Физиометрические показатели физического развития: 2. Физиометрические показатели

Содержание

2. Физиометрические показатели

Физиометрия

это определение функциональных
показателей организма ребенка.

При
изучении физического
развития измеряют ЧДД, ЖЕЛ (спирометрия),
мышечную силу рук, становую
силу (динамометрия), ЧСС, АД.

а)
ЖЕЛ (жизненная емкость легких)

является
показателем вместимости легких и силы
дыхательных мышц. Измеряется она с
помощью водяного или воздушного
спирометра.

Перед
исследованием ребенку предлагают
сделать максимальный вдох, задержать
дыхание,
плотно обхватить мундштук губами и
медленно выдохнуть в трубку весь воздух,
исключив выдох через нос. Исследование
проводят 2-3 раза и фиксируют наибольший
результат. Точность измерения 50-100 мл
(табл. 1).

Таблица 1

Возрастные показатели жел у детей и подростков (мл)

Возраст
в годах

Мальчики

Девочки

8

1670 + 301

1474 + 280

9

1802 + 374

1832 + 359

10

2000 + 360

1903 + 409

11

2230 + 410

2120 + 364

12

2480 + 380

2283 + 435

13

2620 + 550

2506 + 423

14

3250 + 677

2730 + 496

15

3670 + 729

3022 + 433

16

4170 + 630

2051 + 458

б)
Мышечная сила рук

характеризует
степень развития мускулатуры. Измеряется
ручным динамометром. Обследуемый стоит
прямо, несколько отводит руку
вперед и в сторону, и, обхватив динамометр
кистью, максимально сжимает его.
Никаких дополнительных движений в
плечевом и локтевом суставах при этом
допускать не следует. Производят 2-3
измерения, записывают наибольший
показатель.
Отсчет ведут по шкале в килограммах
(табл. 2).

Таблица 2

Возрастные показатели мышечной силы рук

Возраст

(годы)

Мальчики

(правая рука)

Мальчики

(левая рука)

Девочки

(правая рука)

Девочки

(левая рука)

8

16,4 ±3,6

15,5 ±3,1

13,8 ±2,5

12,9 ±2,4

9

19,6 ±3,3

18,0 ±3,4

15,3 ±2,7

14,5 ±2,6

10

21,3 ±3,4

19,5 ±3,3

16,3 ±3,4

15,1 ±3,1

11

26,2 ±3,9

21,5 ±3,4

19,0 ±3,8

17,7±4,1

12

29,0 ±5,5

24,1 ±4,2

21,1 ±4,7

19,9 ±4,0

13

27,3
±5,3

21,8 ±5,2

25,1 ±5,0

22,9 ±4,1

14

32,8 ±6,6

29,0 ±6,2

25,4 ±4,5

23,9 ±4,2

15

29,0 ± 9,0

34,2 ± 7,5

27,3 ±4,6

23,8 ±4,1

16

43,6 ±7,4

28,0 ±6,0

27,5 ± 4,9

24,9 ± 4,0

17

47,1 ±7,0

40,6 ±5,0

29,2 ± 4,8

26,1 ±4,6

в)
Становая сила

измеряется
становым динамометром. Обследуемый
стоит ногами на платформе,
наклоняется, берется двумя руками за
рукоятку динамометра и с усилием
выпрямляется. В исходном положении
рукоятка динамометра должна быть на
уровне колен. Становой динамометр
регулируют по росту обследуемого с
помощью
металлической цепи. Учитывают максимальный
результат (в килограммах).

г)
Частота сердечных сокращений

по
пульсу подсчитывается в тече­ние 1
мин. Показатели максимального и
минимального артериального дав­ления
измеряют аппаратом Рива-Роччи или
тонометром (по ме­тоду Н. С. Короткова)
на правой руке в положении сидя, после
минутного отдыха. Манжету накладывают
на середину обнажен­ного плеча на 1 —
2 см выше локтевого сгиба. Рука обследуемого
должна быть удобно расположена на столе
и повернута ладонью вверх. Момент
появления тонов соответствует
систолическому дав­лению, их исчезновение
— диастолическому. Измеряют давление
не менее 3 раз, фиксируя повторяющиеся
параметры.

Измерять артериальное
давление у школьников следует еже­годно,
начиная с 7 лет. рукопти

Васильев Александр Вячеславович

Сравнительная оценка соматометрических и физиометрических показателей физического развития детей дошкольного возраста, проживающих в районах с различной аэротехпогенной нагрузкой Кировской области

14. 00.09 — педиатрия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Архангельск. 1999

Работа выполнена в Кировском государственном медицинском

институте

Научные руководители:

доктор медицинских наук, профессор кандидат медицинских наук, доцент

Б.А. Петров В.А. Беликов

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор доктор медицинских наук, профессор

В.А.Терновская ЯЮ.Иллек

Ведущая организация: Российский государственный медицинский университет

на заседании диссертационного совета К.084.60.01. при Архангельской государственной медицинской академии по адресу: 163061, г. Архангельск Троицкий пр., 51.

С диссертацией молено ознакомиться в научней библиотеке Архангельской государственной медицинской академии

Автореферат разослан «Д4у> ¿¿¿¿Ц’ХЮЭ г. Ученый секретарь

Защита диссертации состоится < 1999 г. в /¿»¿часов

диссертационного совета, к.м.н., доцент

Л.В. Титова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Проведенные за последние годы исследования свидетельствуют о том, что неблагоприятные изменения в здоровье населения, в том числе детского, в значительной мере обусловлены интенсивным техногенным загрязнением окружающей среды (Алексеев C.B. и соавт., 1991; Сидоренко Г.И. и соавт., 1993; Петров Б.А., Величковский Б.Т., 1994; Пивоваров Ю.П. и соавт.,1995; Белоконь К.Н. и соавт., 1996; Беляев E.H. и соавг. 1997; Зайцева Н.В. и соавг.,Г998 ).

Одним из важнейших показателей состояния здоровья подрастающего поколения является физическое развитие, уровень которого тесно связан, с социально-экономическими и экологическими условиями жизни (Буштуева К. А., Случанко И.С., 1979, Ямпольская Ю.А. 19%).

Данные о влиянии техногенных загрязнителей окружающей среды, в том числе атмосферных, на физическое развитие детского населения досгаточно многочисленны (Даценко ИМ. и соавт., 1986; Сидоренко Г.И. и соавт., 1987; Шандала М.Г. и соавт., 1988; Звиняцковский Я.И. и соавт.,1989; Симонов С.Н., 1990, 1994; Быстрых В.В. и соавт., 1995; Кучма В.Р. и соавт., 1996; Со-вершаева CJI. и соавт., 1997; Гильденскиольд С.Р. и соавт., 1998; Николаев В.Г. и соавт., 1999). Однако, различные технологии и объемы производства, отраслевые комбинации видов производств образуют промышленно-территориальные комплексы, практически неповторимые как по видам, так и по уровням техногенного воздействия на окружающую среду (Барков Л.В. и соавт., 1996). В связи с этим, изучение физического развития детей, проживающих в промышленных центрах Кировской области, где сосредоточены предприятия машиностроительной, металлургической, химической я микробиологической промышленности, энергетические объекты, является весьма актуальным.

В комплексе мероприятий, обеспечивающих экологическую безопасность населения, важное значение придается организации территориальных систем мониторинга здоровья населения (Алексеев С.В. и соавт.,1994). Вместе с тем, разработанные методические подходы к созданию систем мониторинга здоровья детского населения в связи с воздействием факторов окружающей среды и, в частности, по организации сбора, обработки, анализа и оценки данных по физическому развитию, требуют дальнейшего совершенствования (Сидоренко Г.И. и соав.,1995).

Цель исследования. Изучить влияние аэротехногенных загрязнителей окружающей среды на соматометрические и физиометрические показатели физического развития детей, проживающих в промышленных центрах Кировской облаем и разработать территориальную систему мониторинга физического развития детей в связи с воздействием загрязнителей атмосферного воздуха.

Задачи исследования:

1. Провести анализ степени загрязнения атмосферного воздуха в районах расположения промышленных центров используя материалы контрольных организаций.

2. Изучить соматометрические и физиометрические показатели физического развития детей, проживающих в условиях интенсивного воздействия загрязнителей атмосферного воздуха, в сравнении с детским населением контрольного района.

3. Определить зависимость соматометрических и физиомстрических показателей физического развития детей от уровня загрязненности атмосферного воздуха промышленными выбросами.

4. Разработать территориальную систсму мониторинга физического развития детского населения в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей окружающей среды.

Положения, выносимые на защиту:

1. Интенсивное воздействие на детский организм сложного комплекса аэротехногенных загрязнителей окружающей среды оказывает неблагоприятное влияние на соматомепричсскне показатели физического развития.

2. Характер изменений физиомегрических показателей физического развития детей, проживающих в индустриальных центрах Кировской области, в значительной мере связан с уровнем загрязнения агмосферного воздуха промышленными выбросами.

3. Тсрриториальная система мониторинга физического развития детского населения как информационная основа для проведения мероприятий по улучшению показателей развития детей и состояния окружающей среды. ■

Научная новизна. В данной работе впервые представлены материалы по изучению влияния сложного комплекса аэротехногенных загрязнителей окружающей среды на соматометрические и физиомстрические показатели физического развития детского населения индустриальных центров Кировской области, где компактно размещены предприятия различных отраслей промышленности. Установлено, что среди детей, проживающих в условиях интенсивного воздействия промышленных загрязнителей атмосферного воздуха, по сравнению с детским населением контрольного района, отмечается более высокий процент детей с дисгармоничным и резко дисгармоничным физическим развитием, за счег изменения соматоме-грических показателей.

Доказано, что аэротехногенные загрязнители окружающей среды оказывают влияние на снижение у детей функциональных показателей кардиорес-пираторной системы, в том числе, определяющих физическую работоспособность.

Практическая значимость работы. Проведенное исследование по изучению влияния загрязнителей атмосферного воздуха на физическое развитие детского населения промышленных центров Кировской области позволило подтвердить обоснованность данного методического подхода для выявления

возможною влияния неблагоприятных факторов окружающей среды на здоровье подрастающего поколения.

Полученные в ходе исследования данные являются основой для проведения неотложных комплексных мероприятий по обеспечению здоровья детей, проживающих в условиях интенсивного воздействия загрязнителей атмосферного воздуха и могут использоваться для корректировки долгосрочных профилактических программ.

Результаты работы позволили обосновать целесообразность включения исследований но оценке физического развития дегей в сисгему территориального медико-экологического мониторинга и разработать автоматизированную информационно-аналитическую сисгему «атмосферный воздух — физическое развитие детей».

Материалы исследования используются в практической работе педиатрической службы Кировской обласш (акгы внедрения ог 7.05.99) и в учебном процессе в Кировском государственном медицинском институте на кафедрах пропедевтики детских болезней, общей гигиены с курсом экологии, социальной медицины и организации здравоохранения (акг внедрения от 30.09.98).

Апробация диссертационного материала. Результаты исследований и основные положения работы доложены на 3-й научной конференции «Актуальные вопросы клинической педиатрии, акушерства и генетики» (г.Киров, 1994), на научно-нрактческих конференциях с участием работников детских дошкольно-школьных учреждений и детских поликлиник (г .Киров, 1997, 1998, 1999 г.г.), представлены на Всемирном кошрессе с международным участием «Экология и здоровье детей — основа устойчивого развития общества» (Саша-Петербург, 1997г.), на пятом конгрессе педиатров России (Москва, 1999г.).

Работа выполнена в рамках Федеральной программы при Президенте РФ «Государетенная поддержка интеграции высшего образования и фундамен-

тальной туки на 1997-2000 г. г.» по теме «Исследования влияния хозяйственной деятельности на состояние экосистем природного комплекса и здоровья человека в зонах промышленных агломераций и на фоновых территориях Кировской области» (раздел «Оценка физического развития и биохимического сгатуса организма дегского населения»).

Публикации: По материалам исследования опубликовано 8 научных работ и одна принята в печать.

Объем >1 структура диссертации. Диссертация изложена на 120 страницах машинописного текста и состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов и практических рекомендаций. Работа содержит 19 таблиц и 8 рисунков. Список литературы включает 125 отечественных и 37 зарубежных публикаций.

ОБЪЕКТЫ, ОБЪЕМ И МЕТОДЫ ИССЛЕ ДОВАНИЯ Исследования были проведены па территориях двух основных промышленных центров Кировской области — г.Киров и г.Кирово-Чепецк, где размещены предприятия теплоэнергетики, машиностроения, цветной металлургии, микробиологической и химической промышленности.

Анализ степени загрязненности агмосферного воздуха в районах исследования был проведен по материалам Областного комитета по охране природы и Центров Госсанэпиднадзора г.Кирова и г.Кирово-Чепецка.

Для оценки суммарной аэротехногешюй нагрузки в исследуемых районах, рассчитывался индекс загрязнения атмосферного воздуха (ИЗА) но общепринятой формуле (Захарченко М.П. и соаш.,1997).

В соответствии со степенью загрязнения агмосферного воздуха территории промышленных центров были разделены на 3 района: Центральный и Северо-Западный районы г .Кирова, г.Кирово-Чепецк. В данных районах были сформированы группы наблюдения с использованием метода уравновешенных групп (Буимусва К.А., Случанко И.С., 1979).

В группы наблюдения входили дети в возрасте от 4 до 7 лет, проживающие в районах исследования с момента рождения и родители когорых в сфере своей профессиональной деятельности не имели кон-1-акча с производственными вредностями. Наблюдаемые дети были разделены по возрастно-половым 1рунлам (4,5,6,7 лет). В каждой 1-руиие количество мальчиков и девочек было примерно одинаковым.

Всего было обследовано 1468 детей, в том числе в Центральном районе г. Кирова (564), Северо-Западном районе г. Кирова (442), в г. Кирово-Чепецке (462).

В качестве критериев оценки физического развития были выбраны 3 основных антропометрических показателя: длина и масса тела, окружность грудной клетки, которые определялись по общепринятым методикам.

Определение гармоничности развития детей проводилось на основании результатов центильных оценок. В случае если разность номеров областей или «коридоров» между любыми из трех показателей не превышала 1, то развитие ребенка считалось гармоничным, если эта разность составляла 2, то развитие считалось дисгармоничным, а если разность равнялась 3 и более -резко дисгармоничным развитием.

У наблюдаемых дечей возрастных групп 6 и 7 лсл (766 детей) наряду с определением сомаюмспричсских показателей физическою развишя, исследовали вастишный индекс Кердо (ВИК) и определяли минутый о бьем крови (МОК) но таблицам И. А.КассирскО!о (1997), изучали показатели физических качеств ор1анизма с использованием сниромс1рии и физической работоспособности (ФР) с расчетом максимального потребления кислорода (М11К). При оценке ФР применялся чсст с однократной физической нагрузкой (Абросимова Л.И. и соавг., 1986г.).

При анализе ФР все обследованные дети были разделены на 3 группы в зависимости от ее уровня: повышенный, когда ФР более М + 1,1 б ; средний

~ при величине ФР равной М ± о; пониженный — при величине ФР менее М -1,1 о (Сухарев А.Г., 1991).

Для измерения жизненной емкости легких (ЖЕЛ) использовали сухой спирометр. Определение ЖЕЛ проводилось трехкратно с промежутками в 2-3 минуты с регистрацией максимального результата.

Мышечная сила определялась трехкратно по показателям максимальной силы сжатия правой и левой руки с регистрацией максимального результата. Для исследования использовались возрастные динамометры.

Артериальное давление (АД) изморилось в одно и гоже время суток (утром) после 10-15 минутного отдыха, на правой руке трехкратно с интервалом в 3 минуты.

Статистическая обработка материалов исследования осуществлялась на IBM PC по специально разработанным прикладным программам, множественный корреляционно-регрессиотгый анализ проводился на IBM PC, с использованием оригинальных программ. . ■ .:

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты анализа санитарно-химических исследований контрольных организаций позволили установить уровни суммарного загрязнения атмосферного воздуха в исследуемых районах. Так, в Северо-Заиадном районе г.Кирова, где размещены предприятия машиностроительной, металлургической, химической и микробиологической промышленности ИЗА составлял 13,5. В г.Кирово-Чепецке, на территории которого размещен крупный химический комбинзг, показатель ИЗА составлял 3,97. В состав атмосферных выбросов данных промышленных предприятий входят вещества способные оказывать неблагоприятное воздействие на организм человека. В Центральном районе г.Кирова показатель ИЗА составлял 1,56, что послужило основанием для выбора его в качестве контрольного района.

При анализе материалов исследования установлено, что у обследованных детей , проживающих в Северо-Западном районе г.Кирова и в г.Кирово-Чепецке, по сравнению с детьми контрольного района наблюдаются отклонения в соматомегрических показателях физического развития.

Так, у мальчиков возрастной группы 4 года, проживающих в г. Кирово-Чепецке, средний показатель массы тела был статистически значимо ниже (Р<0,05) но сравнению со средним показателем массы тела мальчиков контрольного района (16,94±0,50 кг, 19,02±0,76 кг соотвахггвснно).

У мальчиков и девочек возрастной группы 5 лет, проживающих в Северо-Западном районе г.Кирова, по сравнению с аналогичными группами контрольного района, средние величины массы тела были статистически значимо выше (Р<0,05) и составляли соответственно 21,59±0,61 кг, 19,09±0,42 кг среди мальчиков; 20,13±0,59 кг, 18,50±0,43 кг среди девочек.

