритании [36].В Великобритании показатели НР достигли пятидесятилетнего максимума [36], и клинически тяжелые случаи ДВД все еще встречаются [37]. Случаи не ограничиваются странами, расположенными в высоких широтах с небольшим количеством солнечного света. Даже в развитых субтропических странах, таких как Австралия, зарегистрировано увеличение случаев гипокальциемических припадков и скелетно-мышечных деформаций из-за ДВД [38]. Несмотря на значительный прогресс, достигнутый за последнее столетие, многие факторы риска симптоматических ДВД сохраняются.

    Распространенность недостаточности и дефицита витамина D

    Недавнее когортное исследование статуса витамина D у беременных белокожих женщин и их младенцев в Северо-Западной Англии показало, что у 27% матерей его недостаточность (<50 нмоль / л) и у 7% имели недостаточный (<25 нмоль / л) уровень 25OHD во время беременности; их уровень снизился в 48 и 11% случаев соответственно через 4 месяца после родов [39].В этом же исследовании у 24% младенцев уровень 25OHD составлял от 25 до 50 нмоль / л, а у 13% уровень 25OHD был <25 нмоль / л в возрасте 4 месяцев [39]. Другое проспективное исследование, проведенное в Великобритании по изучению статуса микронутриентов у беременных подростков, показало, что 30% участников имели уровень 25OHD ниже 25 нмоль / л [40].

    Определитель концентрации 25OHD в плазме

    Основная циркулирующая форма витамина D (25OHD) синтезируется в коже в виде холекальциферола (витамин D3) с очень небольшим количеством источников пищи, содержащих либо эргокальциферол (витамин D2), либо холекальциферол [41].Эндогенный синтез кожи требует, чтобы кожа подвергалась воздействию ультрафиолетового света B (UVB) (длина волны 290–315 нм). Помимо обогащенных продуктов, потребление витамина D с пищей ограничено. В таблице 1 суммированы многие факторы, влияющие как на окружающую среду, так и на питание людей витамином D.

    Таблица 1 Факторы риска для низких концентраций 25OHD

    На статус витамина D также влияют немодифицируемые генетические факторы, участвующие в метаболизме витамина D.Они могут включать межиндивидуальные различия в абсорбции и транспорте витамина D / кальция или генетический полиморфизм белков и рецепторов, связанных с витамином D. Например, было обнаружено, что определенные полиморфизмы рецептора витамина D приводят к межличностным различиям в минеральная плотность костей [42].

    VDD во время беременности

    Во время беременности происходят множественные физиологические адаптации, обеспечивающие быстрый рост и минерализацию скелета плода. Полный обзор физиологических механизмов матери, которые происходят во время беременности для оптимизации развития скелета плода, выходит за рамки данной статьи.Схематическое резюме представлено на рис. 2. Чтобы мать могла обеспечить 30 г кальция, необходимого для адекватного развития костей плода, усвоение кальция в кишечнике матери и резорбция кальция из костей увеличиваются [43]. Во время беременности может произойти небольшая потеря содержания минералов в костях; однако ретроспективные исследования не показали, что паритет является фактором риска остеопороза у женщин с нормальным обменом костной ткани [44]. У беременных беременность не усугубляет ранее существовавшую остеомаляцию или ДБД [45].Однако статус витамина D у матери связан со статусом витамина D у младенца [46, 47].

    Рис. 2

    Схематическое изображение некоторых материнских факторов и физиологических изменений во время беременности, которые оптимизируют здоровье костей у потомства. Повышенный транспорт кальция к плоду и достаточный уровень витамина D у матери приводят к адекватному созреванию скелета, снижению риска неонатальной гипокальциемии и снижению риска врожденного и младенческого НР. Материнский 25OHD, вероятно, проникает через плаценту, в результате чего уровни у плода примерно соответствуют материнским.1,25 (OH) 2 D, напротив, не считается проникающим через плаценту. 1,25 (OH) 2 D 1,25-дигидроксихолекальциферол, UVB ультрафиолет B, NR пищевой рахит

    ВДД до или во время беременности у матери может иметь важные разветвления для плода и младенца. Сообщения о высокой распространенности ДВД ниже 25 нмоль / л у беременных женщин из групп этнических меньшинств, проживающих в умеренном климате, колеблются в пределах 60–80% [45]. Статус матери по витамину D отражает статус плода и новорожденного.Значительные линейные корреляции были показаны между уровнями 25OHD в плазме крови матери и пуповины, при этом уровни пуповины ниже, чем у матери, и указывают на плацентарный диффузионный барьер или различия в аффинности связывания с белками [46, 47, 48]. Следовательно, материнский ДВД может передаваться плоду и новорожденному и, в зависимости от степени тяжести, может привести как к острым, так и к отдаленным последствиям.

    VDD во время беременности и исходы для матери

    Статус витамина D во время беременности и его влияние на исходы для матери были тщательно изучены.Хотя обсервационные исследования показали, что ДВД во время беременности связан с повышенным риском неблагоприятных исходов для матери, таких как преэклампсия, гестационный сахарный диабет (ГСД) и кесарево сечение, интервенционные исследования показали противоречивые результаты [49].

    Преэклампсия

    Преэклампсия, состояние, определяемое впервые возникшей гестационной гипертензией и протеинурией после 20-й недели гестации, чаще встречается у женщин с ДВД [50,51,52]. РКИ, в которых изучались добавки витамина D и увеличение исходов преэклампсии, в прошлом сообщали о противоречивых результатах.Два недавних систематических обзора, в том числе Кокрановский обзор, критически оценивающий данные пяти РКИ с участием почти 1300 женщин, показали, что женщины, которые ежедневно получают добавки витамина D с добавками кальция и без них, имеют более высокий уровень 25OHD и более низкий риск преэклампсии по сравнению с женщинами. не получал никакого вмешательства или плацебо [49, 53]. Доказательства низкого качества из двух РКИ, в которых рассматривались только добавки витамина D во время беременности по сравнению с плацебо или отсутствием вмешательства, показали, что коэффициент риска преэклампсии (ОР) равен 0.52 (95% ДИ 0,25–1,05) [53]. Важно отметить, что добавление в этих двух РКИ было неоднородным, в частности, 400 МЕ холекальциферола в день в исследовании Asemi et al. [54] по сравнению с однократной дозой 60000 МЕ, двумя дозами 120000 МЕ или четырьмя дозами холекальциферола. 120 000 человек в группе лечения в исследовании Sablok et al. [55]. RR преэклампсии был еще ниже, когда также принимали кальций. Доказательства среднего качества на основе данных трех РКИ показали, что женщины, получавшие добавку витамина D и кальция, также имели еще более низкий риск преэклампсии по сравнению с женщинами без вмешательства (ОР 0.51; 95% ДИ 0,32–0,80) [53].

    Сахарный диабет беременных (ГСД)

    Существуют противоречивые данные относительно материнского ДВД и повышенного риска ГСД [50]. В двух поперечных исследованиях тяжелая форма ДВД, определяемая по уровням <12,5 нмоль / л, была значительно выше у женщин с ГСД [51, 56]. Как и в случае со всеми обсервационными исследованиями, причинно-следственная связь не может подразумеваться, поскольку множественные смешивающие факторы, как измеряемые, так и неизмеряемые, такие как этническая принадлежность, генетика, физиологическая изменчивость и ожирение, могут нарушить взаимосвязь.РКИ, посвященное изучению влияния добавок витамина D на метаболизм глюкозы у матери во время беременности, показало, что начало приема высоких доз витамина D (5000 МЕ в день) во втором триместре не нормализовало уровень глюкозы при пероральном тесте на толерантность к глюкозе, но было очень эффективным в предотвращении неонатальной ДВД. по сравнению с низкими дозами (400 МЕ в день) витамина D [57].