В возраеттго-половой группе детей 6 лет статистически значимые различия, по сравнению с контролем, установлены среди мальчиков СевероЗападного района г. фудной клетки) и в г. Кирово-Чспецке (у мальчиков и девочек но всем сомаюмефичсским показателям).

Таким образом, оценка средних величин соматомегрических показателей физическою развития дегей различных, возрастно-иоловых групп показала, что статистически значимые различия наблюдаются среди детей, прожи-

вающих в Северо-Западном районе г. Кирова и в г. Кирово-Чепецке, т.е. в тех районах, которые характеризуются высокими уровнями загрязненности атмосферного воздуха.

Наиболее адекватная информация о влиянии аэротсхногенных загрязнителей окружающей среды на физическое развитие детского населения получена при индивидуальном анализе гармоничности развития.

Полученные данные но оценке гармоничности физического развития свидетельствуют, что, по сравнению с контрольным районом, наибольший процент детей с дисгармоничным и резко дисгармоничным развитием отмечается у детей всех обследованных возрастных групп, проживающих в Северо-Западном районе г.Кирова и в г. Кирово-Чепецке. Так, суммированный удельный вес дисгармоничного и резко дисгармоничного развития у детей контрольного района составлял от 24,0% до 33,0%, Северо-Западного района г.Кирова и г.Кирово-Чепецка — от 34,0 % до 49,5%.

Следовательно, показатели, свидетельствующие о негармоничности развития детей, можно рассматривать как результат неблагоприятного воздействия атмосферных загрязнений, гак как обследованные группы были уравновешены но всем другим факторам, способным оказывать влияние на показатели физического развития, в первую очередь социально-экономические (в обследованные группы были включены практически здоровые дети, проживающие в семьях имеющих примерно одинаковый подушевой доход и жилищные условия).

Неблагоприятное влияние зшрязнигелей атмосфернот воздуха на шр-моничноегь физического развития детей подтверждается результатами математического моделирования с использованием многофакторного корреляционно-регрессионного анализа. Как видно из представленных на рисунках I, 2 данных, регрессионный анализ позволил выявить четкую зависимость (совпадение модели с фактическими данными ) гармоничности физического

2 А

8 10 12 -Ц- Предсказанное У

16

Рис. 1: Регрессионная зависимость гармоничного физического развития отИЗА

50 45 40 35 30

I

25 1 20

15

10

5

0

10

16

-Я- Предсказанное У

Рис. 2: Регрессионная зависимость дисгармоничного физического развития от ИЗА

развития от уровня загрязненности атмосферного воздуха вредными веществами, входящими в состав промышленных выбросов (на рисунках ось абсцисс — показатель ИЗА, ось ординат — процент гармоничного и дисгармоничного физического развития).

Выявленная зависимость между уровнем загрязненности атмосферного воздуха и гармоничностью физического развитая детей является обратной и сильной (И=0,99; Л2=0,98), между уровнем загрязненности атмосферного воздуха и дисгармоничностью физического развития прямой и сильной (И=0,99; Я2 — 0,98).

Анализ результатов физиометрических исследований свидетельствует о неблагоприятном влиянии аэротехногенных загрязнителей окружающей среды на функциональное состояние кардиореспираторной системы детей.

Известно, что кардиореспираторная система определяет ФР, так как физические нагрузки имеют аэробный характер и зависят от функционирования системы транспорта кислорода. Интегральным показателем аэробной мощности является МПК характеризующее основное качество ФР — общую выносливость, т.е. способность выполнения длительных физических нагрузок.

Проведенные нами исследования позволили установить статистически значимое снижение величины МПК у мальчиков, прояагаающих в районах с интенсивным загрязнением атмосферного воздуха. У данной группы обследованных детей, по сравнению с аналогичной группой контрольного района, отмечаются более низкие уровни ФР, причем у мальчиков Северо-Западного района снижение уровня ФР было статистически значимо (таблица 1).

Более информативная характеристика показателей ФР детей обследованных групп была получена при анализе ее уровня. Так, в районах с интенсивным загрязнением атмосферного воздуха, по сравнению с контрольным районом, отмечался более низкий процент детей с повышенным уровнем ФР (Северо-Западный район г;Кирова: 3,8%-8,7%, г. Кирово-Чспецк: 5,2%-8,3%; контрольный район: 7,7%-11,2%) и более высокий процент детей с понижен-

ным уровнем ФР (Северо-Западный район г.Кирова: 13,5%-15,5%, г. Кирово-Чепецк: 10,5%-14,3%, контрольный район: 5,5%-11,5%).

Результаты спирометрических исследований показали, что у детей, проживающих в районах с интенсивным загрязнением атмосферного воздуха, средние величины ЖЕЛ были несколько ниже, чем у детей контрольного района. Причем, у девочек, проживающих в экологически неблагополучных районах, снижение средней величены ЖЕЛ было статистически значимым (таблица 2).

Сравнительный анализ данных динамометрических исследований позволил выявить статистически значимую большую мышечную силу (правая кисть) у мальчиков Центрального района по сравнению с мальчиками Северо-Западного района г. Кирова (Р<0,05). У девочек, проживающих в г. Киро-во-Чепецке мышечная сила правой киста была статистически значимо ниже контрольного показателя (Р<0,05).

Оценка состояния вегетативной нервной системы по ВИК выявила, что у всех обследованных детей не зависимо от места жительства данный показатель имел относительно высокие положительные значения, свидетельствующие о выраженном преобладании симпатических влияний в регуляции механизмов адаптации сердечно-сосудистой системыдетей. Вместе с тем, по сравнению с контролем статистически значимый более низкий уровень отмечался у мальчиков, проживающих в г. Кирово-Чепецке (Р<0,05) и у девочек, проживающих в Северо-Западном районе г.Кирова и в г.Кирово-Чепецке (Р<0,05).

По результатам множественного корреляционного анализа установлена сильная связь между показателями ФР, МПК, ЖЕЛ и уровнем загрязненности атмосферного воздуха (11=0,91; 11=0,88; Я=0,83 соответственно). Связь ВИК с уровнем аэротехногенного загрязнения окружающей среды определена как средняя (11=0,63).

Таблица 1

Физио.метрические показатели у мальчиков, проживающих в Северо-Западном и Центральном районах

г. Кирова, г. Кирово-Чепецке (Х±вх)

Районы ФР МПК МОК ВПК ЖЕЛ Динамометрия (кг)

кгм/мин. мл/мин. л/мин. л Пр. кисть Л ев. кисть

Северо-Западный 42,5±1,2* 1303,4±5,б* 2,13±0,16 41,1 + 1,4 1,09±0,03 9,72±0,10* 8,35±0,12

Центральный 4б,4±1,4 1321,0±5,3 2,38±0,18 39,1 ±1,3 1,2±0,04 10,15±0,15 8,38±0,10

г. — ратлнчия статистически достоверны с контролем (Р<0,05)

Таблица 2 Фазномстричсские показатели у девочек, проживающих в Сеиеро-Занадном н Центральном районах г. Кирова, г. Кирово-Чепецке (ХаБх)

Районы ФР МПК МОК ВПК ЖЕЛ Динамометрия (кг)

кгм/мин. мл/мин. л/мип. л Пр. кисть Лев. кисть

Северо-Западный 38,4±3,5 1298,7±5,5 1,97±0,18 35,9+1,3* 0,91 ±0,02* 8,15±0,20 7,61 ±0,20

Центральный 39,5+2,5 1300,2+5,8 2,08+0,21 40,4±1,4 1,08±0,03 8,04±0,1Б 7,45±0,21

Кирово-Ченецк 39,8±2,5 1303,3±5,1 2,10±0,20 36,4±1,1 0,90±0,02* 7,25±0,16* 7,0±0,18

А — различия статистически достоверны с контролем (Р<0,05)

При анализе показателей артериального давления установлено, что средние показатели систолического артериального давления (САД) и диасто-лического артериального давления (ДАД) у детей, проживающих в районах с интенсивной аэротехногенной нагрузкой , снижены по сравнению с детьми, проживающими в экологически благополучных районах.

Построение математических моделей позволило описать количественную зависимость между степенью загрязненности атмосферного воздуха и показателями артериального давления, которая является сильной (Rh4,99; R2 -0,98) и обратной, а именно, с увеличением уровня аэротехногенной нагрузки уменьшаются величины САД и ДАД.

Таким образом, анализ результатов исследования, основанный ira сравнительном методе и построении математических моделей, позволил установить зависимость между морфо — функциональными показателями здоровья детей и степенью загрязненности атмосферного воздуха промышленными выбросами в местах их постоянного проживания.

Выявленная зависимость позволяет использовать соматометрические и физиометричсскис показатели физического развития детей в качестве диагностических критериев при оценке влияния аэротехногенных загрязнителей окружающей среды на здоровье детского населения, что необходимо учитывать при разработке территориальных программ, направленных на сохранение и укрепление здоровья подрастающего поколения.

Разработанная нами, применительно для промышленных районов, система мониторинга физического развития детского населения в связи с воздействием загрязнителей атмосферного воздуха включает три основных блока (рисунок 3):

п

Рисунок 3. Схема сбора, анализа информации и реагирования в системе мониторинга физического развития детей в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей

Блок 1 «Управление и организация мониторинга».

Блок 2 ‘»Мониторинг окружающей среды».

Блок 3 «Физическое развитие детского населения».

Функционирование территориального мониторинга физического развития детского населения в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей окружающей среды реализуется в виде автоматизированной информационно-аналитической системы (АИАС), осуществляющей сбор данных динамического наблюдения за объектами’окружающей среды и состоянием физического развития детского населения, аналитическую оценку и прогноз степени влияния аэротехногенных загрязнителей на показатели физического развития детей, разработку рекомендательной информации органам управления и контроля за качеством окружающей среды и здоровьем населения.

ВЫВОДЫ

1. Детское население, проживающее в районах промышленных центров Кировской области, подвергается интенсивному воздействию сложного комплекса аэротехногенньгх загрязнителей окружающей среды, источниками которых являются предприятия различных отраслей индустрии.

2. У детей, проживающих в районах с интенсивным загрязнением атмосферного воздуха, по сравнению с детским населением контрольной территории, наблюдаются статистически значимые изменения в соматометрических показателях физического развития.

3. Среди детского населения, проживающего в экологически неблагоприятных районах, число детей с дисгармоничным и резко дисгармоничным развитием в 1,5 раза выше, чем в контрольном районе.

4. Такие физические качества, как физическая работоспособность, максимальное потребление кислорода, мышечная сила, минутный объем кровообращения у детей нз районов с интенсивным загрязнением атмосферного

воздуха снижены по сравнению с показателями их сверстников, проживающих на контрольной территории.

5. У обследованных детей, проживающих в условиях интенсивной аэротехногенной нагрузки, по сравнению с детьми контрольного района, наблюдается снижение величины жизненной емкости легких на 8,0% у мальчиков и 16,2% у девочек, систолического артериального давления на 11,7% и 7,2%, диастолического артериального давления на 7,6% и 8,8% соответственно.

6. Выявленная зависимость между морфо — функциональными показателями состояния здоровья и степенью аэротехногенной нагрузки позволяет рассматривать показатели физического развития в качестве диагностических критериев при оценке влияния атмосферных загрязнителей на здоровье детского населения.

7. Разработанная территориальная система мониторинга физического развития детского населения в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей окружающей среды позволяет своевременно выявлять его изменения и проводить адекватные оздоровительные мероприятия.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Установленные изменения в показателях физического развития детей, проживающих в районах с интенсивной аэротехногенной нагрузкой, обуславливают необходимость проведения профилактических осмотров с интервалом 1 раз в 6 месяцев.

2. Физические качества детского организма (физическая работоспособность, максимальное потребление кислорода, минутный объем крови, динамометрия, жизненная емкость легких) необходимо определять в комплексе с а)пропометрическими показателями, поскольку они дают более объективное представление о состоянии здоровья детей и позволяют своевременно установить его отклонения.

3. В промышленных районах необходимо организовать систему мониторинга состояния здоровья детского населения в связи с неблагоприятными факторами окружающей среды, с обязательным включением в комплекс исследований оценку физического развития. .

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Анализ уровня физического развития детей раннего возраста, проживающих в г. Кирове // Материалы 111 научно — практической конференции. -Киров, 1994. — С. 198. (в соавт.: 11опова И.В., Лопатин J1.A., Сухарева С.А.).

2. Автоматизированная система наблюдения за физическим развитием детей в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей окружающей среды // Актуальные вопросы окружающей среды обитания и здоровья человека; Сборник научных статей. — 1995. — С.18-19. (в соавт.: Нилов Б.Б., Химич C.B., Петров В.А., Симкин Д.С.).

3. Физическое развитие детей — как показатель качества окружающей среды // Актуальные вопросы окружающей среды обитания и здоровья человека: Сборник научных статей. — 1995, — С. 12 — 15. (в соавт.: Петров Б.А., Беляков В.А, Нилов Б.Б., Попова И.В., Химич C.B.).

4. Морфофункциональные показатели здоровья детей, проживающих в районах с различной аэротехногенной нагрузкой II Материалы Всероссийского конгреса с международным участием. Экология и здоровье детей основа устойчивого развития общества. — СПб, — 1997. — С. 122 -123. (в соавт.: Петров Б.А., Цапок ГШ., Беляков В.А., Нилов Б.Б.).

5. Комплексный подход к мониторингу состояния здоровья детей // Реабилитация в медицине и иммунореабилитацшг: V Международный конгресс. -Испания, 1999. — 46 с. (в савт.: Нилов Б.Б.).

б.Организация мониторинга физического развития детского населения в связи с воздействием аэротехногенных загрязнителей окружающей среды: Информационное письмо. — Киров, — 1999. — 7 с. (в соавт.: Петров Б.А., Беляков В. А.)

7. Физиометрические показатели развития детей, проживающих в промышленных центрах: Информационное письмо. — Киров, — 1999. — 7 с. (в соавт.: Петров Б.А., Беляков В.А.).

8. Физическое развитие и вегетативный статус детей, проживающих в районах с различной степенью загрязнения атмосферного воздуха // Материалы конгресса педиатров России. Здоровый ребенок. — Москва, 1999. — С. 93.

Безрутченко А.Ю. Соматоскопические показатели физического развития

Безрутченко Анастасия Юрьевна
Магнитогорский государственный университет им. Г.И.Носова

Библиографическая ссылка на статью:
Безрутченко А.Ю. Соматоскопические показатели физического развития // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 4 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2018/04/86318 (дата обращения: 23.04.2021).

Руководитель: Степанюк Александр Дмитриевич

В течение всей своей жизни организм человека претерпевает непрерывные изменения. Их характер во многом определяется образом жизни человека: его питанием, отношением к спорту и вредным привычкам, режимом работы, отдыха и сна и др. Таким образом, частично текущее состояние организма, в том числе физическое, есть результат совокупного действия вышеперечисленных факторов. Оно может быть охарактеризовано рядом показателей, объединённых в несколько групп. В данной статье автором будет описана группа соматоскопических показателей физического развития.

Прежде чем приступить к рассмотрению вышеназванных показателей, необходимо дать определение понятия физического развития.

Физическое развитие – это непрерывный процесс изменения естественных морфологических и функциональных свойств организма в течение его индивидуального развития на протяжении всей жизни. От уровня физического развития напрямую зависят такие показатели, как запас его физических сил, выносливость и дееспособность. Также уровень физического развития, несомненно, влияет на состояние здоровья человека. Это обуславливает необходимость медицинских исследований в данной области.

Исследование физического развития человека осуществляется в рамках антропометрии – раздела антропологии, тесно связанного с медициной. Антропометрия занимается измерениями внешних параметров человека с целью выявления особенностей его строения. Антропометрия позволяет дать качественную и количественную оценку изменчивости этих особенностей. Для этой цели вводится ряд антропометрических показателей – величин, однозначно характеризующих соответствующие свойства тела человека.

Всю совокупность антропометрических показателей делят на три группы:

  • соматометрические;
  • физиометрические;
  • соматоскопические.

Дадим краткую характеристику каждой из групп, подробно остановившись на соматоскопических показателях физического развития.

К соматометрическим показателям причисляют всем знакомые рост, массу тела, обхват бёдер, размеры окружности грудной клетки, голени, предплечия и др.

Физиометрические измерения позволяют дать количественную оценку таким параметрам, как жизненная ёмкость легких (ЖЕЛ), мышечная сила рук, становая сила.

Соматоскопия представляет собой наружный осмотр тела человека с целью выявления возможных дефектов опорно-двигательного аппарата: искривления позвоночника, нарушения осанки, плоскостопия и др.

Соматоскопические показатели устанавливаются в ходе проведения соматоскопического обследования.

Состояние опорно-двигательного аппарата оценивается по общему впечатлению от: массивности, ширины плеч, состоянии осанки, стопы и пр. Одним из наиболее важных показателей является состояние осанки.

Три главных признака нарушения осанки, которые могут быть зафиксированы в ходе наружного осмотра, следующие:

  • наклонное положение головы;
  • неодинаковый уровень надплечий и лопаток;
  • неравная длина шейно-плечевых линий.

К соматоскопическим параметрам относится и форма грудной клетки, которая бывает трех видов: нормостеническая, астеническая и гиперстеническая. В таблице 1 приведены основные различия между этими видами.

Табл.1

Тип грудной клетки

Форма, характерная для данного типа

Величина надчревного угла

Соотношение диаметров

Нормостеничес-кий

Коническая

≈ 90˚

Поперечный диаметр больше передне-заднего

Гиперстеничес-кий

Цилиндричес-кая

> 90˚

Поперечный и передне-задний диаметры практически одинаковы

Астенический

Плоская

< 90˚

Передне-задний и поперечный диаметры уменьшены

Развитие мускулатуры – ещё один соматоскопический параметр; характеризуется количеством мышечной ткани, ее упругостью, рельефностью и другими свойствами. По степени развитости мускулатуры можно судить о силе, выносливости человека и виде спорта, которым он занимается.

Такой соматоскопический параметр, как телосложение определяется размерами, формами, пропорцией и особенностями взаимного расположения частей тела. Как и форма грудной клетки, телосложение бывает трёх типов: нормостеническое, гиперстеническое, астеническое.

  • Гиперстенический тип предполагает преобладание поперечных размеров тела. Голова у гиперстеников имеет округлую форму, лицо широкое, шея короткая и толстая, грудная клетка широкая и короткая, живот большой, конечности короткие и толстые, кожа плотная.
  • Астенический тип телосложения означает преобладание продольных размеров тела. Астеники имеют узкое лицо, длинную, тонкую шею, тонкие конечности, слаборазвитую мускулатуру, тонкую бледную кожу.
  • Для нормостенического типа телосложения характерна пропорциональность. Ни продольный, ни поперечный размеры тела не имеют отклонений от нормы.

Таким образом, к соматоскопическим показателям физического развития относятся состояние опорно-двигательной системы (в том числе и осанки), форма грудной клетки, мускулатура и телосложение.

Библиографический список

  1. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия, 19821984 гг.
  2. Бунак В.В. Антропометрия: практический курс. — М., 1941. – 368 с.
  3. Выдрин В.М., Зыков Б.К., Лотоненко А.В. Физическая культура студентов вузов: учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. – 128 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Безрутченко Анастасия Юрьевна»

Физиометрия

Физиометрия – определение функциональных показателей. При изучении физического развития измеряют ЖЕЛ (спирометрия), мышечную силу рук, становую силу (динамометрия).

Жизненная емкость легких (ЖЕЛ) является показателем вместимости легких и силы дыхательных мышц. Измеряется она с помощью водяного или воздушного спирометра. Водяной спирометр состоит из двух цилиндров, размещенных один в другом. Наружный цилиндр наполняется водой до метки на внутренней поверхности. В него вставляют второй цилиндр, в который через систему резиновых и металлических трубок поступает выдыхаемый воздух. На свободный конец резиновой трубки надевают мундштук. Перед исследованием ребенку предлагают сделать максимальный вдох, задержать дыхание, плотно обхватить мундштук губами и медленно выдохнуть в трубку весь воздух, исключив выдох через нос. Выдыхаемый воздух, заполняя внутренний цилиндр, поднимает его. На внутреннем цилиндре нанесены деления, по которым ведется отсчет количества выдыхаемого воздуха (в миллилитрах). После исследования открывают отверстие на крышке внутреннего цилиндра, закрытое резиновой пробкой, цилиндр опускается и воздух выходит.

Исследование проводят 2-3 раза и фиксируется наибольший результат. Точность измерения 50-100 мл. Мундштук после каждого обследуемого следует дезинфицировать кипячением.

Мышечная сила рук характеризует степень развития мускулатуры; измеряется ручным динамометром. Обследуемый стоит прямо, несколько отводит руку вперед и в сторону и, обхватив динамометр кистью, максимально сжимает его. Никаких дополнительных движений в плечевом и локтевом суставах при этом допускать не следует. Производят 2-3 измерения, записывают наибольший показатель. Отсчет ведут по шкале в килограммах.

Становая сила измеряется становым динамометром (динамометрия). Обследуемый стоит двумя ногами на платформе, наклоняется, берется за рукоятку динамометра и с усилием выпрямляется. В исходном положении рукоятка динамометра должна быть на уровне колен. Становой динамометр регулируют по росту обследуемого с помощью металлической цепи.

www.fizkulturaisport.ru

Просмотров: 28512

Страница статьи : Гигиена и санитария

Баранов А. А., Кучма В.Р., ред. Физическое развитие детей и подростков Российской Федерации. Сборник материалов (выпуск VI). М.: ПедиатрЪ; 2013

Devís-Devís J; Lizandra J; Valencia-Peris A; Pérez-Gimeno E; García-Massò X; Peiró-Velert C, Longitudinal changes in physical activity, sedentary behavior and body mass index in adolescence: Migrations towards different weight cluster. Plos One. 2017; 12 (6): e0179502.

Ploegmakers JJ; Hepping AM; Geertzen JH; Bulstra SK; Stevens M, Grip strength is strongly associated with height, weight and gender in childhood: a cross sectional study of 2241 children and adolescents providing reference values. Journal of Physiotherapy. 2013; 59 (4): 255-261.

Милушкина О.Ю., Скоблина Н.А., Прусов П.К., Бокарева Н.А., Татаринчик А.А., Козырева Ф.У., Моисеев А.Б. Зависимость мышечной силы от темпов биологического созревания и основных показателей физического развития у мальчиков-подростков. Вестник Российского государственного медицинского университета. 2017; 6: 29-35.

Баранов А.А. Кучма В.Р., Скоблина Н.А. Физическое развитие детей и подростков на рубеже тысячелетий. М.: Издатель Научный центр здоровья детей РАМН; 2008.

Kurokawa N; Nakai K; Suzuki K; Sakurai K; Shimada M; Kameo S; Nakatsuka H; Satoh H. Trends in growth status among schoolchildren in Sendai, Japan, 1994-2003: leveling-off of mean body height and weight. The Tohoku Journal of Experimental Medicine. 2008; 216 (4): 371-5

Година Е.З., Хомякова И.А., Задорожная Л.В. Особенности ростовых процессов у городского и сельского населения севера Европейской части России. Археология, этнография и антропология Евразии. 2017; 45 (1): 146-56.

Мельник В.А., Козакевич Н.В. Влияние комплекса социально-биологических факторов на морфофункциональные показатели физического развития и половое созревание городских школьников. Курский научно-практический вестник. Человек и его здоровье. 2014; 2: 56-61.

Шилова О. Ю. Современные тенденции физического развития в юношеском периоде онтогенеза (обзор). Экология человека. 2011; 4: 29-36.

Orden AB; Apezteguía MC.Weight and height centiles of Argentinian children and adolescents: a comparison with WHO and national growth references. Annals of Human Biology. 2016; 43 (1): 9-17.

Freedman DS; Lawman HG; Skinner AC; McGuire LC; Allison DB; Ogden CL. Validity of the WHO cutoffs for biologically implausible values of weight, height, and BMI in children and adolescents in NHANES from 1999 through 2012. The American Journal of Clinical Nutrition. 2015; 102 (5):1000-6.

Freedman DS; Lawman HG; Pan L; Skinner AC; Allison DB; McGuire LC; Blanck HM. The prevalence and validity of high, biologically implausible values of weight, height, and BMI among 8.8 million children. Obesity (Silver Spring, Md.). 2016; 24 (5): 1132-9.

Амгалан Г., Погорелова И.Г. Анализ показателей физического развития 7-16-летних школьников Монголии. Сибирский медицинский журнал. 2015; 132 (1): 88-90.

Мельник В.А., Козакевич Н.В. Изменения морфологических показателей физического развития городских школьников. Гигиена и санитария. 2016; 95 (5): 460-5.

Woronkowicz A; Cichocka BA; Kowal M; Kryst L; Sobiecki J, Physical development of girls from Krakow in the aspect of socioeconomical changes in Poland (1938-2010). American Journal of Human Biology: The Official Journal of The Human Biology Council. 2012; 24 (5): 626-32.

Bozić-Krstić VS; Pavlica TM; Rakić RS. Body height and weight of children in Novi Sad. Annals of Human Biology. 2004; 31 (3): 356-63.

Sedlak P; Bláha P; Brabec M; Vignerová J; Janoušek S; Riedlová J; Stříbrná L, Monitoring the growth dynamics of somatic traits based on a semi-longitudinal study. Homo: Internationale Zeitschrift Fur Die Vergleichende Forschung Am Menschen. 2011; 62 (2): 144-58.

Година Е.З., Лхагвасурэн Г., Бат-Эрдэнэ Ш., Задорожная Л.В., Пермякова Е.Ю., Уранчимэг Ш., Хомякова И.А. Секулярные изменения некоторых морфофункциональных показателей у монгольских детей и подростков. Вестник московского университета. Серия 23: Антропология. 2017; 1: 4-14.

Мельник В.А., Козакевич Н.В. Динамика базовых антропометрических показателей школьников Белорусского полесья в период с 1976 по 2011 г. Вестник московского университета. Серия 23: Антропология. 2014; 1: 90-5.

Грицинская В.Л., Никитина И.Л. Соматометрические показатели физического развития школьников г. Санкт-Петербурга. Российский Вестник перинатологии и педиатрии. 2018; 63 (1): 66-70.

Мальцева Е.А., Чеснокова Л.Л., Михайлова Л.А. Антропометрические показатели детей препубертатного возраста промышленного города. Современные проблемы науки и образования. 2016; 6: 22.

Жданова О.А., Гурович О.В., Кириченко Н.Е. Оценка длины и массы тела школьников Воронежской области. Актуальные проблемы и достижения в медицине: Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. 2015: 131-6.

Приешкина А.И., Флянку И.П., Салова Ю.П., Куликова О.М. Сравнительная оценка показателей физического развития школьников. Современные проблемы науки и образования. 2015; 2: 20.

Поварго Е.А., Зулькарнаева А.Т., Зулькарнаев Т.Р., Овсянникова Л.Б., Агафонов А.И., Ахметшина Р.А. Региональные особенности физического развития школьников Уфы. Гигиена и санитария. 2014; 93 (4): 72-4.

Физическая организация школьных детей Пермской губернии. Антропологические материалы А.И. Смородинцева и Н.А. Русских. Екатеринбург: Типография газеты «Урал»; 1897.

Методические материалы по оценке физического развития детей и подростков г. Свердловска от 3 л. 6 мес. до 17 лет. Свердловск; 1960.

Мезенина Л.В., Мокеров И.П., Ляшенко Г.В. Методические материалы по оценке физического развития школьников г. Свердловска 8-16 лет. Свердловск; 1969.

Боярский А.П., Цофнас Л.М., Миронов Г.В. Оценка биологической зрелости и физического развития детей и подростков Свердловской области в возрасте 6-16 лет: Методические рекомендации. Свердловск; 1988.

Оценка физического развития детей Свердловской области от 0 до 16 лет: Методические рекомендации. УГМА, Екатеринбург, РИЦ «МЕВ»; 2001.

Иванников А.И., Ситникова В.П., Пашков А.Н. Динамика и тенденции физического развития детей Воронежской области. Вопросы современной педиатрии. 2007; 2: 24-8.

Липанова Л.Л., Бабикова А.С., Насыбуллина Г.М. Тенденции в физическом развитии детей г. Екатеринбурга. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К»; 2017: 815.

Динамика основных показателей физического развития студентов северного вуза

Кандидат биологических наук, доцент И.А. Погонышева1
Кандидат биологических наук, доцент Д.А. Погонышев1
Магистрант В.В. Постникова1
1Нижневартовский государственный университет, Нижневартовск

Проведено длительное систематическое исследование основных соматических и физиометрических параметров студентов, обучающихся и проживающих в условиях, приравненных к Крайнему Северу. Цель исследования – выявление тенденций в физическом развитии юношей и девушек и определение его современного состояния. Начиная с 2003 г. у первокурсников Нижневартовского государственного университета определялись масса и длина тела, окружность грудной клетки, регистрировались мышечная сила ведущей кисти и жизненная емкость легких. Отчетливое синхронное увеличение длины и массы тела начиная с 2003 г. продолжалось до 2012 г. у девушек и до 2014 г. у юношей. Сравнительный анализ параметров физического развития обследуемых в динамике с 2003 по 2018 г. показал, что современные студенты превосходят своих сверстников, обследованных в 2003 г. по основным соматическим показателям. Увеличение антропометрических показателей было характерно как для юношей, так и для девушек. Значимые изменения характерны для длины тела, показателей кистевой динамометрии и жизненной емкости легких. Согласно результатам проведенного мониторинга, за последние 15 лет наблюдается снижение функциональных возможностей (показателей динамометрии и жизненной емкости легких) современной студенческой молодежи. Установлена тенденция в физическом развитии студентов северного вуза: увеличение тотальных размеров тела, снижение силовых показателей, полученные результаты согласуются с результатами исследований, проведенных в других регионах России.

Ключевые слова: студенты, уровень здоровья, физическое развитие, функциональные возможности, соматические параметры, физиометрические показатели.

Литература

  1. Баранов А.А. Физическое развитие детей и подростков на рубеже тысячелетий / А.А. Баранов, В.Р. Кучма, Н.А. Скоблина. – М.: Научный центр здоровья детей РАМН, 2008. – 216 c.
  2. Кузнецова М.В. Особенности физического развития студенческой молодежи Оренбуржья: дис. … канд. мед. наук / М.В. Кузнецова. – Оренбург, 2005. – 119 с.
  3. Кучма В.Р. Характеристика морфофункциональных показателей московских школьников 8-15 лет (по результатам лонгитудинальных исследований) / В.Р. Кучма, Н.А. Скоблина, О.Ю. Милушкина и др. // Вестник Московского университета. Серия 23: Антропология. – 2012. – № 1. – С. 76-83.
  4. Лебедев А.В. Морфофункциональные особенности студентов первого курса педагогического вуза / А.В. Лебедев, В.Б. Рубанович, Н.И. Айзман и др. // Вестник НГПУ. – 2014. – № 1 (17). [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/morfo-funktsionalnye-osobennosti-stude… (дата обращения: 15.03.2019).
  5. Лебедева Т.Б. Тенденции физического и полового развития девочек и девушек на северо-западе России / Т.Б. Лебедева, А.Н. Баранов // Экология человека. – 2007. – № 9. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tendentsii-fizicheskogo-i-polovogo-raz… (дата обращения: 14.02.2019).
  6. Мишкова Т.А. Морфофункциональные особенности и адаптационные возможности современной студенческой молодежи в связи с оценкой физического развития: автореф. дис. … канд. биол. наук / Т.А. Мишкова. – М., 2010. – 24 с.
  7. Погонышева И.А. Особенности морфофункциональных параметров организма молодых людей, проживающих в разных климатогеофизических условиях окружающей среды / И.А. Погонышева, Д.А. Погонышев // Вестник Нижневартовского государственного университета. – 2017. – № 1. – С. 68-74.
  8. Погонышева И.А. Мониторинг морфофункционального состояния организма студентов ХМАО-Югры / И.А. Погонышева, Д.А. Погонышев, А.В. Гурьева // Бюллетень науки и практики. – 2016. – № 12 (13). – С. 84-91.
  9. Физическое развитие детей и подростков Российской Федерации. Сб. материалов (выпуск VI) / Под ред. акад. РАН и РАМН А.А. Баранова, член-корр. РАМН В.Р. Кучмы. – М.: Изд-во «ПедиатрЪ», 2013. – 192 с.
  10. Ямпольская Ю.А. Лонгитудинальные исследования показателей физического развития школьников г. Москвы (1960-е, 1980-е, 2000-е гг.) / Ю.А. Ямпольская, Н.А. Скоблина, Н.А. Бокарева // Вестник антропологии. – 2011. – № 20. – С. 63-70.

Соматометрические показатели физического развития школьников г. Санкт-Петербурга | Грицинская

1. Баранов А.А., Кучма В.Р., Сухарева Л.М., Рапопорт И.К. Значение здоровья подростков в формировании их гармоничного развития. Гигиена и санитария 2015; 94(6): 58–62.

2. Щербак В.А., Ильина Н.Н., Никитина И.Л., Гаймоленко И.Н., Тихоненко О.А., Емельянова О.Н. и др. Детские болезни. Чита, 2008; 947.

3. Скоблина Н.А., Кучма В.Р., Милушкина О.Ю., Бокарева Н.А. Современные тенденции физического развития детей и подростков. Здоровье населения и среда обита-ния 2013; 8(245): 9–12.

4. Максимова Т.М., Лушкина Н.П. Физическое развитие детей России: определение путей оценки и выявления проблемных ситуаций в росте и развитии подрастающего поколения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2013; 4: 3–6.

5. Дынник В.А., Начетова Т.А., Удовикова Н.А. Антропометрическая характеристика школьниц 7–18 лет городской и сельской местности. Современная педиатрия 2016; 6(78): 51–55.

6. Березин И.И., Гаврюшин М.Ю. Современные тенденции физического развития школьников г.Самары. Вопросы школьной и университетской медицины и здоровья 2016; 2: 17–23.

7. Грицинская В.Л., Сенди С.С. Особенности физического развития и питания школьников Республики Тыва. Вопросы детской диетологии 2012; 10(1): 6–8.