    Другие исходы

    Были оценены различные другие исходы для матери и статус витамина D во время беременности.В недавних испанских и азиатских обсервационных исследованиях снижение частоты кесарева сечения было непоследовательно связано с более высокими уровнями 25OHD [58,59,60].

    Другие неблагоприятные исходы для матери были связаны с ДВД. Одно исследование показало, что женщины, обратившиеся за медицинской помощью по поводу бесплодия, имели недостаточный уровень 25OHD [61]. Сообщалось также о других ассоциациях между низкой пренатальной и перинатальной концентрацией витамина D у матери и рассеянным склерозом, раком, инсулинозависимым сахарным диабетом и шизофренией [62].Недавние исследования, изучающие связь между уровнями 25OHD и повторяющейся потерей беременности и послеродовой депрессией, также были недавно изучены без каких-либо четких доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь [49].

    VDD во время беременности и исходов у новорожденных / детей

    Беременные женщины должны получать 600 МЕ витамина D ежедневно, чтобы обеспечить достаточный уровень 25OHD у матери и предотвратить осложнения у младенца [1, 63]. ВДД во время беременности и множественные исходы, связанные с младенцами, регулярно изучались.

    Врожденный рахит и гипокальциемические осложнения

    Краниотабис и врожденный рахит, определяемый как наличие рахита в первый месяц жизни [1], связаны с ДВД во время беременности [47]. Другие некостные признаки и симптомы у младенцев могут быть особенно серьезными и тревожными и включать неврологические осложнения, такие как гипокальциемические припадки, повышение внутричерепного давления, мышечная слабость и тетания. Данные интервенционных и наблюдательных исследований сообщают о связи между низким уровнем витамина D у матери и аномальными исходами у новорожденных, такими как повышенная щелочная фосфатаза в крови [64], больший размер родничка при рождении [65] и неонатальная гипокальциемия [65,66,67,68] .Более того, некоторые осложнения гипокальциемии могут быть опасными для жизни, включая дилатационную кардиомиопатию, приводящую к сердечной недостаточности, аритмии и остановке сердца.

    Антропометрия

    Недостаточно и противоречивых данных о том, что добавление витамина D матери во время беременности может повлиять на антропометрию родов [1]. Хорошо проведенные РКИ показали, что прием добавок витамина D во время беременности в диапазоне от ежедневных доз от 800 до 4000 МЕ или схем однократного приема 100000 или 200000 МЕ холекальциферола, начиная со второго или третьего триместра, не приводил к антропометрическим изменениям [65, 69, 70,71,72].

    Напротив, доказательства среднего качества из трех исследований, изучающих роль добавок витамина D во время беременности почти у 500 женщин, показали снижение частоты низкой массы тела при рождении (<2500 г) у младенцев от матерей, получавших добавки, по сравнению с теми, кто не принимал никаких вмешательств или плацебо. во время беременности (ОР 0,4, 95% ДИ 0,24–0,67) [53]. Кроме того, рандомизированное контролируемое исследование, посвященное добавлению витамина D (35 000 МЕ / неделя) к матерям в третьем триместре беременности, показало усиление линейного роста в раннем постнатальном периоде у детей из Бангладеш от матерей, получавших добавки, по сравнению с младенцами от матерей, получавших плацебо [73].Дополнительные данные необходимы для изучения истинной взаимосвязи между добавлением витамина D матери и детской антропометрией. Эти разные результаты детской антропометрии могут указывать на то, что добавление во время беременности женщин с дефицитом витамина D может быть более важным в слаборазвитых странах.

    Недоношенность

    Аналогичным образом, в трех недавних РКИ среднего качества сообщалось, что добавление витамина D во время беременности снижает риск преждевременных родов у женщин, получавших добавки, по сравнению с теми, кто получал плацебо или не получал никакого вмешательства [54, 55, 74], и это было подтверждено в метаанализ со средним RR 0.36 (95% ДИ 0,14–0,93) [53]. Напротив, объединенные результаты трех РКИ, в которых изучались добавки витамина D и кальция у беременных женщин, выявили повышенную частоту преждевременных родов у женщин, принимавших добавки (ОР 1,57; 95% ДИ 1,02–2,43) [53]. Причины этого остаются неясными. Особое внимание уделяется осторожной интерпретации этих результатов из-за небольшого количества и ограниченного качества этих исследований.

    Младенческая костная масса

    Фетальная и младенческая костная масса может зависеть от материнской VDD во время беременности [75].Однако данные многочисленных наблюдательных и интервенционных исследований были недавно проанализированы международной группой экспертов по костям и оказались неубедительными [1].

    Другие исходы для младенцев / детей

    Сообщалось о множественных исследованиях, изучающих взаимосвязь между ДВД во время беременности и не-скелетными исходами для новорожденных / детей. Наблюдательные исследования показали возможную связь с респираторными инфекциями, иммунитетом и аутизмом [49]; однако отсутствуют хорошо проведенные крупные интервенционные исследования.Одно рандомизированное контролируемое исследование, изучающее влияние высоких доз витамина D матери во время беременности на хрипы у малышей или диагноз астмы, выявило возможный защитный эффект, но не имело статистической значимости [76].

    Группы высокого риска по VDD и NR

    Профилактика VDD у беременных женщин остается глобальным императивом для предотвращения неонатальной VDD, которая может иметь тяжелые, а иногда и необратимые последствия [1, 77]. Это особенно важно в группах высокого риска.

    Недоношенные дети

    Недоношенность увеличивает риск ДВД.Преждевременные роды сокращают время для адекватного трансплацентарного переноса витамина D и приводят к дефициту запасов витамина D у плода [78]. Ежегодно во всем мире около 15 миллионов детей рождаются недоношенными [79], а выживаемость недоношенных детей находится на рекордно высоком уровне [80]. Большая часть отложения кальция и фосфора в скелете происходит в третьем триместре беременности; следовательно, у недоношенных детей низкие запасы минеральных веществ. Кроме того, они рождаются во время фазы быстрого роста, включая быстрое приращение минералов в костях [43].Трудности с накоплением минералов усугубляются плохим ранним приемом, частыми заболеваниями, длительной неподвижностью и лекарствами, изменяющими минеральный гомеостаз костей, такими как стероиды и диуретики [43].

    Доношенные новорожденные

    Даже доношенные дети остаются в группе риска по НР и ДВД. Грудное молоко — лучший выбор для младенцев, несмотря на низкий уровень витамина D. Один литр грудного молока содержит максимум 25 МЕ витамина D [81], что намного ниже уровней потребления, необходимых для предотвращения НР. Матери с дополнительными факторами риска, кормящие исключительно грудью, особенно подвержены риску рождения ребенка с симптомами ДВД [28, 38, 82].Поэтому для предотвращения НР младенцам, находящимся на грудном вскармливании, следует ежедневно вводить 400 МЕ витамина D в течение первого года жизни [1].

    Хотя детские смеси часто обогащены витамином D, младенцы могут оставаться в группе риска по НР, если они рождены от матерей с дефицитом 25OHD и / или потребляют менее 1 л смеси в день [11, 83]. Темнокожие женщины, живущие в высоких широтах, особенно подвержены высокому риску ДВЗ [84, 85].

    Иммигранты и беженцы

    ВДЗ во время беременности встречается во всем мире [86,87,88,89], особенно у женщин-мигрантов из групп высокого риска, мигрирующих в умеренный климат [38, 90].Глобализация и недавние социальные / политические конфликты вызвали всплеск миграции в Европе и Северной Америке. Мигранты с Ближнего Востока, Африки и Южной Азии и их потомки, которые переезжают в умеренный климат, особенно подвержены риску ДВЗ [91]. Увеличение случаев НР в солнечном климате отразило иммиграционные тенденции [38], где люди с более темным пигментом кожи и культурными традициями, ограничивающими воздействие солнечного света, подвергаются повышенному риску ДВД, особенно беременные женщины и их дети [92].В условиях нынешнего кризиса беженцев повышенное количество детей из группы высокого риска переедет в страны с высоким уровнем доходов и умеренным климатом и будет подвергаться еще большему риску дефицита витамина D и / или кальция [1, 91, 92].

    Географическое перемещение также может вызвать изменения в рационе питания, которые могут повлиять на ход развития НР. Зная, что существует взаимосвязь между потреблением кальция и статусом витамина D, изменения в потреблении кальция могут усугубить или ослабить NR. У бессимптомного ребенка, который ранее имел умеренно недостаточный статус витамина D и умеренно недостаточное потребление кальция, который затем мигрирует в страну, где его потребление кальция еще больше снижается, вероятно, разовьются биохимические аномалии и / или NR.

    Другие группы риска по VDD

    Ожирение и другие хронические заболевания могут влиять на всасывание и метаболизм витамина D. Секвестрация витамина D в жировые запасы может объяснить обратную связь между ожирением и уровнем 25OHD [93, 94]. При условиях, которые изменяют всасывание жира, существует риск ДВД и НР. Это было показано у детей с Целиакией [95], но может относиться к другим состояниям мальабсорбции (муковисцидоз, воспалительное заболевание кишечника и т. Д.) [93].

    Текущие разногласия вокруг VDD

    Споры по поводу точного определения VDD продолжаются в литературе. Единообразные различия между «недостаточным», «недостаточным» и «достаточным» уровнями важны для получения точных эпидемиологических и сравнительных данных. Однако опубликованные научные дебаты по поводу единообразных определений не должны заслонять важность ДВД у беременных и детей. Исследования, единственными результатами которых являются уровни 25OHD в сыворотке и их связь с экстраскелетными преимуществами, не рассматривают более насущные проблемы костных осложнений в группах высокого риска.Что не вызывает споров, так это важность искоренения НР и других состояний с тяжелым дефицитом витамина D в педиатрической популяции.

    В недавней известной публикации утверждалось, что из-за неправильного применения требований Института медицины (IOM) в питании исследования увеличили распространенность ДВД [19]. Авторы заявляют, что расчетная средняя потребность (EAR), определяемая как медиана распределения потребности населения (40 нмоль / л), а не рекомендуемая суточная норма (RDA), должна использоваться в качестве целевого уровня потребления для достижения витамина D. достаточность в населении.Используя RDA в качестве целевого показателя для популяционных уровней 25OHD, определяемых как потребности в питании, которые удовлетворяют 97,5% потребностей населения и соответствуют уровням 25OHD, превышающим 50 нмоль / л, авторы утверждают, что во многих рукописях субъекты ошибочно классифицируются как дефицитные и имеют раздули распространенность ДВД [19]. Несмотря на то, что аргументы автора могут быть обоснованными, когда речь идет об общем здоровом взрослом населении из стран с высоким уровнем доходов, необходимо рассмотреть некоторые важные вопросы. Во-первых, потребности в витамине D вряд ли будут стабильными на протяжении всей жизни.Во-вторых, нельзя пренебречь сезонными колебаниями уровней 25OHD. В-третьих, существует внутренняя изменчивость в потреблении витамина D и его метаболизме. Наконец, в некоторых группах населения может быть снижено сопутствующее потребление кальция. Стремление к уровню 25OHD в соответствии с EAR в группах населения с множественными факторами риска VDD может быть неосмотрительным. Было показано, что у детей уровень ПТГ увеличивается, когда уровень 25OHD опускается ниже 34 нмоль / л [96], а сезонные колебания снижают уровень 25OHD до надира между 13 и 24 нмоль / л [92].В большой когорте взрослых американцев сезонные колебания уровней интактного ПТГ, по-видимому, имеют слегка запаздывающий, но инвертированный характер по сравнению с уровнями 25OHD, а VDD с вторичным гиперпаратиреозом был обнаружен у значительной части населения [97]. Высокие уровни ПТГ в сыворотке крови приведут к фосфатурии, а низкие уровни фосфатов в сыворотке и, если они будут поддерживаться, нарушат минерализацию костей и приведут к остеомаляции и рахиту. Объяснение исторической связи между диагностикой дефицита 25OHD и уровнями ПТГ было недавно опубликовано [98].После обширного обзора литературы, глобальный консенсус в отношении NR настоятельно рекомендовал, чтобы уровни от 30 до 50 нмоль / л были недостаточными и что для предотвращения NR важно поддерживать уровни 25OHD выше 50 нмоль / л, чтобы противодействовать наблюдаемому падению. с сезонными колебаниями [1]. Тем не менее, определение клинически значимого уровня 25OHD является сложной задачей из-за индивидуальной вариабельности метаболизма витамина D.

    Настоящие противоречия, которые необходимо разрешить, — это преимущества уровней 25OHD выше 50 нмоль / л в детстве для здоровья скелета.При адекватном потреблении кальция НР вряд ли произойдет, если уровень 25OHD превышает 34 нмоль / л [99]. Не вызывает сомнений желание предотвратить НР и гипокальциемические осложнения. Недавние глобальные согласованные руководящие принципы по NR поддержали определения IOM и Педиатрического эндокринного общества [16] в отношении пороговых значений витамина D, в частности <30 нмоль / л как дефицит, 30-50 нмоль / л недостаточный и> 50 нмоль / л достаточный. Эти пороговые значения были выбраны на основе ассоциации между уровнями 25OHD и клиническими и биохимическими данными о рахите [1].

    Рекомендации

    Беременность

    Глобальный консенсус по НР рекомендовал всем беременным женщинам получать дополнительно 600 МЕ / день витамина D для предотвращения биохимических и рентгенологических признаков НР у новорожденных и младенцев [1]. Это соответствует рекомендациям Американского колледжа акушерства и гинекологов [100], Национального института здравоохранения и повышения квалификации [101] и Института медицины [63], которые также рекомендуют принимать добавки во время беременности.

    Младенцы

    Существует международный консенсус в отношении добавления витамина D младенцам, находящимся на грудном вскармливании.Из-за низкого содержания витамина D в грудном молоке и повышенного риска НР среди детей, вскармливаемых исключительно грудью, несколько профессиональных сообществ рекомендовали, чтобы младенцам, находящимся на грудном вскармливании, требовалось 400 МЕ / день добавок витамина D [1, 16, 63, 102]. Младенцы, находящиеся на искусственном вскармливании, могут по-прежнему подвергаться риску НР [11], несмотря на санкционированное правительством обогащение детских смесей витамином D. Детские смеси содержат 400 МЕ / л [93]. Младенцы, рожденные с низким уровнем витамина D, имеющие дополнительные факторы риска или не получающие 1 л смеси в день, могут по-прежнему оставаться в группе риска по НР [11, 93].Руководящие принципы глобального консенсуса настоятельно рекомендуют всем младенцам, независимо от их режима кормления, принимать 400 МЕ / день от рождения до 12 месяцев на основе высококачественных доказательств [1]. В проспективных исследованиях, проведенных в Канаде, Китае и Турции, не было ни одного подтвержденного рентгенологически подтвержденного случая НР у детей, получавших добавку 400 МЕ / день [11, 103, 104].