8. Жданова О.А. Сравнительная характеристика показателей физического развития детей Воронежской области в 1997–1999 и 2011–2014 гг. Рос вестн перинатол и педиатр 2017; 62(1): 87–93.

9. Грицинская В.Л. Характеристика физического развития и питания школьников городского и сельского населения Красноярского края. Вопросы детской диетологии 2012; 10(5): 8–11.

10. Калюжный Е.А., Крылов В.Н., Кузьмичев Ю.Г., Сабурцев А.И., Сабурцев С.А., Михайлова С.В. Физиологические характеристики современных школьников. Современные проблемы науки и образования 2014; 4: 508.

11. Кучма В.Р., Милушкина О.Ю., Бокарева Н.А., Скоблина Н.А. Современные направления профилактической работы в образовательных организациях. Гигиена и санитария 2014; 93(6): 107–111.

Психометрические характеристики результатов ребенка (0–5 лет), используемые в рандомизированных контролируемых испытаниях программ для родителей: систематический обзор

  • Ахенбах, Т. М., и Рескорла, П. М. (2000). Пособие для дошкольных форм и профилей ASEBA . Берлингтон: Университет Вермонта, факультет психиатрии.

    Google Scholar

  • Аллен, Г. (2011). Раннее вмешательство: разумные инвестиции, огромная экономия .Лондон: Кабинет министров. Получено с https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/61012/earlyintervention-smartinvestment.pdf.

  • Баркли Р. А. (1997). Дерзкие дети . Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar

  • Барлоу, Дж., Бергман, Х., Корнор, Х., Вей, Ю., и Беннет, К. (2016). Групповые программы обучения родителей для улучшения эмоциональной и поведенческой адаптации маленьких детей. Кокрановская база данных систематических обзоров . https://doi.org/10.1002/14651858.CD003680.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Бейли, Н. (1993). Весы Бейли для развития младенцев и детей ясельного возраста ( 2-е издание .). Сан-Антонио: Психологическая корпорация.

    Google Scholar

  • Бейли, Н. (2006). Весы Бейли для развития младенцев и малышей 3-е издание: Техническое руководство .Сан-Антонио: оценка Харкорта.

    Google Scholar

  • Бехар Л. и Стрингфилд С. (1974). Шкала оценки поведения дошкольника. Психология развития, 10 , 601–610.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бишоп Д. В. М. (2003). Тест на получение грамматики II . Лондон: оценка Пирсона.

    Google Scholar

  • Бишоп, Г., Спенс, С. Х., и Макдональд, К. (2003). Могут ли родители и учителя предоставить надежный и достоверный отчет о поведенческом торможении. Развитие ребенка, 74, , 1899–1917.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Блоуер С. Л., Гридли Н., Данн А., Байуотер Т., Хиндсон З. и Брайант М. (2019). Психометрические свойства показателей исходов для родителей, использованных в РКИ программ для родителей в дородовом и раннем возрасте: систематический обзор. Обзор клинической детской и семейной психологии . https://doi.org/10.1007/s10567-019-00276-2.

  • Брэдли-Джонсон, С. (2001). Когнитивная оценка для самых маленьких детей: критический обзор тестов. Journal of Psychoeducational Assessment, 19, 19 –44.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бриггс-Гован, М. Дж., И Картер, А. С. (2002). Краткое руководство по социальной и эмоциональной оценке детей младшего возраста (BITSEA), версия 2.0 . Нью-Хейвен: Йельский университет.

    Google Scholar

  • Бриггс-Гован, М. Дж., И Картер, А. С. (2006). Краткое руководство по социальной и эмоциональной оценке детей раннего возраста (BITSEA) . Сан-Антонио: оценка Харкорта.

    Google Scholar

  • Бриггс-Гован, М. Дж., И Картер, А. С. (2007). Применение социальной и эмоциональной оценки для младенцев и малышей (ITSEA) и Brief-ITSEA в раннем вмешательстве. Infant Mental Health Journal, 28 , 564–583. https://doi.org/10.1002/imhj.20154.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Бриггс-Гован, М. Дж., Картер, А. С., Ирвин, Дж. Р., Вахтель, К., и Чиккетти, Д. В. (2004). Краткая социальная и эмоциональная оценка младенцев и детей ясельного возраста: проверка социально-эмоциональных проблем и задержек в компетентности. Журнал детской психологии, 29 , 143–155. https: // doi.org / 10.1093 / jpepsy / jsh017.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Бриггс-Гоуэн, М. Дж., Картер, А. С., Маккарти, К., Августин, М., Каронна, Э., и Кларк, Р. (2014). Клиническая обоснованность краткого измерения социально-эмоциональных / поведенческих проблем в раннем детстве. Журнал детской психологии, 38 , 577–587. https://doi.org/10.1093/jpepsy/jsto14.

    Артикул

    Google Scholar

  • Бронсон, М.Б., Гудсон, Б. Д., Лайзер, Дж. И., и Лав, Дж. М. (1990). Шкала оценки поведения детей . Кембридж: Abt Associates.

    Google Scholar

  • Брайант, М., Эштон, Л., Браун, Дж., Джебб, С., Райт, Дж., Робертс, К., и Никсон, Дж. (2014). Систематический обзор для выявления и оценки показателей результатов, используемых для оценки вмешательств по лечению детского ожирения (CoOR): доказательства цели, применения, валидности, надежности и чувствительности. Оценка технологий здравоохранения, 18 (51): 1-80.

    Артикул

    Google Scholar

  • Батлер А. (2011). Эквивалентность межрасовых измерений факторов инвентаризации поведения детей Эйберга среди молодых афроамериканских и нелатиноамериканских белых детей из малообеспеченных семей. Оценка, 20 , 484–495. https://doi.org/10.1177/10731

  • 431341.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Кабрера, Н.Дж., & Тамис-ЛеМонда, С. С. (Редакторы)., (2013). Справочник по участию отцов: мультидисциплинарные перспективы . Абингдон: Рутледж.

    Google Scholar

  • Цай, X., Кайзер, А. П., и Хэнкок, Т. Б. (2004). Соглашение родителей и учителей о контрольном списке поведения детей в выборке дошкольников из малообеспеченных и преимущественно афроамериканских семей. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 33 , 303–312.https://doi.org/10.1207/s1537442jccp3302_12.

    Артикул

    Google Scholar

  • Кэмпбелл-Силлс, Л., Барлоу, Д. Х., Браун, Т. А., и Хофманн, С. Г. (2006). Приемлемость и подавление негативных эмоций при тревоге и расстройствах настроения. Emotion, 6 (4), 587.

    Статья

    Google Scholar

  • Chiorri, C., Hall, J., Casely-Hayford, J., & Malmberg, L.Э. (2016). Оценка инвариантности измерений между родителями с помощью опросника сильных сторон и трудностей (SDQ). Оценка, 23 , 63–74. https://doi.org/10.1177/10731

    568301.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Коннолли Б. Х., МакКлун Н. О. и Гатлин Р. (2012). Одновременное действие шкалы Бейли III и моторной шкалы развития Пибоди 2. Педиатрическая физиотерапия. 345–352. https: // doi.org / 10.1097 / PEP.0b013e31826a20f3.

  • Коплан Р. Дж., Пракаш К., О’Нил К. и Армер М. (2004). Ты хочешь поиграть? Как различать конфликтную застенчивость и социальную незаинтересованность в раннем детстве. Психология развития, 40 , 244–258.

    Артикул
    PubMed

    Google Scholar

  • Крофт С., Страйд К., Моган Б. и Роу Р. (2015). Срок действия анкеты «Сильные стороны и трудности» у детей дошкольного возраста. Педиатрия, 135 , 1210–1219. https://doi.org/10.1542/peds.2014-2920.

    Артикул

    Google Scholar

  • Д’Суза, С., Уолди, К. Э., Петерсон, Э. Р., Андервуд, Л., и Мортон, С. М. Б. (2016). Психометрические свойства и нормативные данные для анкеты «Сильные стороны и трудности дошкольного возраста» у двухлетних детей. Журнал аномальной психологии, 45 , 345–357. https://doi.org/10.1007/s10802-016-0176-2.

    Артикул

    Google Scholar

  • Дарлинг-Черчилль, К. Э., и Липпман, Л. (2016). Социальное и эмоциональное развитие в раннем детстве: расширение области измерения. Журнал прикладной психологии развития, 45 , 1–7.

    Артикул

    Google Scholar

  • Дэйв С., Назарет И., Сеньор Р. и Шерр Л. (2008). Сравнение отчетов отца и матери о поведении ребенка по анкете сильных и слабых сторон. Детская психиатрия и развитие человека, 39 , 399–413. https://doi.org/10.1007/s10578-008-0097-6.

    Артикул

    Google Scholar

  • Дейтон, Дж., Краудас, Т., Фонаги, П., Браун, Дж., Паталай, П., и Вольперт, М. (2014). Измерение результатов психического здоровья и благополучия детей и подростков для информирования о практике и политике: обзор показателей самооценки детей. Детская и подростковая психиатрия и психическое здоровье, 8 , 1–14.

    Артикул

    Google Scholar

  • де Вет, Х. К. У., Терви, К. Б., Моккинк, Л. Б., и Кнол, Д. Л. (2015). Измерение в медицине . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Данн, Л., и Данн, Д. (2009). The British Picture Vocabulary Scales (3-е изд.). Лондон: Оценка GL.

    Google Scholar

  • Эдвардс, С., Letts, C., & Sinka, I. (2011). Новые языковые весы Reynell Development . Лондон: Оценка GL.

    Google Scholar

  • Эдвардс, С. Л., Рапи, Р. М., Кеннеди, С. Дж., И Спенс, С. Х. (2010). Оценка симптомов тревоги у детей дошкольного возраста: пересмотренная Шкала тревожности дошкольного возраста. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 39 , 400–409. https://doi.org/10.1080/153744110036

      .

      Артикул

      Google Scholar

    • Эггер, Х. Л., и Ангольд, А. (2004). Психиатрическая оценка дошкольного возраста (PAPA): структурированное интервью с родителями для диагностики психических расстройств у детей дошкольного возраста. Справочник по оценке психического здоровья младенцев, детей ясельного и дошкольного возраста, 42 (5), 223–243.

    • Эггер, Х. Л., Ашер, Б. Х., и Ангольд, А. (1999). Психиатрическое обследование дошкольного возраста: версия 1.1 . Дарем: Центр эпидемиологии развития, Медицинский центр Университета Дьюка.

      Google Scholar

    • Эллиот, К. Д. (2007). Инструкция к шкалам дифференциальных способностей (2-е изд.). Сан-Антонио: оценка Харкорта.

      Google Scholar

    • Эйберг, С., и Пинктус, Д. (1999). Опись детского поведения Эйберга и Опись поведения студентов Саттера-Эйберга — пересмотрены; профессиональное руководство .Одесса: ресурсы психологической оценки.

      Google Scholar

    • Эйберг, С., и Росс, С. У. (1978). Оценка проблем детского поведения: проверка новой инвентаризации. Журнал клинической детской психологии, 7 , 113–116.

      Артикул

      Google Scholar

    • Фармер, К., Голден, К., и Турм, А. (2016). Одновременная валидность шкал дифференциальных способностей, второго издания со шкалами Маллена раннего обучения детей раннего возраста с нарушениями психического развития и без них. Детская нейропсихология, 22 , 556–569. https://doi.org/10.1080/09297049.2015.1020775.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Фенсон, Л., Дейл, П., Резник, Дж. С., Тал, Д., Бейтс, Э., Хартунг, Дж., Петик, С., и Рейли, Дж. (1993). Инвентаризация коммуникативного развития МакАртура: руководство пользователя и техническое руководство . Сан-Диего: Singular Press.

      Google Scholar

    • Фенсон, Л., Марчман В. А., Тал Д. Дж., Резник Дж. С. и Бейтс Е. (2007). Опись коммуникативного развития МакАртура-Бейтса: руководство пользователя и техническое руководство (2-е изд.). Балтимор; Брукс.

    • Фенсон, Л., Петик, С., Ренда, К., Кокс, Дж. Л., Дейл, П. С. и Резник, Дж. С. (2000). Краткие версии Опросников коммуникативного развития МакАртура. Прикладная психолингвистика, 21 , 95–116.

      Артикул

      Google Scholar

    • Фишер, А.Г., и Грисволд, Л. А. (2009). Оценка социального взаимодействия . Форт Коллинз: трехзвездочная пресса.

      Google Scholar

    • Folio, M. R., & Fewell, R. R. (2000). Двигательные весы для развития Peabody. Пособие экзаменатора (2-е изд.). Остин: Pro-Ed.

      Google Scholar

    • Фундерберк Б., Эйберг С., Рич Б. и Бехар Л. (2003).Дальнейшая психометрическая оценка рейтинговых шкал Эйберга и Бехара для родителей и учителей дошкольников. Раннее образование и развитие, 14 , 67–82. https://doi.org/10.1207/s15566935eed1401_5.

      Артикул

      Google Scholar

    • Ферлонг, М., МакГиллоуэй, С., Байуотер, Т., Хатчингс, Дж., Смит, С. М., и Доннелли, М. (2012). Поведенческие и когнитивные программы группового воспитания для детей в возрасте от 3 до 12 лет с ранним началом проблем поведения. Кокрановская база данных систематических обзоров . https://doi.org/10.1002/14651858.CD008225.pub2.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Gartstein, M. A., & Rothbart, M. K. (2003). Изучение темперамента младенца с помощью пересмотренной анкеты по поведению младенцев. Поведение и развитие младенцев, 26 , 64–86.

      Артикул

      Google Scholar

    • Гисбрехт, Г.Ф., Дьюи Д. и исследовательская группа APrON (2014). Эффект «не применяется» при измерении темперамента с помощью вопросника по поведению младенцев — пересмотренный вариант: поучительный рассказ для очень маленьких детей. Раннее человеческое развитие, 90 , 627–634. https://doi.org/10.1016/j.eralhumdev.2014.08.003.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Гиллиам, В. С., Мэйс, Л. К., ДелКармен-Виггинс, Р., и Картер, А. (2004). Сочетание клинических и психометрических подходов: оценка развития и оценка психического здоровья младенца. Справочник по оценке психического здоровья детей грудного, раннего и дошкольного возраста , 185–203.

    • Голдсмит, Х. Х., Рейли, Дж., Лемери, К. С., Лонгли, С., и Прескот, А. (1995). Лабораторная батарея для оценки темперамента: дошкольная версия . Неопубликованная рукопись, Департамент психологии, Университет Висконсин-Мэдисон.

    • Гудман Р. (1997). Анкета о сильных сторонах и трудностях: исследовательская записка. Журнал детской психологии и психиатрии, 38 , 581–586.

      Артикул

      Google Scholar

    • Гридли, Н., Блоуер, С., Данн, А., Байуотер, Т., Уиттакер, К., и Брайант, М. (2019). Психометрические свойства показателей результатов взаимодействия родитель-ребенок (0–5 лет), использованные в рандомизированных контролируемых испытаниях программ для родителей: систематический обзор. Обзор клинической детской и семейной психологии . https://doi.org/10.1007/s10567-019-00275-3.

    • Гросс, Д., Фогг, Л., Гарви, К., и Ренета, Дж. (2004). Проблемы поведения у маленьких детей: анализ соглашений и разногласий между информантами. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения, 27 , 413–425. https://doi.org/10.1002/nur.20040.

      Артикул

      Google Scholar

    • Гросс, Д., Фогг, Л., Янг, М., Ридж, А., Коуэлл, Дж., Сиван, А., и Ричардсон, Р. (2007). Надежность и достоверность Опросника поведения детей Эйберга с афроамериканскими и латиноамериканскими родителями маленьких детей. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения, 30 , 213–223. https://doi.org/10.1002/nur.20181.

      Артикул

      Google Scholar

    • Галле, Т. Г., и Дарлинг-Черчилль, К. Э. (2016). Обзор показателей социального и эмоционального развития. Журнал прикладной психологии развития, 45 , 8–18.

      Артикул

      Google Scholar

    • Хамфри, Н., Каламбука, А., Вигелсворт, М., Лендрам, А., Дейтон, Дж., И Вольперт, М. (2011). Меры социальных и эмоциональных навыков у детей и молодежи: систематический обзор. Образовательные и психологические измерения, 71 , 617–637.

      Артикул

      Google Scholar

    • Jerosch-Herold, C. (2005). Основанный на фактах подход к выбору показателей результатов: контрольный список для критической оценки исследований валидности, надежности и отзывчивости. Британский журнал профессиональной терапии, 68 (8), 347–353.

      Артикул

      Google Scholar

    • Джонсон, С., и Марлоу, Н. (2006). Отборочный экран или развивающее тестирование. Раннее человеческое развитие, 82 , 173–183.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Ким, Дж., Кляйн, Д. Н., Олино, Т. М., Дайсон, М. В., Догерти, Л. Р., & Дурбин, К. Э. (2011). Психометрические свойства анкеты поведенческого торможения у детей дошкольного возраста. Журнал оценки личности, 93 , 545–555. https://doi.org/10.1080/00223891.2011.608756.

      Артикул
      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • Кремер П., де Сильва А., Клири Дж., Санторо Г., Уэстон К., Стил Э., Нолан Т. и Уотерс Э. (2015). Нормативные данные для анкеты сильных и слабых сторон для детей младшего возраста в Австралии. Журнал педиатрии и здоровья детей, 51 , 970–975. https://doi.org/10.1111/jpc.12897.

      Артикул

      Google Scholar

    • Letts, C., Edwards, S., Schaefer, B., & Sinka, I. (2014). Новые шкалы развития языка Рейнелла: описательный отчет и иллюстративный пример. Детский язык, обучение и терапия, 30 , 103–116. https://doi.org/10.1177/026565

      92784.

      Артикул

      Google Scholar

    • Лотцин, А., Лу, X., Кристон, Л., и Рамзауэр, Б. (2015). Меры наблюдения для измерения взаимодействия родителей и младенцев: систематический обзор. Обзор клинической детской и семейной психологии . 18. https://doi.org/10.1007/s10567-015-0180z.

    • МакКоначи, Х., Парр, Дж. Р., Глод, М., Ханратти, Дж., Ливингстон, Н., Ооно, И. П., Робалино, С. и др. (2015). Систематический обзор мер по измерению результатов для маленьких детей с расстройством аутистического спектра. Оценка технологий здравоохранения, 19 , 1366–5278.https://doi.org/10.3310/hta19410.

      Артикул

      Google Scholar

    • МакКрэй, Дж. С., и Браун, С. М. (2017). Систематический обзор инструментов социально-эмоционального скрининга детей младшего возраста в сфере защиты детей. Исследование практики социальной работы . 1–22.

    • Мур Т., Джонсон С., Хайдер С., Хеннесси Э. и Марлоу Н. (2012). Связь между результатами тестов с использованием второй и третьей шкал Бейли у крайне недоношенных детей. Педиатрический журнал, 160 , 553–558. https://doi.org/10.1016/j.peds.2011.09.047.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Муи Лим, С., Роджер, С., и Браун, Т. (2010a). Оценка навыков, связанных с обучением, и построения навыков межличностного общения в условиях раннего детства в Сингапуре. Infant & Child Development, 19 , 366–384. https://doi.org/10.1002/ICD.673.

      Артикул

      Google Scholar

    • Муи Лим, С., Роджер, С., и Браун, Т. (2010b). Валидация шкалы оценки поведения детей в Сингапуре (часть 1): анализ Раша. Гонконгский журнал профессиональной терапии, 20 , 52–62. https://doi.org/10.1016/S1569-1861(11)70004-3.

      Артикул

      Google Scholar

    • Муи Лим, С., Роджер, С., и Браун, Т. (2011). Проверка шкалы оценки поведения детей в Сингапуре (часть 2): конвергентная и дискриминантная валидность. Гонконгский журнал профессиональной терапии, 21 , 2–8.https://doi.org/10.1016/J.HKJOT.2011.06.001.

      Артикул

      Google Scholar

    • Маллен, Э. М. (1995). Шкалы Маллена раннего обучения (изд. AGS) . Circle Pines: American Guidance Service Inc.

      Google Scholar

    • О’Нил, Д., МакГиллоуэй, С., Доннелли, М., Байуотер, Т., и Келли, П. (2013). Анализ экономической эффективности родительской программы «Невероятные годы» в сокращении неравенства в отношении здоровья детей. Европейский журнал экономики здравоохранения, 14 (1), 85–94.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Пайва, С. М., Пераццо, М. Д. Ф., Ортис, Ф. Р., Пордеус, И. А., и Мартинс-Джуниор, П. А. (2018). Как выбрать анкету с хорошим методологическим качеством? Бразильский стоматологический журнал, 29 (1), 3–6.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Понтоппидан, М., Нисс, Н. К., Пейтерсен, Дж. Х., Джулиан, М. М., и Вейвер, М. С. (2017). Родительский отчет меры социально-эмоционального развития младенцев и малышей: систематический обзор. Семейная практика, 34 , 127–137.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Рич, Б. А., и Эйберг, С. М. (2001). Оценка точности: различительная и прогностическая сила опросника поведения детей Эйберга. Амбулатория детского здоровья, 7 , 249–257.

      Артикул

      Google Scholar

    • Робертс Дж., Донкин А. и Пиллас Д. (2014). Измеряя главное: руководство для детских центров . Лондон: UCL Институт справедливости в отношении здоровья.

      Google Scholar

    • Ротбарт, М. К., Ахади, С. А., Херси, К. Л., и Фишер, П. (2001). Исследования темперамента в возрасте от трех до семи лет: опросник поведения детей. Развитие ребенка, 72 , 1394–1408.

      Артикул
      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • Шмитт, С. А., Пратт, М. Э., и Макклелланд, М. М. (2014). Изучение валидности инструментов саморегуляции поведения в прогнозировании успеваемости дошкольников. Раннее образование и развитие, 25 , 641–660. https://doi.org/10.1080/10409289.2014.850397.

      Артикул

      Google Scholar

    • Скотт, С., Кнапп, М., Хендерсон, Дж., И Моэм, Б. (2001). Финансовые затраты на социальную изоляцию: последующее исследование антиобщественных детей во взрослой жизни. Британский медицинский журнал, 323 , 1–5.

      Артикул

      Google Scholar

    • Шонкофф, Дж. П., и Филлипс, Д. А. (2000). От нейронов к окрестностям. В Наука о раннем детском развитии . Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы.

      Google Scholar

    • Скаракис-Дойл, Э., Кэмпбелл, В., и Демпси, Л. (2009). Выявление детей с языковыми нарушениями: исследование точности классификации Опросников коммуникативного развития Макартура-Бейтса, уровень III. Американский журнал речи — языковая патология, 18 , 277–288.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Skovgaard, A. M., Houmann, T., Christiansen, E., Landorph, S., Jorgensen, T., Team, S., Olsen, E.М., Херринг, К., Каас-Нильсен, С., Самберг, В., и Лихтенберг, А., CCC 2000. (2007). Распространенность проблем психического здоровья у детей в возрасте 1,5 лет — Copenhagen Child Cohort 2000. Journal of Child Psychology & Psychiatry, 48 , 62–70. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2006.01659.

      Артикул

      Google Scholar

    • Сковгаард, А.М., Олсен, Э.М., Кристиансен, Э., Хоуманн, Т., Ландорф, С.Л., Йоргенсен, Т., и исследовательская группа CCC 2000 (2008). Предикторы (0–10 месяцев) психопатологии в возрасте 1,5 года — исследование общей популяции в Копенгагенской детской когорте CCC 2000. Journal of Child Psychology & Psychiatry, 49 , 553–562. https://doi.org/10.1111/j/1469-7610.2007.01860x.

      Артикул

      Google Scholar

    • Спенс, С. Х., Рапи, Р., Макдональд, К., и Ингрэм, М. (2001). Структура тревожных симптомов у дошкольников. Поведенческие исследования и терапия, 39 , 1293–1316.

      Артикул

      Google Scholar

    • Szaniecki, E., & Barnes, J. (2016). Вопросы измерения: Измерения психического здоровья младенцев. Психическое здоровье детей и подростков, 21 (1), 64–74.

      Артикул

      Google Scholar

    • Тан, Т. X., Дедрик, Р. Ф., и Марфо, К. (2007). Факторная структура и клиническое значение Контрольного списка поведения детей / 1.5-5 оценок в выборке девочек, усыновленных из Китая. Журнал детской психологии, 32 , 807–818. https://doi.org/10.1093/jpepsy/jsmo25.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Терви, К. Б., Бот, С. Д., де Бур, М. Р., ван дер Виндт, Д. А., Кнол, Д. Л., Деккер, Дж.,… Де Вет, Х. К. (2007). Были предложены критерии качества для измерения свойств анкет о состоянии здоровья. Журнал клинической эпидемиологии, 60 (1), 34–42.

      Артикул
      PubMed

      Google Scholar

    • Терви, К. Б., де Вет, Х. К. У., Принсен, К. А. С., и Моккинк, Л. Б. (2011b). Протокол для систематических обзоров свойств измерений . Получено с http://www.cosmin.nl/images/upload/files/Protocol%20klinimetrische%20review%20version%20nov%202011(1).pdf.

    • Терви, К. Б., Янсма, Э. П., Рифаган, И. И., и де Вет, Х. К. У. (2009).Разработка методологического поискового фильтра PubMed для поиска исследований по измерительным свойствам средств измерений. Исследование качества жизни, 18 , 1115–1123. https://doi.org/10.1007/s11136-009-9528-5.

      Артикул
      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • Терви, К. Б., Моккинк, Л. Б., Кнол, Д. Л., Остело, Р. У., Боутер, Л. М., & де Вет, Х. С. (2011a). Оценка методологического качества в систематических обзорах исследований свойств измерения: система оценок для контрольного списка COSMIN. Исследование качества жизни . Получено с http://www.cosmin.nl/images/upload/files/COSMIN%20checklist%20manual%20v9.pdf.

    • Вон, А. Э., Табак, Р. Г., Брайант, М. Дж., И Уорд, Д. С. (2013). Измерение практики питания родителей: систематический обзор существующих мер и изучение инструментов. Международный журнал поведенческого питания и физической активности, 10 (1), 61.

      Статья
      PubMed

      Google Scholar

    • Вайс, Р., Лавджой, К., и Лундал, Б. (2005). Факторная структура и дискриминационная валидность Опросника поведения детей Эйберга для детей младшего возраста. Журнал психопатологии и оценки поведения, 27 , 269–278. https://doi.org/10.1007/s10862-005-2407-7.

      Артикул

      Google Scholar

    • Whitcomb, D. A. (2012). Привязанность, род занятий и идентичность: соображения в младенчестве. Журнал профессиональных наук, 19 (3), 271–282.

      Артикул

      Google Scholar

    • Wigglesworth, M., Humphrey, N., Black, L., Symes, W., Frearson, K., Ashworth, E., Peterson, K., McCaldin, T., Runacres, J., Demkowicz , О., Перт, К., Тронско, П., и Андерс, Л. (2017). Краткое руководство по выбору, использованию и интерпретации измерений SPECTRUM . Получено с https://educationendowmentfoundation.org.uk/public/files/Evaluation/SPECTRUM/V6_Guidance_document.pdf.

    • Психометрические свойства инструментов наблюдения для выявления двигательных нарушений — систематический обзор | BMC Pediatrics

    • 1.

      Уилсон PH, Раддок С., Смитс-Энгельсман Б., Полатайко Х., Бланк Р. Понимание дефицита работоспособности при расстройстве координации развития: метаанализ недавних исследований. Dev Med Child Neurol. 2013; 55: 217–28.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 2.

      Missiuna C, Gaines R, Mclean J, DeLaat D, Egan M, Soucie H. Описание детей, идентифицированных врачами как имеющих нарушение координации развития. Dev Med Child Neurol. 2008. 50 (11): 839–44.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 3.

      APA. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. 5-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

      Google Scholar

    • 4.

      Schoemaker MM, Boudien F, Verheij NP, Wilson BN, Reinders HA, Arend DK. Оценка опросника расстройства координации развития как инструмента скрининга. Dev Med Child Neurol. 2006. 48 (8): 668–73.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 5.

      Пик Дж., Хендс Б., Ликари М. Оценка двигательной активности в дошкольном возрасте. Neuropsychol Rev.2012; 22 (4): 402–13.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 6.

      Кэрни Дж., Риголи Д., Пик Дж. Расстройство координации развития и проблемы интернализации у детей: разработана гипотеза экологического стресса. Dev Rev.2013; 33 (3): 224–38.

      Артикул

      Google Scholar

    • 7.

      Пик Дж. П., Барретт NC, Дайк MJ, Рейерсен AM. Можно ли использовать контрольный список поведения ребенка для выявления двигательных нарушений? Dev Med Child Neurol. 2010. 52 (2): 200–4.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 8.

      Ривилис И., Хэй Дж., Кэрни Дж., Клентроу П., Лю Дж., Фаут Дж. Физическая активность и фитнес у детей с нарушением координации развития: систематический обзор. Res Dev Disabil. 2011. 32 (3): 894–910.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 9.

      Дьюи Д., Бернье Ф.П. Концепция атипичного развития мозга при расстройстве координации развития (DCD) — новый взгляд. Curr Dev Disorders Rep. 2016; 3 (2): 161–9.

      Артикул

      Google Scholar

    • 10.

      Расмуссен П., Гиллберг С. Естественный исход СДВГ с нарушением координации развития в возрасте 22 лет: контролируемое продольное исследование на уровне сообщества. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2000; 39: 1424–31.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 11.

      Миссиуна К., Кэрни Дж., Поллок Н., Кэмпбелл В., Рассел Д. Д., Макдональд К., Казинс М.Психологический дистресс у детей с нарушением координации развития и синдромом дефицита внимания с гиперактивностью. Res Dev Disabil. 2014; 35 (5): 1198–207.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 12.

      Biotteau M, Chaix Y, Albaret JM. Что мы действительно знаем о моторном обучении у детей с нарушением координации развития? Curr Dev Disorders Rep. 2016; 3 (2): 152–60.

      Артикул

      Google Scholar

    • 13.

      Caeyenberghs K, Taymans T, Wilson PH, Vanderstraeten G, Hosseini H, Waelvelde H. Нейронная сигнатура расстройства координации развития в структурном коннектоме, независимом от коморбидного аутизма. Dev Sci. 2016; 19 (4): 599–612.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 14.

      Самнер Э., Леонард Х.С., Хилл ЭЛ. Перекрывающиеся фенотипы при расстройстве аутистического спектра и расстройстве координации развития: кросс-синдромное сравнение моторных и социальных навыков.J Autism Dev Disord. 2016; 46 (8): 2609–20.

      PubMed
      PubMed Central
      Статья

      Google Scholar

    • 15.

      Barnett AL. Оценка моторики при нарушении координации развития: от идентификации до вмешательства. Intl J Disabil Dev Educ. 2008. 55 (2): 113–29.

      Артикул

      Google Scholar

    • 16.

      Энгель-Егер Б., Ханна-Кассис А., Розенблюм С. Может ли учитель гимнастики предсказать предпочтение досуговой деятельности среди детей с нарушениями координации развития (DCD)? Res Dev Disabil.2012. 33 (4): 1006–13.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 17.

      Peersman W, Carton W, Cambier D, De Maeseneer J, van Waelvelde H. Психометрические свойства контрольного списка двигательных навыков для детей от 3 до 5 лет. Child Care Health Dev. 2012. 38 (3): 350–7.

      CAS
      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 18.

      Rivard LM, Missiuna C, Hanna S, Wishart L.Понимание того, как учителя воспринимают двигательные трудности у детей с нарушением координации развития (DCD). Br J Educ Psychol. 2007. 77 (3): 633–48.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 19.

      Hatakenaka Y, Kotani H, Yasumitsu-Lovell K, Suzuki K, Fernell E, Gillberg C. Задержка моторики младенцев и ранние симптоматические синдромы, требующие клинических обследований нервного развития в Японии. Pediatr Neurol. 2016; 54: 55–63.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 20.

      van den Heuvel M, Jansen DE, Reijneveld SA, Flapper BC, Smits-Engelsman BC. Выявление учителями эмоциональных и поведенческих проблем у детей с нарушением координации развития в школьном сообществе. Res Dev Disabil. 2016; 51: 40–8.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 21.

      Оценка качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL): позиционный документ Всемирной организации здравоохранения. Soc Sci Med. 1995; 41 (10): 1403–1409.

    • 22.

      Радд Дж., Батсон М.Л., Барнетт Л., Фэрроу Д., Берри Дж., Борколес Э., Полман Р. Целостная модель измерения двигательной компетентности у детей. J Sports Sci Med. 2016; 34 (5): 477–85.

      CAS

      Google Scholar

    • 23.

      Cools W, De Martelaer K, Samaey C, Andries C.Оценка двигательных навыков у типично развивающихся дошкольников: обзор семи инструментов оценки двигательных навыков. J Sports Sci Med. 2009; 8 (2): 154.

      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 24.

      Cairney J, Veidhuizen S, Kurdyak P, Missiuna C, Faught BE, Hay J. Оценка субшкал CSAPPA как потенциальных инструментов скрининга нарушений координации развития. Arch Dis Child. 2007. 92 (11): 987–91. https: // doi.org / 10.1136 / adc.2006.115097.

      Артикул
      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 25.

      Schoemaker MM, Smits-Engelsman B, Jongmans MJ. Психометрические свойства батареи оценки движений для детей — контрольный список как инструмент скрининга для детей с нарушением координации развития. Br J Educ Psychol. 2003. 73 (3): 425–41.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 26.

      Шумейкер М., Флаппер Б., Верхей Н., Уилсон Б., Рейндерс-Месселинк Х., де Клоет А. Оценка опросника нарушений координации развития как инструмента скрининга. Dev Med Child Neurol. 2006; 48: 668–73.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 27.

      Грин Д., Уилсон Б.Н. Важность мнения родителей и детей в обнаружении изменений в двигательных способностях. Может ли J Occup Ther. 2008. 75 (4): 208–19.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 28.

      Гвинн К., Блик Б., Хьюз Л. Использование контрольного списка моторной эффективности трудовой терапии службой школьного здравоохранения: пилотное исследование. J Paediatr Child Health. 1996. 32 (5): 386–90.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 29.