    Дети

    После первого года жизни потребность в витамине D увеличивается до 600 МЕ / день. Многие профессиональные сообщества настоятельно рекомендуют всем здоровым детям старше 12 месяцев получать это питание либо с помощью диеты, либо с помощью добавок [1, 63, 105, 106].Дети с мальабсорбцией или другими хроническими состояниями, которые могут влиять на всасывание / метаболизм витамина D, дети из групп высокого риска и те, кто живет в высоких широтах, могут иметь потребность в витамине D выше 600 МЕ / день [93, 106]. Для максимального улучшения здоровья костей у детей в период полового созревания необходимо адекватное потребление кальция, упражнения с весовой нагрузкой и поддержание здоровой массы тела. [15]

    Политические подходы и подходы общественного здравоохранения необходимы, безопасны и эффективны

    В большинстве западных диет немногие продукты являются богатым источником витамина D [23].Соответственно, достижение рекомендованного потребления витамина D вряд ли будет достигнуто только с помощью диеты, если не будет обогащения основных пищевых групп [23]. Рекомендации по добавлению и обогащению витамина D и их применению во всем мире сильно различаются [107]. Международные рекомендации по потреблению витамина D во время беременности, а также для младенцев и детей различаются [108].

    Хотя во многих странах существует политика общественного здравоохранения в отношении добавок витамина D, соблюдение этих программ, как правило, оставляет желать лучшего.Недавнее исследование, посвященное оценке различий в программах добавления витамина D младенцам и детям в Европе, показало, что 96% европейских стран имеют национальную политику в отношении добавления витамина D младенцам; однако почти в половине обследованных стран соблюдение режима лечения было умеренным или низким [109]. В Великобритании осведомленность и соблюдение национальных рекомендаций по добавлению витамина D остаются проблематичными [95, 110, 111]. Сходства были описаны в США [112, 113], где менее 15% младенцев, получавших одновременно грудное молоко и детскую смесь, удовлетворяли свои потребности в витамине D.В скандинавских странах соблюдение режима лечения лучше, но далеко от идеала, где 59 и 64% младенцев на грудном вскармливании получают добавки в Норвегии и Швеции соответственно [114, 115]. Систематический обзор воздействия витамина D на здоровье и социальное бремя витамина D с помощью эпидемиологических исследований показывает, что текущая политика по обогащению витамина D и его добавкам неадекватна [18]. Это отсутствие приверженности вызывает беспокойство, учитывая разрушительные костные последствия для NR. Некоторые авторы предлагают дополнять кормящих матерей высокими дозами витамина D, такими как 2000–6400 МЕ / день [116] или однократной дозой 150 000 МЕ [117], для достижения желаемой достаточности 25OHD у их младенцев.Все схемы были эффективны в обеспечении младенцев витамином D, а суточные дозы до 4000 МЕ были сочтены авторами, вероятно, безопасными [116, 117]. Тем не менее, было одинаково эффективно давать младенцам 400 МЕ / день для достижения таких же уровней 25OHD, как и детям, чьи матери получали 2000 МЕ / день или более витамина D. Следует отметить, что никакие согласованные руководящие принципы или группа не продвигали использование высоких доз витамина. Добавки D кормящим женщинам [1, 12, 53, 63].

    Добавки витамина D во время беременности в дозах от 400 до 4000 МЕ / день считаются безопасными.Многоцентровое двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование показало, что прием 1000 МЕ витамина D в день во время беременности был эффективным для безопасного поддержания достаточного уровня 25OHD [118]. Подобные исследования подтвердили безопасность добавок витамина D во время беременности с использованием доз, равных или превышающих рекомендации IOM [57, 119, 120]. Хотя разумные добавки безопасны и эффективны, их применение во многих регионах остается проблематичным и непоследовательным. Обогащение основных продуктов питания может обеспечить дополнительное потребление витамина D населению в целом.

    Поскольку меняющиеся социально-политические факторы создают среду для вероятного увеличения числа зарегистрированных случаев НР, необходима глобальная стратегия для искоренения этого предотвратимого состояния. Глобальные согласованные руководящие принципы подтвердили, что дефицит 25OHD и кальция широко распространен во всем мире, приводит к НР в педиатрической популяции и полностью предотвращается с помощью надлежащих добавок всем беременным и кормящим матерям и младенцам [1]. Хотя одно исследование предоставило доказательства применения добавок витамина D в группах высокого риска в Великобритании [121], необходимы дополнительные данные, посвященные изучению экономически эффективных стратегий добавок и программ обогащения пищевых продуктов, особенно в группах высокого риска [1].

    Имеются доказательства в пользу безопасного обогащения основных продуктов питания. С 1980-х годов канадский закон требует обогащения витамином D жидких молочных продуктов и маргарина; как следствие, показатели НР в Канаде значительно снизились [23]. Выполнение правительственных рекомендаций по обогащению витамином D совпадает со снижением заболеваемости НР среди этнических детей, включая Данию [34], Канаду [23] и США [22]. Интервенционные исследования, сравнивающие потребление молока и молока, обогащенного витамином D, показали, что молоко, обогащенное витамином D, может улучшить как статус витамина D, так и плотность костей у девочек-подростков [122].Несмотря на увеличение потребления витамина D населением в целом, недостатком витамина D является его неспособность целенаправленно воздействовать на группы, наиболее подверженные риску ДВД, если они не потребляют достаточное количество рассматриваемой обогащенной пищи [123, 124]. Биообогащение разнообразных продуктов питания было предложено как средство увеличения потребления витамина D среди всех подгрупп населения [125]. Государственная политика по увеличению обогащения пищевых продуктов должна сочетаться с просвещением по вопросам питания через поставщиков первичной медико-санитарной помощи и кампаниями по информированию общественности.

    Добавки должны быть внедрены в систему первичной медико-санитарной помощи, а обогащение основных продуктов питания должно осуществляться на основе режима питания. Наконец, программы, поддерживаемые государственным финансированием, с большей вероятностью будут широко распространены и эффективны. Необходим подход общественного здравоохранения, безопасный, недорогой и эффективный. Исследование, оценивающее эффективность универсальной программы приема добавок витамина D для беременных и кормящих женщин и детей младшего возраста в центральной части Бирмингема, Великобритания, привело к уменьшению на 59% числа детей с симптомами ДВД в возрасте до 5 лет и значительному увеличению числа детей в возрасте до 5 лет. осведомленность о ВДД [126].

    Важно отметить, что обогащение пищевых групп не поможет младенцам, которые питаются исключительно грудью или смесью. Для этой группы детей, находящихся на грудном вскармливании или вскармливании смеси, требуется добавка витамина D для обеспечения достаточного статуса витамина D и предотвращения НР.

    Интерпретирующее исследование научной литературы, касающееся оптимизации уровней 25OHD и экстраскелетных преимуществ, показало, что повышение уровней 25OHD в сыворотке крови является наиболее экономически эффективным способом снижения глобального уровня смертности [127].Существуют серьезные пробелы в популяционных исследованиях, посвященных изучению статуса витамина D во всем мире, особенно в Южной Америке, Африке и Юго-Восточной Азии [128]. Государственное финансирование должно отражать этот поразительный недостаток данных, особенно в педиатрических группах, которые продолжают испытывать серьезное бремя последствий ДВД.

    Антенатальная профилактика нарушений фосфорно-кальциевого обмена у детей: реалии и перспективы

    Статья опубликована на с.67-68

    Роль витамина D в кальций-фосфорном обмене неоспорима. Для развития органов и систем плода, его быстрого внутриутробного роста требуется не только адекватное поступление в организм матери кальция, но и витамина D.

    Согласно Протоколу лечения и профилактики рахита у детей в Украине, специфической дородовой профилактикой рахита является прием витамина D в дозе 500 МЕ здоровым беременным женщинам и 1000–2000 МЕ при наличии риска, начиная с 28–32 недели в течение 6–8 недель.

    Целью нашего исследования было установление осведомленности беременных и акушеров о методах антенатальной профилактики рахита у детей и на основе анализа литературных данных определение ее целесообразности.

    Материалы и методы. Проведено обследование 120 беременных. Он включал анкету, содержащую блок вопросов, связанных с запасом витамина D (в соответствии с Протоколом), а также вопросы об осведомленности женщин, недавно ограничившихся в роли витамина D.Также был проведен опрос 25 акушеров-гинекологов на предмет осведомленности о протоколе антенатальной профилактики рахита у детей.

    Результатов. Обследование выявило потребление витамина D у 81 (67,5%) беременной женщины. Большинство из них (40–33,3%) получали витамин D в дозе 400–500 МЕ ежедневно в виде комплекса витаминов и микроэлементов начиная с 12 недель беременности. Дополнительно его получали 48 (40,0%) беременных. Одна женщина принимала их от 8 до 16 недель, так как она прочитала, что именно в этот период улучшенное костеобразование прекратилось, а потребность в кальции и витамине D увеличилась.Другая женщина принимала эргокальциферол 500 МЕ с 28 до 34 недель по рекомендации врача, так как в этот период она не выходила на улицу из-за боязни заразиться (январь — февраль).

    75 (62,5%) женщин принимали рыбий жир по назначению лечащего врача, так как страдали признаками преэклампсии. Среди женщин, принимавших рыбий жир, не впервые преобладали беременные.

    48 (40%) женщин, недавно родивших роды, знали о витамине D и его преимуществах во время беременности.Остальные женщины не осознавали важность витамина D.

    Врач акушер-гинеколог, занимающийся уходом за беременными, хорошо осведомлен о показаниях к витамину D по акушерским причинам, но не использует его для антенатальной профилактики рахита у детей.

    Существуют разные взгляды на влияние приема витамина D беременной женщиной на физическое развитие плода и новорожденного ребенка.

    Большинство исследований и клинических исследований показали, что предоставление витамина D беременным женщинам практически не влияет на массу плода, параметры скелета и содержание минералов.Некоторые исследования выявили больший вес при рождении и общий уровень кальция в организме у плодов, матери которых получали добавки кальция и витамина D, но без изменений в других параметрах скелета (Chan G.M. et al., 2006). Витамины для беременных, содержащие 400 МЕ витамина D3, мало влияют на циркулирующие материнские концентрации 25-OH-D, особенно в зимние месяцы, и некоторые исследования доказали, что статус витамина D у матери оказывает долгосрочное влияние на ее ребенка (Кэрол Л. , Wagner et al., 2008). Купер С.и другие. (2005) показали, что дефицит витамина D у беременных связан со снижением минерализации костей как внутриутробно, так и в раннем послеродовом периоде и может сопровождаться низким весом при рождении и в раннем детстве, что еще больше увеличивает риск переломов.

    Заключение. Таким образом, исследования показали, что дополнительный витамин D во время беременности в основном обеспечивается рыбьим жиром или обычными поливитаминами, дозы и продолжительность его приема не всегда были адекватными и не соответствовали протоколу.

    Потребление витамина D во время беременности важно не только для благополучия матери, но также для развития плода и здоровья будущего ребенка. Разработка и внедрение адекватных протоколов дородовой профилактики нарушений фосфорно-кальциевого обмена специалистами здравоохранения, оказывающими помощь беременным женщинам, очень важны.

    Рахит и остеомаляция — Профилактика

    Есть несколько способов предотвратить рахит.

    К ним относятся обеспечение вашего ребенка:

    Младенцам от рождения до 1 года необходимо от 8,5 до 10 мкг (мкг) витамина D в день, если их не кормить 500 мл или более детской смеси в день.

    Детям в возрасте от 1 года и взрослым необходимо 10 мкг витамина D в день.

    Дополнения

    Рекомендуется:

    • взрослым, включая беременных и кормящих женщин, а также детей старше 4 лет , следует рассмотреть возможность ежедневного приема добавки, содержащей 10 мкг витамина D, по крайней мере с октября по март
    • младенцев от рождения до 1 года. в возрасте лет, независимо от того, находятся ли они исключительно или частично на грудном вскармливании, следует давать ежедневную добавку, содержащую 8.От 5 до 10 мкг витамина D, чтобы убедиться, что они получают достаточно
    • младенцам, получающим детскую смесь , не требуется добавка витамина D, пока они не будут получать менее 500 мл (около пинты) детской смеси в день, потому что детская смесь обогащенный витамином D
    • детям в возрасте от 1 до 4 лет следует давать ежедневную добавку, содержащую 10 мкг витамина D

    Для получения дополнительной информации прочтите, кому следует принимать добавки витамина D.

    Солнечный свет

    Солнечный свет является хорошим источником витамина D, и именно из него мы получаем большую часть витамина D.Витамин образуется под кожей после пребывания на солнце.

    В Великобритании для большинства людей достаточно короткого периода воздействия на руки и лицо, когда солнце наиболее сильное (с 11:00 до 15:00) с конца марта / апреля до конца сентября.

    Вы не получите витамин D от солнца, если будете пользоваться солнцезащитным кремом, но вам следует нанести солнцезащитный крем с фактором защиты от солнца (SPF) не менее 30, прежде чем ваша кожа начнет краснеть или горит. Это поможет защитить кожу от солнечных лучей.

    В то время как детям важно проводить время на солнце, чтобы предотвратить рахит, младенцы и маленькие дети имеют очень чувствительную кожу, которая легко обгорает. Им необходимо использовать солнцезащитный крем с SPF 30 и прикрывать их, когда они находятся на солнце.

    В Великобритании ваша кожа не может вырабатывать витамин D из солнца с октября до начала марта, потому что солнечного света недостаточно. Однако в этот период вы можете получать витамин D из запасов своего тела и из пищевых источников.

    Узнайте больше о том, как получить витамин D от солнечного света, а также о солнцезащитном креме и о безопасности от солнца.

    Здоровый старт

    Некоторые семьи имеют право на бесплатные витаминные добавки в рамках государственной программы «Здоровый старт».

    Узнайте, имеете ли вы право и как подать заявку. Вы также можете позвонить на горячую линию «Здоровый старт» по телефону 0345 607 6823 или написать по электронной почте [email protected]

    Последняя проверка страницы: 5 августа 2021 г.
    Срок следующей проверки: 5 августа 2024 г.

    (PDF) Врожденный рахит вследствие дефицита витамина D у матери

    Важен при обследовании новорожденного.В нашем исследовании также подчеркивается важность обследования матери при обнаружении

    рахита (или других последствий дефицита витамина D, таких как

    приступов гипокальциемии) у новорожденного.

    Конфликт интересов

    Авторы не заявляют о конфликте интересов.

    Выражение признательности

    Мы признательны доктору Элспет Патерсон за советы по акушерским аспектам

    и комментарии к черновику этого документа, а также мистеру Джейку

    Маклафлину за отличную секретарскую помощь.Мы благодарим доктора Baoquiang

    Gao за перевод ссылки [44].

    Ссылки

    [1] Holick MF. Дефицит витамина D. N Engl J Med 2007; 357: 266e81.

    [2] Меревуд А., Мехта С.Д., Гроссман X, Чен Т.С., Матье Дж. С., Холик М. Ф. и др.