      Барнетт Л., Ван Берден Е., Морган П., Брукс Л., Бирд Дж.Предсказывает ли детское моторное мастерство приспособленность подростка? Медико-спортивные упражнения. 2008; 40 (12): 2137.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 30.

      Портни Л.Г., Уоткинс М.П. Основы клинических исследований: приложения к практике. Нью-Джерси: образование Пирсона; 2009. с. 3.

      Google Scholar

    • 31.

      Миссиуна С., Кэрни Дж., Поллок Н., Рассел Д., Макдональд К., Казинс М. и др.Поэтапный подход к выявлению детей с нарушением координации развития из популяции. Res Dev Disabil. 2011. 32 (2): 549–59.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 32.

      Schoemaker MM & Wilson B. In J. Cairney (Ed.). Расстройство координации развития и его последствия. 2015; 169–191. Университет Торонто Пресс.

    • 33.

      EACD, Европейская академия детской инвалидности.Рекомендации EACD, полная версия. Определение, диагностика, оценка и вмешательство в нарушение координации развития. 2011; 1–115.

    • 34.

      Раттер Д., Фрэнсис Дж., Корен Е., Фишер М. Систематические научные обзоры SCIE: рекомендации. Лондон: Институт передового опыта в области социального обеспечения; 2010.

      Google Scholar

    • 35.

      Рабочая группа GRADE. http://www.gradeworkinggroup.org/

    • 36.

      Guyatt GH, Oxman AD, Schünemann HJ, Tugwell P, Knottnerus A. Рекомендации GRADE: новая серия статей в журнале клинической эпидемиологии. J Clin Epidemiol. 2011; 64 (4): 380–2.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 37.

      Хорват А. Оценка качества доказательств и силы рекомендаций по диагностическим тестам и стратегиям. Clin Chem. 2009. 55 (5): 853–5.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 38.

      Юн Дж, Ульрих Д.А. Оценка достоверности измерения: учебное пособие. APAQ. 2002. 19 (1): 32–47.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 39.

      Мессик С. Достоверность психологической оценки: подтверждение выводов из ответов и действий людей в качестве научного исследования значения баллов. Am Psychol. 1995; 50 (9): 741.

      Артикул

      Google Scholar

    • 40.

      Terwee CB, Bot SDM, Boer MR, Van der Windt DA, Knoll DL, Dekker J и др. Были предложены критерии качества для измерения свойств анкет о состоянии здоровья. J Clin Epidemiol. 2007; 60: 34–42.

      PubMed
      PubMed Central
      Статья

      Google Scholar

    • 41.

      Асунта П., Вихолайнен Х., Ахонен Т., Кантелл М., Вестерхольм Дж., Шумакер М.М., Ринтала П. Надежность и достоверность финской версии анкеты для наблюдения за моторикой для учителей.Hum Movement Sci. 2017; 53: 63–71.

      CAS
      Статья

      Google Scholar

    • 42.

      Джофре Д., Корнольди С., Шумейкер М.М. Выявление расстройства координации развития: валидность MOQ-T в качестве инструмента быстрого скрининга на основе оценок учителей и их взаимосвязи с практической и зрительно-пространственной рабочей памятью. Res Dev Disabil. 2014; 35 (12): 3518–25.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 43.

      Пик Дж. П., Эдвардс К. Выявление детей с нарушением координации развития учителями класса и физического воспитания. Br J Educ Psychol. 1997. 67 (1): 55–67.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 44.

      Schoemaker MM, Niemeijer AS, Flapper BC, Smits-Engelsman BC. Обоснованность и достоверность батареи оценки движений для детей-2. Контрольный список для детей с двигательными нарушениями и без них.Dev Med Child Neurol. 2012; 54 (4): 368–75.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 45.

      Райт Х.К., Сагден Д.А., Нг Р., Тан Дж. Выявление детей с двигательными проблемами в Сингапуре: полезность контрольного списка ABC по движению. APAQ. 1994. 11 (2): 150–7.

      Артикул

      Google Scholar

    • 46.

      Розенблюм С., Энгель-Егер Б. Скрининг гипоактивности в школе; проверка достоверности и обоснованности педагогической оценки формы деятельности (Teaf).Occup Ther Int. 2015; 22 (2): 85–93.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 47.

      Cairney J, Veldhuizen S. Является ли нарушение координации развития основной причиной малоподвижности и плохой физической формы у детей? Dev Med Child Neurol. 2013; 55 (s4): 55–8.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 48.

      Martini R, St-Pierre M, Wilson BN.Французско-канадская кросс-культурная адаптация опросника для расстройств координации развития ’07: DCDQ-FC. Может ли J Occup Ther. 2011; 78 (5): 318–27.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 49.

      Henderson SE, Sugden DA, Barnett AL. Батарея оценки движений для детей. Лондон: Психологическая корпорация; 1992.

      Google Scholar

    • 50.

      Хендерсон С.Е., Сагден Д.А., Барнетт А.Л. Батарея оценки движений для детей-2. 2-е изд. Лондон: оценка Харкорта; 2007.

      Google Scholar

    • 51.

      Бруининкс Р., Бруининкс Б. Бруининкс Б. Тест моторики Осерецкого. 2-е изд. Миннеаполис Миннесота: NCS Pearson; 2005.

      Google Scholar

    • 52.

      McCarron LT. Оценка MAND McCarron нервно-мышечного развития, мелкой и крупной моторики (rev.ред.): Common Market Press, Даллас, Техас; 1982.

    • 53.

      van Der Linde BW, van Netten JJ, Otten BE, Postema K, Geuze RH, Schoemaker MM. Психометрические свойства DCDDaily-Q: новая анкета для родителей об активности детей в повседневной жизни. Res Dev Disabil. 2014; 35 (7): 1711–9.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 54.

      Caravale B, Baldi S, Capone L, Presaghi F, Balottin U, Zoppello M.Психометрические свойства итальянской версии опросника для расстройств координации развития (DCDQ-Italian). Res Dev Disabil. 2015; 36: 543–50.

      Артикул

      Google Scholar

    • 55.

      Битон, DE, Bombardier C, Guillemin F, Ferraz MB. Руководство по процессу кросс-культурной адаптации самоотчетов. Позвоночник. 2000. 25 (24): 3186–91.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 56.

      Ray-Kaeser S, Satink T, Andresen M, Martini R, Thommen E, Bertrand AM. Европейско-французская кросс-культурная адаптация опросника и предварительного тестирования расстройства координации развития во франкоязычной Швейцарии. Phys Occup Ther Pediatr. 2015; 35 (2): 132–46.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 57.

      Накай А., Миячи Т., Окада Р., Тани И., Накадзима С., Ониши М. и др. Оценка японской версии анкеты расстройства координации развития как инструмента скрининга неуклюжести японских детей.Res Dev Disabil. 2011; 32 (5): 1615–22.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 58.

      Розенблюм С. Разработка и стандартизация детских шкал активности (ЧАС-П / Т) для раннего выявления детей с нарушениями координации развития. Child Care Health Dev. 2006. 32 (6): 619–32.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 59.

      Цанг КЛ, Стагнитти К, Ло СК. Скрининг детей с нарушением координации развития: разработка опекуном оценки двигательного участия. J Детское здравоохранение. 2010. 39 (3): 232–48.

      Артикул

      Google Scholar

    • 60.

      Чемберс М.Э., Сагден Д. Выявление и оценка маленьких детей с двигательными трудностями. Int J Early Years Educ. 2002; 10 (3): 157.

      Артикул

      Google Scholar

    • 61.

      Netelenbos JB. Оценки учителей общей моторики страдают от низкой одновременной достоверности. Hum Movement Sci. 2005. 24 (1): 116–37. https://doi.org/10.1016/j.humov.2005.02.001.

      Артикул

      Google Scholar

    • 62.

      Schoemaker MM, Flapper BCT, Reinders-Messelink H, Kloet AD. Применимость анкеты для наблюдения за моторикой учителей в качестве инструмента скрининга детей с риском нарушения координации развития. Hum Movement Sci.2008. 27 (2): 190–9.

      Артикул

      Google Scholar

    • 63.

      Джунаид К., Харрис С.Р., Фулмер К.А., Карсвелл А. Использование учителями контрольного списка MABC для выявления детей с нарушениями координации движений. Pediatr Phys Ther. 2000. 12 (4): 158–63.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 64.

      Уилсон Б.Н., Кроуфорд С.Г., Грин Д., Робертс Г., Эйлотт А., Каплан Б.Дж.Психометрические свойства обновленного опросника расстройств координации развития. Phys Occup Ther Pediatr. 2009. 29 (2): 184–204.

      Артикул

      Google Scholar

    • 65.

      Новак А. Кросс-культурная адаптация опросника расстройств координации развития (DCDQ’07) для популяции польских детей. Биомедицинский кинетический фильм. 2016; 8 (1): 17–23.

      Артикул

      Google Scholar

    • 66.

      Cairney J, Missiuna C, Veldhuizen S, Wilson B. Оценка психометрических свойств опросника для родителей о расстройствах координации развития (DCD-Q): результаты общинного исследования детей школьного возраста. Hum Movement Sci. 2008. 27 (6): 932–40.

      Артикул

      Google Scholar

    • 67.

      Грин Д., Бишоп Т., Уилсон Б.Н., Кроуфорд С., Хупер Р., Каплан Б., Бэрд Г. Является ли скрининг на основе вопросника частью решения очереди для детей с нарушением координации развития? Br J Occup Ther.2005. 68 (1): 2–10.

      Артикул

      Google Scholar

    • 68.

      Гвинн К., Блик Б. Контрольный список двигательной активности для 5-летних детей: инструмент для выявления детей с риском нарушения координации развития. J Paediatr Child Health. 2004. 40 (7): 369–73.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 69.

      Хуа Дж., Ву З.С., Гу GX, Мэн В. Оценка применения «Батареи оценки движений» для детей.Чжунхуа Лю Син Бин Сюэ За Чжи. 2012; 33 (10): 1010–5 (аннотация на английском языке).

      PubMed
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 70.

      Салехи Х., Зарезаде М., Салек Б. Действительность и надежность персидской версии анкеты по наблюдению за движением учителей (PMOQ-T). Иран Дж. Психиатрия. 2012; 18 (3): 211–9 (аннотация на английском языке).

      Google Scholar

    • 71.

      Дуссарт Г.Выявление неповоротливого ребенка в школе: исследовательское исследование. Br J Специальное образование. 1994. 21 (2): 81–6.

      Артикул

      Google Scholar

    • 72.

      Capistrano R, Ferrari EP, Souza LPD, Beltrame TS, Cardoso FL. Параллельная валидация моторных тестов MABC-2 и контрольного списка MABC-2 в соответствии с опросником расстройств координации развития-br. Motriz: J. Phys Ed. 2015; 21 (1): 100–6.

      Google Scholar

    • 73.

      Де Миландер М., Кутзи Ф.Ф., Вентер А. Способность учителей определять детей с нарушением координации развития. AJPHES. 2016; 22 (Выпуск-41): 990–1005.

      Google Scholar

    • 74.

      Wright HC, Sugden DA. Двухэтапная процедура выявления детей с нарушением координации развития в Сингапуре. Dev Med Детская неврология. 1996. 38 (12): 1099–105.

      CAS
      Статья

      Google Scholar

    • 75.

      Caravale B, Baldi S, Gasparini C, Wilson BN. Межкультурная адаптация, надежность и прогностическая валидность итальянской версии опросника для расстройств координации развития (DCDQ). Eur J Paediatr Neurol. 2014. 18 (3): 267–72.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 76.

      Civetta LR, Hillier SL. Опросник для расстройств координации развития и батарея оценок движений для детей как метод диагностики у австралийских детей.Pediatr Phys Ther. 2008. 20 (1): 39–46.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 77.

      Гириш С., Раджа К., Камат А. Перевод исправленной версии вопросника о расстройствах координации развития (DCDQ’07) на каннада — результаты проверки. APDRJ. 2015; 26 (4): 82–100.

      Google Scholar

    • 78.

      Kennedy-Behr A, Wilson BN, Rodger S, Mickan S.Межкультурная адаптация опросника для расстройств координации развития 2007 г. для немецкоязычных стран: DCDQ-G. Нейропедиатрия. 2013. 44 (5): 245–51.

      PubMed
      Статья

      Google Scholar

    • 79.

      Loh P, Piek J, Barrett NC. Использование опросника расстройства координации развития у австралийских детей. APAQ. 2009. 26 (1): 38–53.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 80.

      Миячи Т., Накай А., Тани И., Охниши М., Накадзима С., Цучия К.Дж., Цуджи М. Оценка моторной координации у мальчиков с высокофункциональным всеобъемлющим расстройством развития с использованием японской версии опросника для расстройства координации развития. J Dev Phys Disabil. 2014; 26 (4): 403–13.

      Артикул

      Google Scholar

    • 81.

      Montoro APPN, Capistrano R, Ferrari EP, da Silva RM, Cardoso FL, Beltrame TS. Одновременная проверка MABC-2 и опросника по расстройству координации развития-BR.J Hum Growth Dev. 2016; 26 (1): 74–80.

      Артикул

      Google Scholar

    • 82.

      Prado MSS, Magalhães LC, Wilson BN. Кросс-культурная адаптация опросника расстройства координации развития для бразильских детей. Braz J Phys Ther. 2009. 13 (3): 236–43.

      Артикул

      Google Scholar

    • 83.

      Патель П., Габбард С. Адаптация и предварительное тестирование опросника расстройств координации развития (DCDQ) для детей в Индии.Phys Occup Ther Pediatr. 2017; 37 (2): 170–82.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 84.

      Ривард Л., Миссиуна С., МакКоли Д., Кэрни Дж. Описательный и факторный анализ опросника расстройства координации развития (DCDQ ‘07) в популяционной выборке детей с нарушением координации развития и без него. Child Care Health Dev. 2014; 40 (1): 42–9.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 85.

      Ценг М., Фу С., Уилсон Б.Н., Ху Ф. Психометрические свойства китайской версии опросника по расстройствам координации развития у детей, проживающих в общинах. Res Dev Disabil. 2010. 31 (1): 33–4.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 86.

      Уилсон Б.Н., Каплан Б.Дж., Кроуфорд С.Г., Кэмпбелл А., Дьюи Д. Надежность и валидность вопросника для родителей по детским моторным навыкам. Am J Occup Ther. 2000. 54 (5): 484–93.

      CAS
      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 87.

      Цанг К.Л., Бонд Т, Ло СК. Психометрические свойства опекунской шкалы участия в движении для скрининга детей с нарушениями координации развития. Intl J Disabil Dev Educ. 2010a; 57 (4): 383–402.

      Артикул

      Google Scholar

    • 88.

      Faught BE, Cairney J, Hay J, Veldhuizen S, Missiuna C, Spironello CA.Скрининг проблем координации движений у детей с использованием оценок учителей физических способностей и активности. Hum Movement Sci. 2008. 27 (2): 177–89.

      Артикул

      Google Scholar

    • 89.

      Де Миландер М., Кутзи Ф.Ф., Вентер А. Способность родителей выявлять учащихся 1-го класса с нарушением координации развития в домашних условиях. Южная Африка, журнал Res Sport, доктор философии, 2015; 37 (3): 55–68.

      Google Scholar

    • 90.

      Hay JA, Hawes R, Faught BE. Оценка скринингового инструмента для нарушения координации развития. J Здоровье подростков. 2004. 34 (4): 308–13.

      PubMed
      Статья
      PubMed Central

      Google Scholar

    • 91.

      Doderer L, Miyahara M. Критическая триангуляция теста движений, анкет и обсервационной оценки для детей с DCD. Int J Ther Rehabil. 2013. 20 (9): 435–42.

      Артикул

      Google Scholar

    • Психометрические свойства инструментов общей моторной оценки для детей: систематический обзор

      Сильные стороны и ограничения этого исследования

      • Этот систематический обзор всесторонне оценивает методологическое качество включенных исследований с использованием основанных на COnsensus Стандартов для выбора состояния здоровья Контрольный список для измерительных приборов.

      • Результаты этого систематического обзора могут служить руководством для клиницистов при выборе инструментов для оценки общей моторики на основе психометрических свойств теста и клинической полезности.

      • Определены области для будущих исследований, включая улучшение свидетельств межэкспертной и внутриэкспертной надежности и способности реагировать на изменения, а также определение достоверности прогнозов в течение более длительного периода времени.

      • Были включены только статьи или руководства по тестированию, написанные на английском языке.

      • Только один рецензент проверял заголовки и аннотации для включения.

      Введение

      Двигательная функция способствует когнитивному и перцепционному развитию у детей и способствует их способности участвовать в жизни дома, в школе и в общественной среде.1 Двигательные нарушения могут негативно повлиять на активность и уровень участия детей, 2 что может привести к снижение уровня физической активности, физической формы и здоровья во взрослом возрасте.3 Хотя тяжелый двигательный дефицит обычно диагностируется до 2-летнего возраста, легкий двигательный дефицит может не проявиться до тех пор, пока дети не окажутся в дошкольной среде и в начальной школе, где они сталкиваются со все более сложными задачами и сравнил со своими сверстниками.3 Выявление двигательных проблем — важный шаг на пути к поддержке и вмешательству для ребенка и его семьи.