    Широко распространенный дефицит витамина D у новорожденных в городских районах Массачусетса и их

    матерей. Педиатрия 2010; 125: 640e7.

    [3] Тэчер Т.Д., Фишер П.Р., Теббен П.Дж., Сингх Р.Дж., Ча С.С., Максон Дж.А. и др.

    Рост заболеваемости пищевым рахитом: популяционное исследование в округе

    Олмстед, штат Миннесота.Mayo Clin Proc 2013; 88: 176e83.

    [4] Shaw NJ, Mughal MZ. Витамин D и здоровье ребенка: часть 2 (экстраскелетные и

    другие аспекты). Arch Dis Child 2013; 98: 368e72.

    [5] Айер П., Даймонд Ф. Выявление нарушений дефицита витамина D у детей. Adv

    Pediatr 2013; 60: 89e106.

    [6] Macdonald HM, Mavroeidi A, Fraser WD, Darling AL, Black AJ, Aucott L, et al.

    Вклад солнечного света и питания в сезонный статус витамина D в когортах

    здоровых женщин в постменопаузе, живущих в северных широтах: основная причина

    для беспокойства? Остеопорос Инт 2011; 32: 2461e72.

    [7] Shaw NJ, Mughal MZ. Витамин D и здоровье ребенка, часть 1 (скелетные аспекты).

    Arch Dis Child 2013; 98: 363e7.

    [8] Zeghoud F, Vervel C, Guillozo H, Walrant-Debray O, Boutignon H,

    Garab

    edian M. Субклинический дефицит витамина D у новорожденных: определение и реакция на добавки витамина D

    . Am J Clin Nutr 1997; 65: 771e8.

    [9] Бассир М., Лабори С., Лапиллон А., Кларис О., Шаппюи М.-С, Зал БЛ. Дефицит витамина D

    у иранских матерей и их новорожденных: пилотное исследование.Acta Paediatr

    2001; 90: 577e9.

    [10] Андиран Н., Йордам Н.,

    евро

    унций

    евро

    на A. Факторы риска дефицита витамина D у грудных детей

    новорожденных и их матерей, вскармливаемых грудью. Питание 2002; 18: 47e50.

    [11] Сачан А., Гупта Р., Дас В., Агарвал А., Авасти П.К., Бхатия В. Высокая распространенность дефицита витамина D

    среди беременных женщин и их новорожденных в северной

    Индии. Am J Clin Nutr 2005; 81: 1060e4.

    [12] Николайду П., Хатцистаматиу З., Пападопулу А., Калейяс Дж., Флоропулу Е.,

    Лагона Е. и др.Низкий уровень витамина D в парах мать-новорожденный в Греции.

    Calcif Tissue Int 2006; 78: 337e42.

    [13] Dijkstra SH, van Beek A, Janssen JW, de Vleeschouwer LHM, Huysman WA,

    van den Akker ELT. Высокая распространенность дефицита витамина D среди новорожденных

    детей матерей из группы высокого риска. Arch Dis Child 2007; 92: 750e3.

    [14] Ли Дж.М., Смит-младший, Филипп Б.Л., Чен Т.К., Матье Дж., Холик М.Ф. Дефицит витамина D

    у здоровой группы матерей и новорожденных.Clin Pediatr

    2007; 46: 42e4.

    [15] Боднар Л.М., Симхан Х.Н., Пауэрс Р.В., Франк М.П., ​​Куперштейн Э., Робертс Дж. М..

    Высокая распространенность недостаточности витамина D у чернокожих и белых беременных

    женщин, проживающих на севере США, и их новорожденных. J Nutr

    2007; 137: 447e52.

    [16] Халези Н., Бахаеддини С.М., Шариат М. Распространенность материнского дефицита витамина D

    у новорожденных с отсроченной гипокальциемией. Acta Med Iran 2012; 50:

    740e5.

    [17] Али Ю.Ф., Эль-Куми М.А., Абд эль-Рахман Р.Н. Влияние статуса витамина D матери

    во время беременности на распространенность дефицита витамина D у новорожденных. Pae-

    diatr Rep 2013; 5: 24e7.

    [18] Streym SV, Moller UK, Rejnmark L, Heickendorff L, Mosekilde L, Vestergaard P.

    Статус витамина D у матери и ребенка в течение первых 9 месяцев жизни ребенка e

    когортное исследование. Eur J Clin Nutr 2013. http://dx.doi.org/10.1038/ejcn.2013.152.

    [19] Thandrayen K, Pettifor JM.Материнский статус витамина D: последствия для развития детского пищевого рахита

    . Rheum Dis Clin North Am

    2012; 38: 61e79.

    [20] Рут А.В., Варгас А., Дакетт Г.Е., Хью Г. Гипокальциемия и гиповитаминоз

    D у младенца из Флориды, штат Саншайн. J Fla Med Assoc 1980; 67:

    933e4.

    [21] Ахмед А.М., Атик М., Икбал Дж., Хуршид М., Уиттакер П. Дефицит витамина D

    рахит у младенцев на грудном вскармливании с гипокальциемическими припадками.Acta

    Педиатр 1995; 84: 941e2.

    [22] Педроса С., Феррария Н., Лимберт С., Лопес Л. Гиповитаминоз D и тяжелая гипокальциемия

    покальциемия: возрождение старой болезни. BMJ Case Rep 2013. http: //

    dx.doi.org/10.1136/bcr-2012-007406.

    [23] Максвелл Дж. П., Тернбулл Х. М.. Два случая рахита плода. Дж. Патол Бактериол

    1930; 33: 327e38.

    [24] Ректор Я.М. Пренатальное влияние при рахите. Журнал Педиатр 1935; 6: 161e6.

    [25] Kovacs CS. Дефицит витамина D у матери: последствия для плода и новорожденного.

    Semin Fetal Neonat Med 2013; 18: 129e35.

    [26] Градус Д., Ле Ройт Д., Карплюс М., Змора Э., Гриф М., Бар-Зив Дж. Врожденный ги-

    перпаратиреоз и рахит: вторичный по отношению к материнскому гипопаратиреозу

    и дефициту витамина D. Isr J Med Sci 1981; 17: 705e8.

    [27] Максвелл Дж. П., Ху Ч., Тернбулл Х. М.. Фетальный рахит. J Pathol Bacteriol 1932; 35:

    419e40.

    [28] Максвелл JP. Дальнейшие исследования по рахиту у взрослых (остеомаляция) и рахиту плода.

    Proc R Soc Med 1935; 28: 265e300.

    [29] Wolfe JJ. Зубы при рахите плода. Ам Дж. Дис Чайлд 1935; 49: 905e11.

    [30] Максвелл Дж. П., Пи ХТ, Лин ХАК, Куо CC. Дальнейшие исследования по рахиту у взрослых (osteo-

    malacia) и рахиту плода. Proc Roy Soc Med 1939; 32: 287e97.

    [31] Бегум Р., Коутиньо М.Л., Дорманди Т.Л., Юдкин С. Материнская мальабсорбция

    , проявляющаяся в виде врожденного рахита. Ланцет 1968; 1: 1048e52.

    [32] Форд Дж. А., Дэвидсон, округ Колумбия, Макинтош В. Б., Файф В. М., Данниган М. Г..Неонатальный рахит

    среди азиатских иммигрантов. Br Med J 1973; 3: 211e2.

    [33] Рассел Дж. Б. Б., Хилл Л. Ф. Истинный рахит плода. Br J Radiol 1974; 47: 732e4.

    [34] Moncrieff M, Fadahunsi TO. Врожденный рахит из-за дефицита витамина D

    у матери. Arch Dis Child 1974; 49: 810e1.