      Медицинским работникам и исследователям требуются стандартизированные инструменты оценки для выявления, классификации и диагностики двигательных проблем у детей.4 Кроме того, инструменты оценки необходимы для мониторинга результатов вмешательств.4 Золотого стандарта оценки двигательной активности детей и доступных тестов не существует. различаются по простоте использования и интерпретируемости в клинических и исследовательских условиях, а также от того, являются ли они нормой или критерием.5 Критерии, на которые ссылаются тесты, предназначены для оценки по мере демонстрации заданий или критериев; Это означает, что результат отражает компетентность ребенка в тестовых заданиях. Однако большинство доступных оценок относятся к норме, что означает, что результаты ребенка сообщаются по отношению к конкретной популяции.4 Характеристики нормированной популяции следует принимать во внимание при интерпретации результатов тестов, поскольку было обнаружено, что экологические и культурные различия влияют на двигательную активность. разработка.6

      Медицинские работники должны знать о валидности и надежности инструментов оценки, чтобы помочь им в выборе инструментов и интерпретации результатов. Валидность означает «степень, в которой (инструмент) является адекватным отражением конструкции, которую необходимо измерить» 7. Если инструмент не имеет адекватной конструкции или содержания, то он может не оценивать навыки, на которые он претендует. Под надежностью понимается «степень отсутствия в измерении ошибок измерения» 7, которая важна при интерпретации результатов.Если установлено, что у ребенка наблюдается значительная задержка в развитии общих моторных навыков, надежность этого инструмента указывает на вероятность того, что результат вызван ошибкой.

      Систематический обзор Слейтера и др. в 2010 г.
      8 оценивали общие моторные тесты, основанные на производительности, для детей с нарушением координации развития; однако он не включал вторую и самую последнюю версию Батареи оценки движений для детей-2 (MABC-2), которая широко используется. Браун и Лалор9 предположили, что в результате изменений исходного MABC в возрастном диапазоне, возрастных группах, материалах и задачах MABC-2 требует независимой оценки надежности и валидности.За последние 8 лет также значительно увеличилось количество статей, оценивающих психометрические свойства инструментов оценки моторики у детей. Необходим систематический обзор этих и предыдущих статей, чтобы улучшить наше понимание психометрии стандартизированных инструментов оценки общей моторики.

      Основная цель этого систематического обзора — выявить и оценить клиническую полезность и психометрические свойства инструментов оценки общей моторики, подходящих для использования у детей дошкольного и школьного возраста от 2 до 12 лет, путем оценки методологического качества включенных исследований.Второстепенная цель этого обзора — выявить области для дальнейших исследований.

      Метод

      Была реализована комплексная стратегия поиска в базах данных OVID Medline (с 1996 г. по май 2017 г.), CINAHL plus (с 1937 г. по июль 2017 г.), Embase (1974 – май 2017 г.) и AMED (1985 – июль 2017 г.) (см. Дополнительную информацию в Интернете. таблицы 1-4). В стратегии поиска использовались термины MeSH и текстовые слова для («детский» или «педиатрический») и («двигательные навыки» или «двигательная активность», или «грубая моторика», или «психомоторный», или «расстройство координации развития») и («анкеты. или «оценка результатов», или «инструмент», или «выполнение задачи») и («надежность», или «валидность», или «психометрия»).Списки ссылок включенных статей также были проверены для выявления дополнительных статей. Если полные тексты были недоступны или требовалась дополнительная информация о наличии руководств, с авторами связывались.

      Инструменты оценки были включены, если они были (1) различительными, прогностическими или оценочными в отношении грубых моторных навыков, (2) оценивались ≥ двух основных моторных навыков (например, равновесие, прыжки и т. Д.), (3) были способны извлечь значимую общую моторику. оценка моторики, (4) применима к детям в возрасте 2–12 лет, (5) критерий или нормативный тест со стандартизованной процедурой оценки и (6) учебные пособия опубликованы или имеются в продаже.

      Статьи, описывающие использование инструмента оценки, были включены, если; ≥90% исследуемой популяции были в возрасте от 2 до 12 лет, информация была доступна на английском языке, и если сообщалось о валидности и / или надежности инструмента оценки.

      Инструменты оценки были исключены, если они соответствовали любому из следующих критериев: (1) анкеты или инструменты скрининга, (2) применимы только к детям с определенным диагнозом (например, церебральный паралич, синдром Дауна), (3) руководства по тестам не доступен на английском языке и (4) версия теста заменена.

      Названия и аннотации были проверены первым автором, и все исследования, которые явно не соответствовали критериям включения, были исключены. Остальные статьи были получены в полном тексте и просмотрены двумя авторами (AG, RT или PM) с отбором на основе критериев включения и исключения. Документы и инструменты оценки были включены после обсуждения с обоими оценщиками, при этом обсуждались противоречивые решения до достижения консенсуса.

      Методологическая оценка работ была проведена с использованием четырехбалльной шкалы стандартов на основе COnsensus для выбора контрольного списка приборов для измерения состояния здоровья (COSMIN).10 COSMIN включает в себя три области качества: валидность, надежность и отзывчивость, состоящую из семи свойств измерения: содержание, построение и валидность критерия, внутренняя согласованность, надежность, погрешность измерения и отзывчивость7 (см. Дополнительную онлайн-таблицу 5). Межкультурная валидность, структурная валидность и проверка гипотез — все это считается компонентом валидности конструкции.7 Хотя прогностическая валидность считается компонентом валидности содержания, в этой статье о ней сообщается отдельно для интерпретируемости результатов.7

      Общий балл по каждому параметру измерения в контрольном списке COSMIN определяется методом «худшего счета» 10. Каждое свойство оценивается как отличное, хорошее, удовлетворительное или низкое методологическое качество на основе описательных критериев. Извлечение данных и оценка методологического качества выполнялись независимо двумя экспертами (AG и RT). В случае какой-либо неопределенности третий рецензент (AS) выполнил оценку COSMIN, и разногласия были разрешены путем обсуждения.

      Форма извлечения данных для каждого инструмента оценки была адаптирована из рейтинговой формы CanChild Outcome Measures для сопоставления информации о клинической полезности, валидности, надежности и оперативности.11 Пунктами, выбранными для представления клинической полезности инструментов оценки, были стоимость руководств, комплектов, требования к обучению, время для проведения оценки и простота выставления баллов. Были собраны все сообщенные значения надежности; однако непосредственно сравнивались только те статьи, в которых был указан коэффициент внутриклассовой корреляции (ICC).

      Вовлечение пациентов и общественности

      Поскольку это был систематический обзор существующих документов, в нем не участвовали ни пациенты, ни общественность.

      Результаты

      На рисунке 1 представлена ​​подробная информация о выборе исследования.Для включения было выбрано семь инструментов оценки: Шкала Бейли развития младенцев и детей ясельного возраста III (Bayley-III), Тест моторного мастерства Бруининкса-Осерецкого 2 (BOT-2), MABC-2, McCarron Assessment of Neuromuscular Development (MAND), Neurological Оценка сенсорно-моторного развития (NSMDA), Шкалы развития моторики Пибоди 2 (PDMS-2) и Тест общего моторного развития 2 (TGMD-2). Затем соответствующие руководства были добавлены к окончательному результату, в результате чего получилось 30 статей и 7 руководств. Двадцать инструментов оценки были исключены (см. Дополнительную онлайн-таблицу 6).

      Рисунок 1

      Блок-схема предпочтительных элементов отчетности для систематических обзоров и мета-анализов, подробно описывающая выбор исследования.

      Большинство инструментов оценки, выявленных в этом обзоре, носят дискриминационный характер, и большинство из них подходят для использования в исследовательских целях. Все нормативные инструменты взяты из западных стран, и каждый выявленный тест охватывает различный возрастной диапазон, как показано в таблице 1.

      Таблица 1

      Характеристики инструмента общей оценки моторики

      TGMD-2 — единственный инструмент, который оценивает общие моторные навыки изолированно и отдельно. что делает упор на качество исполнения.Другие оценки общей моторики проводились либо в сочетании с оценкой мелкой моторики и / или баланса (MAND, MABC-2, BOT-2 и PDMS-2), либо как компонент оценки развития (NSMDA, Bayley-III).

      Несмотря на вариативность структур тестов, между тестами наблюдается некоторая согласованность элементов, включенных в подмножества общих моторных навыков. Большинство из них включают в себя задачу передвижения, такую ​​как ходьба, бег или подъем по лестнице; задача управления или манипулирования объектами, такая как бросок или ловля мяча, и задача статического или динамического равновесия, такая как стояние на одной ноге или прыжки.PDMS-2, BOT-2 и MAND также включают оценку силы (PDMS-2 только в некоторых возрастных группах).

      Количество основных двигательных элементов для оценки варьируется как внутри, так и между инструментами (таблица 1). Например, количество элементов, проверяемых в тестах Bayley-III и PDMS-2, зависит от возраста и способностей ребенка. В нескольких оценках приводятся критерии для описания общей задержки моторики, хотя все руководства по тестированию предупреждают о недопустимости диагностирования задержки на основе единственной оценки.

      PDMS-2 примечателен включением в систему оценок зачетных единиц за неполные навыки.Большинство других тестов присуждают балл или зачет навыку только в том случае, если он продемонстрирован в полном соответствии с установленными критериями (оценка 0 или 1). PDMS-2, однако, получает оценку 0–2, что позволяет выставить 1 балл по мере того, как ребенок продвигается к навыку, не овладев им. TGMD-2 также отличается своей системой оценок, в которой баллы начисляются за качество выполненного действия, а не только за удовлетворительное выполнение задания. Эти действия включают подготовительные движения перед бегом и прыжками или положение рук во время движений.Критерии оценки NSMDA несколько сложнее с системой баллов 1–4 с символом «+», обозначающим гиперактивный ответ, и «-» — гипореактивным ответом. Все PDMS-2, MABC-2, BOT-2, MAND, TGMD-2 и Bayley-III требуют преобразования исходных оценок в стандартные (или масштабированные) оценки на основе таблиц, представленных в руководствах. Для BOT-2 это многоэтапный процесс, который затем может быть преобразован как в конкретные для пола, так и в комбинированные стандартные баллы и процентильные ранги. Сводные характеристики инструментов оценки можно найти в таблице 1.

      Клиническая полезность

      Клиническая полезность инструментов оценки суммирована в таблице 2, а оценка и администрирование подробно описаны в дополнительной онлайн-таблице 7. Кратчайшее время введения составляет 15–20 минут для TGMD-2 и MAND, в то время как в большинстве руководств для выполнения оценки требуется 20–60 минут. Это время не включает установку, упаковку оборудования и выставление оценок, которые варьируются в зависимости от количества оборудования и сложности процесса подсчета очков.Все оценки требуют, чтобы пользователь был знаком с тестом перед проведением и обладал высоким уровнем понимания движений и развития ребенка. MABC-2 и PDMS-2 — единственные оценки, которые сопровождаются вспомогательными материалами для проведения постоценки вмешательства (когда приобретен полный комплект).

      Таблица 2

      Клиническая применимость инструментов общей оценки моторики

      Методологическое качество

      Все статьи оценивались с использованием контрольного списка COSMIN для определения методологического качества.Несколько исследований были отмечены за то, что не сообщали недостающие данные, небольшой размер выборки и использовались неподходящие статистические методы. Краткое изложение статей и соответствующий рейтинг методологии COSMIN представлен в таблице 3.

      Таблица 3

      Методологическое качество включенных статей

      Срок действия

      Содержание и конструктивная валидность включенных инструментов оценки суммированы в таблице 4. Большинство оценок были разработаны экспертами в данной области или с их участием, при этом большинство из них также проводят обзоры литературы.Bruininks и Bruininks12 провели всесторонние опросы, пилотные, пробные и стандартизационные исследования, прежде чем завершить BOT-2, обеспечив наиболее полную информацию о достоверности содержания.

      Таблица 4

      Содержание и конструктивная валидность инструментов оценки

      Конструктивная валидность была подтверждена факторным анализом (исследовательским или подтверждающим) в большинстве инструментов оценки. TGMD-2 имеет наибольшее количество доказательств конструктной валидности с несколькими работами, выполняющими подтверждающий и исследовательский факторный анализ.13–18 Факторный анализ MABC-2, BOT-2, Bayley-III, MAND и PDMS-2 был проведен только в одной статье. Было показано, что MABC-2 требует изменений, чтобы оставаться в силе для китайскоязычного и голландскоязычного населения.19 20 Все BOT-2, MABC-2 и TGMD-2 свидетельствуют о способности различать определенный возраст или диагноз. группы, которые можно рассматривать как подтверждающие их достоверность содержания. NSMDA имеет минимальную оценку валидности конструкции у детей старше 2 лет. Bayley-III, NSMDA и MABC-2 — единственные оценки, которые предоставляют доказательства прогностической достоверности (таблица 5).Одновременная валидность между MABC-2, PDMS-2 и BOT-2 от умеренной до высокой, в то время как TGMD-2 слабо коррелирует с MABC-25 (таблица 5). PDMS-2, TMGD-2 и NSMDA сообщают о корреляции с другими критериями, такими как диагноз педиатра, физическая подготовка или психомоторные / интеллектуальные тесты.

      Таблица 5

      Критерий и прогностическая валидность инструментов оценки

      Надежность

      Внутренняя согласованность оценок резюмирована в таблице 6. Высокая внутренняя согласованность BOT-2 хорошо поддерживается, в том числе для детей с умственной отсталостью.21 22 MABC-2, по-видимому, имеет более низкую внутреннюю согласованность, чем BOT-2, что может быть связано с ограниченным количеством тестовых заданий (восемь) на MABC-2. Наивысшие значения внутренней согласованности для MABC-2 были получены в конкретных популяциях (умственная отсталость и нарушение координации развития) только с использованием методологии от плохой до справедливой. Напротив, в статьях самого высокого качества были указаны самые низкие значения, хотя следует отметить, что они оценивали только возрастную группу 1 (3–6 лет). Сообщается, что внутренняя согласованность PDMS-2 высока, в то время как Bayley-III демонстрирует отличную внутреннюю согласованность у детей в возрасте 24–42 месяцев.TGMD-2 сообщается в двух статьях хорошего качества (и четырех статей от плохого до удовлетворительного) с отличной внутренней согласованностью, в том числе для детей с нарушением зрения и умственной отсталостью. MAND — единственный инструмент оценки, включенный в этот обзор, без опубликованных данных о внутренней согласованности или надежности в этой возрастной группе.

      Таблица 6

      Надежность инструментов оценки

      Результаты надежности суммированы в таблице 6 и на рисунках 2 и 3. Надежность повторных испытаний была превосходной в Bayley-III (таблица 6), BOT-2 и PDMS-2; и был хорошим или отличным для MABC-2 и TGMD-2 (рисунок 2).Для большинства инструментов внутриэкстракционная надежность редко исследовалась или сообщалась, при этом TGMD-2 показал лучшие результаты, чем MABC-2 (рис. 3). Только TGMD-2 и MABC-2 сообщают значения надежности между экспертами с использованием ICC (рис. 3) .23 24 Надежность между экспертами также поддерживается в BOT-2 с коэффициентом корреляции Пирсона и Каппа, соответственно. Все исследования, упомянутые в руководствах по тестированию для TGMD-2, Bayley-III, BOT-2 и MABC-2, сообщают о результатах надежности с использованием корреляции Пирсона, которая менее идеальна, чем ICC или взвешенная каппа для статистического анализа.25 26 Только исследования, сообщающие о ICC, визуально представлены на рис. 2 (тест-повторный тест) и рис. 3 (межэкспертный и внутриэкспертный). Тест TGMD-2 — результаты повторного тестирования надежности от Houwen и др.
      Считалось, что 16 содержит ошибку, поскольку сообщаемый ICC находился за пределами указанных CI (ICC 0,92, 95% CI 0,82–0,91). Поэтому этот набор данных был исключен из рисунка 2.

      Рисунок 2

      Тестирование – повторное тестирование надежности инструментов общей оценки моторики. БОТ-2, Тест моторного мастерства Бруининкса-Осерецкого второе издание12; ICC, коэффициент внутриклассовой корреляции; MABC-2, Батарея оценки движений для детей, второе издание29; PDMS-2, развивающие моторные весы Пибоди, второе издание34; TGMD-II, испытание полного развития двигателя, второе издание.15

      Рис. 3

      Надежность инструментов общей оценки моторики между экспертами и внутри экспертов. ICC, коэффициент внутриклассовой корреляции; MABC-2, Батарея оценки движений для детей, второе издание29; TGMD-II, Test of Gross Motor Development, второе издание.15

      О реакции сообщалось для Bayley-III, BOT-2, MABC-2 и PDMS-2 с минимальным обнаруживаемым изменением (MDC) или SE измерения (SEM) .21 Было показано, что чувствительность и специфичность для обнаружения изменений являются удовлетворительными в МАВС-2, ПДМС-2 и МАВС-221 (таблица 6).На сегодняшний день не проводилось исследований реактивности TGMD-2, NSMDA или MAND.

      Обсуждение

      Этот обзор определил семь инструментов общей оценки моторики, подходящих для использования в клинических или исследовательских условиях, каждый из которых имеет свои сильные стороны и недостатки. Интересно, что только одна из семи оценок (TGMD-2) измеряла общую моторику изолированно. Скорее всего, это отражение нынешней практики оценки развития детей в целом, а не оценки отдельных областей.Общая оценка моторики, встроенная в оценку развития, такая как оценка Bayley-III, может быть более подходящей, чем изолированная оценка общей моторики для детей, у которых есть подозрение на множественные нарушения.