    [35] Санн Л., Дэвид Л., Фредерик А., Бовье-Лапьер М., Буржуа Дж., Романд —

    Монье М. и др. Врожденный рахит: изучение эволюции вторичного гиперпаратиреоза.Acta Paediatr Scand 1977; 66: 323e7.

    [36] Парк В., Пауст Х., Кауфманн Х. Дж., Офферманн Г. Остеомаляция матери e

    рахит новорожденного. Eur J Pediatr 1987; 146: 292e3.

    [37] Теотия М., Теотия С.П., Нат М. Исследования метаболизма при врожденном рахите с дефицитом витамина D

    . Индийский журнал J Pediatr 1995; 62: 55e61.

    [38] Blond M-H, Gold F, Pierre F, Berger C, Guerois M, Queru M-S и др. Le rachi-

    tisme carentiel du fetus: a Propos d’un cas.Журнал J Gynecol Obstet Biol Reprod

    1997; 26: 834e6.

    [39] Майегун С.О., Малек А.Х., Девараджан Л.В., Дахния М.Х. Тяжелый врожденный рахит

    вторичный по отношению к материнскому гиповитаминозу D: описание случая. Энн Троп Педиатр

    2002; 22: 191e5.

    [40] Иннес А.М., Сешия М.М., Прасад С., Аль-Саиф С., Фризен Ф. Р., Чадли А. Э. и др.

    Врожденный рахит, вызванный недостаточностью витамина D у матери. Детский педиатр

    Health 2002; 7: 455e8.

    [41] Mohapatra A, Sankaranarayanan K, Kadam SS, Binoy S, Kanbur WA,

    Mondkar JA.Врожденный рахит. J Trop Pediatr 2003; 49: 126e7.

    [42] Солер-Бел Дж., Веганзонес I, Наварро А, Рамос Ф., Серра-Букседа Э., Ферререс Дж. С..

    Raquitismo fetal mortal y celaquía materna no diagnosticada. Гастроэнтерол

    Hepatol 2011; 34: 678e82.

    [43] Овада К. Бывает ли рахит у новорожденных? Tohoku J Exp Med 1956; 64: 37e43.

    [44] Лю Д. Патологическое и рентгеновское исследование костных образцов рахита из 124

    вскрытий плода и младенцев. Чжунхуа И Сюэ За Чжи 1991; 71: 385e7.

    [45] Рамават LG. Недостаточный витамин D рахит при рождении в Кувейте. Индийский J Pediatr

    1999; 66: 37e43.

    [46] Йорифудзи Дж., Йорифудзи Т., Татибана К., Нагаи С., Кавай М., Момои Т. и др. Cranio-

    tabes у здоровых новорожденных: самый ранний признак субклинической недостаточности витамина D

    . J Clin Endocrinol Metab 2008; 93: 1784e8.

    [47] Намгунг Р., Цанг Р.С., Шпекер Б.Л., Сьерра Р.И., Хо М.Л. Низкое содержание минералов в костях

    и высокое содержание остеокальцина и 1,25-дигидроксивитамина D в сыворотке летом — по сравнению с

    новорожденных, рожденных зимой: влияние на плод на ранней стадии? J Pediatr Gastroenterol

    Nutr 1994; 19: 220e7.

    [48] Вильякайнен Х.Т., Саарнио Э., Хитинантти Т., Миеттинен М., Сурчел Х., М €

    акити О. и др.

    Статус витамина D матери определяет параметры костной ткани новорожденного. J Clin

    Endocrinol Metab 2010; 95: 1749e57.

    [49] Иоанну С., Джавид М.К., Махон П., Якуб М.К., Харви Н.К., Годфри К.М. и др.

    Влияние материнской концентрации витамина D на костную ткань плода. J Clin Endocrinol

    Metab 2012; 97: E2070e7.

    [50] Уолш Дж. М., Килбейн М., Макгоуэн, Калифорния, Маккенна М. Дж., МакОлифф FM.Беременность

    темными зимами: последствия для роста костей плода? Fertil Steril 2013; 99:

    206e11.

    [51] Калра П., Дас В., Агарвал А., Кумар М., Рамеш В., Бхатиа Е. и др. Влияние добавок витамина

    D во время беременности на минеральный гомеостаз новорожденных и антропометрию

    новорожденного и младенца. Br J Nutr 2012; 108: 1052e8.

    [52] Leffelaar ER, Vrijkotte TGM, van Eijsden M. Материнская беременность на ранних сроках, витамин

    Статус D по отношению к внутриутробному и неонатальному росту: результаты многоэтнического исследования

    детей, рожденных в Амстердаме, и их когорты развития.Br J Nutr

    2010; 104: 108e17.

    [53] Вильякайнен Х.Т., Корхонен Т., Хитинантти Т, Лайтинен ЭКА, Андерссон С.,

    М €

    акити О. и др. Статус витамина D матери влияет на рост костей в раннем детстве

    : проспективное когортное исследование. Остеопорос Инт 2011; 22: 883e91.

    [54] Javaid MK, Crozier SR, Harvey NC, Gale CR, Dennison EM, Boucher BJ, et al.

    Материнский статус витамина D во время беременности и масса кости в детстве в возрасте

    9 лет: продольное исследование.Ланцет 2006; 367: 36e43.

    [55] Лоулор Д.А., Уиллс А.К., Фрейзер А., Сэйерс А., Фрейзер В.Д., Тобиас Дж. Х. Связь

    материнского статуса витамина D во время беременности с содержанием минералов в костях у

    потомков: проспективное когортное исследование. Ланцет 2013; 381: 2176e83.

    [56] Чжу К., Уайтхаус AJO, Харт П., Кусел М., Маунтин Дж., Лай С. и др.

    Материнский статус витамина D во время беременности и костная масса у потомства в возрасте 20 лет

    CR Патерсон, Д. Аюб / Clinical Nutrition xxx (2014) 1e65

    Цитируйте эту статью в прессе как: Paterson CR, Ayoub D, Congenital рахит из-за дефицита витамина D у матерей, Clinical Nutrition (2014),

    http: // dx.doi.org/10.1016/j.clnu.2014.12.006

    Витамин D: скрининг и добавление во время беременности

    Номер 495 (Подтвержден в 2021 году)

    Комитет по акушерской практике

    В этом документе отражены клинические и научные достижения на дату выпуска, и в него могут быть внесены изменения. Информация не должна толковаться как предписывающая исключительный курс лечения или процедуры, которым необходимо следовать.


    РЕЗЮМЕ: Во время беременности тяжелый дефицит витамина D у матери был связан с биохимическими признаками нарушения гомеостаза скелета, врожденного рахита и переломов у новорожденного. В настоящее время недостаточно доказательств, подтверждающих рекомендацию обследовать всех беременных женщин на дефицит витамина D. Для беременных женщин с повышенным риском дефицита витамина D следует учитывать уровни 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови матери, которые следует интерпретировать в контексте индивидуальных клинических обстоятельств.Когда во время беременности выявляется дефицит витамина D, большинство экспертов сходятся во мнении, что 1000–2000 международных единиц витамина D в день безопасны. Режимы более высоких доз, используемых для лечения дефицита витамина D во время беременности, не изучались. Рекомендации относительно рутинного приема витамина D во время беременности сверх того, что содержится в пренатальных витаминах, следует дождаться завершения текущих рандомизированных клинических испытаний.


    Витамин D — это жирорастворимый витамин, получаемый в основном при употреблении обогащенного молока или сока, рыбьего жира и пищевых добавок.Он также вырабатывается эндогенно в коже под воздействием солнечного света. Витамин D, который попадает в организм или вырабатывается кожей, должен подвергаться гидроксилированию в печени до 25-гидроксивитамина D (25-OH-D), а затем дальнейшему гидроксилированию в основном в почках до физиологически активного 1,25-дигидроксивитамина D. Эта активная форма необходим для усвоения кальция из кишечника и способствует нормальной минерализации и росту костей. Во время беременности тяжелый дефицит витамина D у матери был связан с биохимическими признаками нарушения гомеостаза скелета, врожденного рахита и переломов у новорожденных 1 2.

    Последние данные свидетельствуют о том, что дефицит витамина D часто встречается во время беременности, особенно среди групп высокого риска, включая вегетарианцев, женщин с ограниченным пребыванием на солнце (например, тех, кто живет в холодном климате, проживает в северных широтах или носит солнцезащитную и зимнюю защитную одежду. ) и этнические меньшинства, особенно с более темной кожей 3 4 5. Уровни витамина D у новорожденных в значительной степени зависят от статуса витамина D у матери. Следовательно, младенцы от матерей с дефицитом витамина D или с высоким риском дефицита витамина D также подвержены риску дефицита витамина D 5 6.

    Для отдельных беременных женщин, которые, как считается, подвергаются повышенному риску дефицита витамина D, сывороточная концентрация 25-OH-D может использоваться в качестве индикатора статуса витамина D в питании. Хотя нет единого мнения об оптимальном уровне для поддержания общего состояния здоровья, большинство согласны с тем, что во избежание проблем с костями необходим уровень в сыворотке не менее 20 нг / мл (50 нмоль / л) ref 07 8 9 10. На основании наблюдений за биомаркерами Активность витамина D, такая как паратиреоидный гормон, абсорбция кальция и минеральная плотность костей, некоторые эксперты предположили, что дефицит витамина D следует определять как уровни циркулирующего 25-OH-D менее 32 нг / мл (80 нмоль / л) 11.Оптимальный уровень сыворотки во время беременности не определен и остается областью активных исследований.

    В 2010 году Совет по пищевым продуктам и питанию Института медицины национальных академий установил, что адекватное потребление витамина D во время беременности и кормления грудью составляет 600 международных единиц в день 12. Большинство пренатальных витаминов обычно содержат 400 международных единиц витамина D. за таблетку. Обобщая недавние наблюдательные и интервенционные исследования, авторы недавнего клинического отчета Комитета по питанию Американской академии педиатрии предположили, что для поддержания достаточности витамина D у матери может потребоваться ежедневное потребление выше, чем рекомендовано Советом по пищевым продуктам и питанию 13. .Хотя данные о безопасности более высоких доз отсутствуют, большинство экспертов сходятся во мнении, что дополнительный витамин D безопасен в дозах до 4000 международных единиц в день во время беременности или кормления грудью 12.

    В настоящее время недостаточно доказательств, подтверждающих рекомендацию по скринингу. всем беременным на дефицит витамина D. Для беременных женщин с повышенным риском дефицита витамина D следует учитывать уровни 25-OH-D в сыворотке крови матери, которые следует интерпретировать в контексте индивидуальных клинических обстоятельств.Когда во время беременности выявляется дефицит витамина D, большинство экспертов сходятся во мнении, что 1000–2000 международных единиц витамина D в день безопасны. Режимы более высоких доз, используемых для лечения дефицита витамина D во время беременности, не изучались. Рекомендации относительно рутинного приема витамина D во время беременности сверх того, что содержится в пренатальных витаминах, следует дождаться завершения текущих рандомизированных клинических испытаний. В настоящее время недостаточно данных, чтобы рекомендовать добавку витамина D для профилактики преждевременных родов или преэклампсии.


    Ссылки

    1. Pawley N, Bishop NJ. Пренатальные и младенческие предикторы здоровья костей: влияние витамина D. Am J Clin Nutr 2004; 80: 1748S – 51S.
      Расположение статей:
    2. Гейл CR, Робинсон С.М., Харви NC, Javaid MK, Jiang B, Martyn CN, et al. Статус витамина D у матери во время беременности и исходы ребенка. Исследовательская группа больницы принцессы Анны. Eur J Clin Nutr 2008; 62: 68–77.
      Расположение товаров:
    3. Hollis BW, Wagner CL. Оценка диетической потребности в витамине D во время беременности и кормления грудью.Am J Clin Nutr 2004; 79: 717–26.
      Расположение статей:
    4. Lee JM, Smith JR, Philipp BL, Chen TC, Mathieu J, Holick MF. Дефицит витамина D у здоровой группы матерей и новорожденных. Clin Pediatr (Phila) 2007; 46: 42–4.
      Расположение статей:
    5. Боднар Л.М., Симхан Х.Н., Пауэрс Р.В., Франк М.П., ​​Куперштейн Э., Робертс Дж.М. Высокая распространенность недостаточности витамина D у чернокожих и белых беременных женщин, проживающих на севере США, и их новорожденных. J Nutr 2007; 137: 447–52.
      Расположение статьи: Расположение статьи Расположение статьи
    6. Дейкстра Ш., ван Бик А., Янссен Дж. У., де Влешоувер Л. Х., Хьюсман В. А., ван ден Аккер Э. Л. Высокая распространенность дефицита витамина D у новорожденных от матерей из группы высокого риска [опубликованная ошибка появляется в Arch Dis Child 2007; 92: 1049]. Arch Dis Child 2007; 92: 750–3.
      Расположение товара:
    7. Holick MF. Дефицит витамина D. N Engl J Med 2007; 357: 266–81.
    8. Bouillon R, Norman AW, Lips P. Дефицит витамина D.N Engl J Med 2007; 357: 1980–1; ответ автора 1981–2.
      Расположение статей:
    9. Добавки витамина D: Рекомендации для канадских матерей и младенцев. Педиатр по детскому здоровью 2007; 12: 583–98.
      Расположение статей:
    10. Национальные институты здравоохранения, Управление пищевых добавок. Витамин D. Доступно по адресу: http://ods.od.nih.gov/factsheets/list-all/VitaminD. Проверено 16 декабря 2010 г.
      Расположение статей:
    11. Hollis BW, Wagner CL. Нормальный уровень витамина D в сыворотке.N Engl J Med 2005; 352: 515–6; ответ автора 515–6.
      Расположение статей:
    12. Медицинский институт национальных академий (США). Нормы потребления кальция и витамина D с пищей. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2010.
      Расположение статей: Расположение статьи
    13. Wagner CL, Greer FR. Профилактика рахита и дефицита витамина D у младенцев, детей и подростков. Секция грудного вскармливания Американской академии педиатрии; Комитет по питанию Американской академии педиатрии [опубликованная ошибка опубликована в Pediatrics 2009; 123: 197].Педиатрия 2008; 122: 1142–52.
      Расположение статей:

    Авторские права июль 2011 г., Американский колледж акушеров и гинекологов, 409 12th Street, SW, PO Box 96920, Вашингтон, округ Колумбия 20090-6920. Все права защищены. Никакая часть этой публикации не может быть воспроизведена, сохранена в поисковой системе, размещена в Интернете или передана в любой форме и любыми средствами, электронными, механическими, путем фотокопирования, записи или иными способами, без предварительного письменного разрешения издателя.Запросы на разрешение на изготовление фотокопий следует направлять по адресу: Центр защиты авторских прав, 222 Rosewood Drive, Danvers, MA 01923, (978) 750-8400.

    ISSN 1074-861X

    Витамин D: скрининг и добавки во время беременности. Мнение Комитета № 495. Американский колледж акушеров и гинекологов. Акушерский гинекол 2011; 118: 197–8.


    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.