      Обзор Слейтера и др.
      8 сообщили, что TGMD-2 и MABC (первое издание) были рекомендованы для оценки крупной моторики у детей с нарушением координации развития, но обнаружили, что MABC нуждается в дополнительных доказательствах валидности. Охлаждает и др.
      27 также опубликовали подробный обзор клинической применимости инструментов общей оценки моторики для детей, но не касались обоснованности, надежности или способности реагировать на изменение этих показателей.Этот обзор дополняет литературу, включая обновленную информацию о психометрических свойствах показателей и тщательную методологическую оценку с использованием контрольного списка COSMIN, что позволяет читателю с уверенностью интерпретировать эти результаты. Мы определили 10 дополнительных публикаций для подтверждения содержания, построения и критериальной валидности MABC-2 и продемонстрировали в целом более высокое методологическое качество статей, оценивающих MABC-2 по сравнению с TGMD-2. Статьи, получившие более низкие методологические оценки в COSMIN, могут быть отнесены на счет неадекватных статистических методов отчетности, небольшого размера выборки и независимых экспертов.Дальнейшие исследования в этой области должны учитывать эти ограничения в их дизайне исследования, чтобы уменьшить потенциальную ошибку и повысить уверенность при интерпретации результатов.

      Срок действия содержания установлен для пяти из включенных инструментов оценки; тем не менее, необходимы дальнейшие исследования валидности содержания для MAND и NSMDA. Способность NSMDA прогнозировать диагноз ХП и двигательные исходы с течением времени подтверждает достоверность его содержания; однако методология, получившая оценку COSMIN от плохой до удовлетворительной, и поэтому достоверность содержания не может быть полностью установлена.Использование экспертных групп, фокус-групп и / или отзывов заинтересованных сторон для BOT-2, MABC-2, TGMD-2 и PDMS-2 демонстрирует тщательное рассмотрение актуальности и полноты элементов оценки каждого теста во время разработки.

      TGMD-2 — единственный инструмент оценки, который, как считается, имеет хорошо установленную конструктивную валидность, с несколькими документами, содержащими факторный анализ. NSMDA подверглось факторному анализу для детей в возрасте до 2 лет, но не старше, и поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы подтвердить его применимость для детей старшего возраста.Все другие включенные инструменты оценки подверглись факторному анализу оценки их конструктной валидности в одной статье и подтверждаются способностью различать медицинский диагноз или возраст, и как таковые считаются имеющими адекватную конструктивную валидность. Достоверность критерия указывает на то, что TGMD-2 может измерять конструкцию, немного отличающуюся от других инструментов оценки, включенных в это исследование, поскольку он плохо согласуется с MABC-2, который, в свою очередь, хорошо согласуется с PDMS-2 и BOT. -2.Это различие может быть связано с включением оценки качества движения в TGMD-2 или включением задач на равновесие и / или мелкую моторику в другие оценки. В будущем есть возможность исследовать валидность критериев MAND и подсекций валовой моторики Bayley-III и NSMDA с другими инструментами оценки в этом исследовании.

      BOT-2 был единственным инструментом оценки, надежность которого была оценена с использованием превосходной методологии. В сочетании с результатами, полученными в отчете, он может считаться наиболее убедительным доказательством внутренней согласованности и надежности повторного тестирования из всех включенных инструментов оценки.PDMS-2 и MABC-2 могут рассматриваться как имеющие следующую наилучшую установленную надежность повторного тестирования с хорошим методологическим качеством. На заявленные значения надежности теста – повторного тестирования для TGMD-2 влияет низкое или справедливое методологическое качество, и необходимо провести дальнейшие высококачественные исследования для подтверждения совокупности доказательств. В MAND и NSMDA надежность теста-отдыха, надежность между экспертами или внутри эксперта не оценивалась. В клиническом контексте грубые моторные оценки часто повторяются с течением времени или между терапевтами, и поэтому эти меры надежности должны быть установлены.Bayley-III также выиграет от дальнейших исследований его надежности, без каких-либо опубликованных показателей надежности между экспертами и экспертами, а также с одним отчетом удовлетворительного качества с хорошей надежностью тестирования и повторного тестирования.

      На данный момент мало доказательств, подтверждающих использование этих оценок в качестве показателей результатов. Включение в некоторые статьи сведений о минимально обнаруживаемых изменениях (MDC) и минимальных клинически значимых различиях (MCID) имеет большое значение для врачей.7 Различия между MDC и MCID также важны, поскольку изменение в оценке не обязательно связано с значимое изменение для ребенка или его семьи.Только Bayley-III, BOT-2, MABC-2 и PDMS-2 имеют зарегистрированный MCID с удовлетворительной чувствительностью и специфичностью; однако из-за приемлемого методологического качества, используемого для получения этих значений, их нельзя использовать с высокой степенью уверенности до тех пор, пока не будут выполнены дальнейшие исследования. TGMD-2 был создан частично для использования в качестве показателя результатов; однако на сегодняшний день нет статей, посвященных его способности реагировать на изменения15. Также следует отметить, что все включенные инструменты оценки измеряют нарушения и ограничения активности, но не касаются конкретно других элементов Международной классификации функционирования, инвалидности и физической активности. Области участия здоровья, личные факторы и окружающая среда.2 Клиницисты должны использовать соответствующие оценки или анкеты, чтобы гарантировать, что эти области здоровья также рассматриваются в соответствии с руководящими принципами ВОЗ2.

      При рассмотрении надежности теста следует принимать во внимание все три элемента погрешности теста — их можно описать как временную выборку (оцениваемую с помощью надежности повторного тестирования), выборку содержания (оцениваемую как внутреннюю согласованность) и различие между авторами (или надежность оценщика) .15 Это одна из причин, по которой клиницистам следует рассмотреть возможность повторения оценок и / или завершения второй альтернативной оценки.Все оценки следует интерпретировать в сочетании с клиническими рассуждениями и наблюдениями. Включенные инструменты оценки не предназначены для самостоятельной диагностики; результаты необходимо объединить с другими оценками и мнением экспертов для постановки клинического диагноза.

      Клиническая полезность всех включенных инструментов оценки различалась, при этом основные различия заключались в стоимости и времени на проведение оценок. Клиницисты и исследователи должны выбирать свой инструмент оценки с учетом психометрических свойств (включая методологическую строгость, стоящую за ними), клинической полезности, а также для данной популяции, ситуации и возрастной группы.

      Потенциальным ограничением этого исследования было то, что один автор просматривал заголовки и аннотации, что могло привести к смещению выборки. Несмотря на то, что были приняты меры для включения всех потенциально значимых статей и инструментов оценки до второго раунда оценки с участием двух авторов, сохраняется возможность исключения статей, относящихся к этому обзору. Процесс исключения документов и инструментов оценки на этом единственном этапе также может рассматриваться как ограничение, поскольку общее количество инструментов оценки (или различных версий инструментов) не сообщалось.Однако этот процесс соответствует рекомендациям COSMIN и PRISMA. Вторым ограничением было ограничение включения статей и руководств теми, которые были опубликованы на английском языке. К сожалению, это привело к исключению трех инструментов оценки, которые, как сообщается, широко используются в Европе: Motoriktest für Vierbis Sechjärige Kinder 4–6, Körperkoordinationtest für Kinder и Maastrichtse Motoriek Test27. Авторы также отмечают третий. издание TGMD скоро будет опубликовано, и в будущем необходимо будет подвергнуть аналогичному уровню оценки психометрических свойств.

      Клиницисты и родители, которым нужен совет для постановки реалистичных терапевтических целей и понимания будущих требований к вмешательству, извлекают пользу из понимания прогностической способности теста. NSMDA и MABC-2 — единственные инструменты, которые продемонстрировали долгосрочную прогностическую ценность (≥4 лет наблюдения), в то время как Bayley-III имеет хорошую прогностическую валидность через 2 года для будущих затруднений движения и для диагностики церебральных нарушений. паралич в 4 года. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования долгосрочной прогностической достоверности всех включенных инструментов оценки общей моторики.

      Хотя валидность и надежность должны определять выбор инструментов оценки, необходимо также принимать во внимание клиническую полезность. Большинство тестов связано с текущими расходами, связанными с заменой форм и оборудования, что может быть непомерно высоким для некоторых пользователей. NSMDA требует, чтобы терапевт помогал ребенку по нескольким вопросам, которые следует учитывать в отношении политики ручного управления учреждениями. Бремя оценки для детей и семей также следует учитывать при выборе инструмента оценки.Дети младшего возраста с большей вероятностью будут отвлекаться и также могут не понимать тестовые задания, что также может увеличить время оценки28.

      Когда выпускается новая редакция инструмента оценки, приводящая к изменению возрастных групп, оценок или задач, недостаточно полагаться на психометрические оценки, которые были выполнены в исходном тесте. В руководстве MABC-2 приводится обоснование включения оценки надежности и достоверности оригинального MABC29; однако из-за значительных изменений в возрастных группах и задачах между выпусками они не были включены в анализ MABC-2 в этом обзоре.Два исследования, цитируемые в руководстве MABC-2 для подтверждения валидности и надежности, являются неопубликованными работами и, как таковые, также не могут быть включены в этот систематический обзор. Это могло указывать на публикацию МАВС-2.

      Тщательная методологическая оценка включенных статей с использованием контрольного списка COSMIN должна рассматриваться как сильная сторона этого документа, как и ряд инструментов оценки, включенных в этот обзор. Хотя ранее утверждалось, что критерий «наихудшего результата» в COSMIN создает эффект минимума 30, авторы COSMIN утверждают, что только «фатальные недостатки» вносят вклад в общий балл «плохой».10 Существует несколько доступных инструментов для оценки психометрических свойств инструментов оценки, и, возможно, ни один из них не прошел такую ​​проверку, как COSMIN.

      Сегодня существует множество подходящих инструментов для оценки общей моторики, которые можно использовать в исследованиях и клинических условиях. Большинство доступных инструментов демонстрируют адекватную валидность и надежность у детей в возрасте 2–12 лет, и поэтому авторы не считают, что для использования необходимо разрабатывать новые инструменты оценки. Тем не менее, есть возможности для улучшения доказательств надежности между экспертами и внутри экспертов, а прогностическая достоверность должна быть подтверждена в течение более длительного периода времени и с большей методологической строгостью.Инструменты также нуждаются в более четкой оценке их способности реагировать на изменения, чтобы помочь клиницистам и исследователям в выборе критериев оценки результатов. Исследователи должны помнить о методах, которые они используют для оценки достоверности и надежности. Ясность отчетности, статистические методы и размеры выборки должны быть тщательно продуманы, чтобы гарантировать высочайшее качество доказательств.

      Заключение

      Доступные в настоящее время инструменты общей оценки моторики для детей имеют хорошее или отличное содержание и конструктивную валидность.BOT-2, MABC-2, PDMS-2 и TGMD-2 являются наиболее надежными оценками в этой возрастной группе. Bayley-III имеет лучшую прогностическую ценность в возрасте 2 лет, а NSMDA и MABC-2 имеют хорошую прогностическую ценность в возрасте 4 лет. Существуют возможности для дальнейшего исследования прогностической достоверности, надежности и отзывчивости инструментов общей оценки моторики у детей дошкольного и школьного возраста. На практике клиницисты должны выбирать оценки с учетом их психометрических свойств в контексте ребенка, которого они оценивают.

      (PDF) Психометрические свойства теста общего моторного развития-3 для детей с нарушениями зрения

      Haegele, J.A., & Porretta, D. (2015). Физическая активность и лица школьного возраста с

      нарушениями зрения: обзор литературы. Адаптированная физическая активность ежеквартально, 32 (1),

      68–82. PubMed DOI: 10.1123 / apaq.2013-0110

      Хайбах П.С., Либерман Л.Дж. и Притчетт Дж. (2011). Баланс у подростков с

      и

      без нарушений зрения.Понимание: исследования и практика нарушений зрения и слепоты

      , 4, 112–123. DOI: 10.1515 / hukin-2015-0096

      Haibach, P.S., Wagner, M.O., & Lieberman, L.J. (2014). Детерминанты результативности крупной моторики

      у детей с нарушениями зрения. Исследование нарушений развития —

      ,

      способностей, 35, 2577–2584. DOI: 10.1016 / j.ridd.2014.05.030

      Haywood, K., & Getchell, N. (2014). Продолжительность жизни моторного развития (6-е изд.). Шампейн,

      Иллинойс: Human Kinetics.

      Хупер Д., Кофлан Дж. И Маллен М.Р. (2008). Моделирование структурным уравнением:

      Рекомендации по определению соответствия модели. Электронный журнал бизнес-исследований

      Методы, 6 (1), 53–60.

      Houwen, S., Hartman, E., Jonker, L., & Visscher, C. (2010). Надежность и применимость

      ТГМД-2 для детей младшего школьного возраста с нарушениями зрения. Адаптированный Physical

      Activity Quarterly, 27, 143–159. PubMed DOI: 10.1123 / apaq.27.2.143

      Houwen, S., Хартман, Э. и Вишер, К. (2009). Физическая активность и двигательные навыки у

      детей с нарушениями зрения и без них. Медицина и наука в спорте и

      Exercise, 41 (1), 103–109. PubMed DOI: 10.1249 / MSS.0b013e318183389d

      Houwen, S., Visscher, C., & Hartman, E. (2009). Показатели двигательных навыков детей

      и

      подростков с нарушением зрения: обзор. Исключительные дети, 75, 464–492.

      doi: 10.1177 / 001440290

    • 0405

      Houwen, S., Вишер, К., Лемминк, К.А., и Хартман, Э. (2008). Показатели двигательных навыков

      детей школьного возраста с нарушениями зрения. Медицина развития и дети

      Неврология, 50 (2), 139–145. PubMed doi: 10.1111 / j.1469-8749.2007.02016.x

      Либерман, Л.Дж., Хайбах, П.С., и Вагнер, М.О. (2014). Поиграем вместе:

      Спортивный инвентарь для детей с нарушениями зрения и без. Palaestra,

      28 (2), 13–15.

      Логан, С.В., Робинсон, Л.Э., Рудисилл М.Э., Уодсворт Д.Д. и Морера М. (2014).

      — сравнение успеваемости детей школьного возраста по двум оценкам моторики: тесту

      общего развития моторики и батарее тестов движений для детей.

      Физическое воспитание и педагогика спорта, 19 (1), 48–59. DOI: 10.1080 / 17408989.2012.

      726979

      Логан С.В., Робинсон Л.Э., Уилсон А.Э. и Лукас В.А. (2012). Получение основ —

      мысленных движений: метаанализ эффективности вмешательств на двигательные навыки

      у детей.Ребенок: уход, здоровье и развитие, 38, 305–315. DOI: 10.1111 / j.1365-

      2214.2011.01307.xs

      McNeish, D. (2017). Спасибо коэффициенту альфа, мы возьмем его отсюда. Психологический

      Методы. Предварительная онлайн-публикация. DOI: 10.1037 / met0000144

      Стодден, Д., Гудвей, Д.Д., Лангендорфер, С.Дж., Робертон, М.А., Рудисилл, М.Э., Гарсия, К.,

      , и Гарсия, Л.Е. (2008). Перспективы развития роли физической конкуренции

      в физической активности: возникающие отношения.Квест, 60, 290–306. DOI: 10.1080 /

      00336297.2008.10483582

      Тандон, П.С., Чжоу, К., Саллис, Дж. Ф., Кейн, К. Л., Франк, Л. Д., и Сэленс, Б. Э. (2012). Домашняя

      окружающая среда отношения с физической активностью детей, сидячим временем и экраном

      времени по социально-экономическому статусу. Международный журнал поведенческого питания и

      Physical Activity, 9, 88. PubMed doi: 10.1186 / 1479-5868-9-88

      Temple, V.A., & Foley, J.T. (2017). Краткий обзор валидности теста

      компании Gross Motor Development – ​​3 для развития.Журнал моторного обучения и развития, 5 (1),

      5–14. DOI: 10.1123 / jmld.2016-0005

      APAQ Vol. 35, No. 2, 2018

      TGMD-3 для детей с нарушением зрения 157

      Загружено УНИВЕРСИТЕТОМ ЮЖНОЙ КАРОЛИНЫ 09.04.18, том $ {article.issue.volume}, номер статьи $ {article.issue .issue}

      Психометрические характеристики участия детей младшего возраста и меры по окружающей среде

      Основные моменты

      Новый косвенный опросник, объединяющий оценку участия детей младшего возраста в жизни дома, в детском / дошкольном учреждении и общественной деятельности и предполагаемое влияние окружающей среды на участие в каждой настройке было развито.

      Анкета дает надежные оценки уровня вовлеченности маленького ребенка в занятия и воспринимаемой поддержки со стороны окружения ребенка при участии по всем трем разделам инструмента.

      Каждая из шкал может подходить для использования в крупномасштабных исследованиях с участием родителей маленьких детей в возрасте от 0 до 5 лет, в зависимости от интересующей обстановки.

      Анкета позволяет различать маленьких детей с нарушениями развития и задержками в развитии и без них.

      Реферат

      Цель

      Оценить психометрические свойства недавно разработанного показателя участия детей младшего возраста и среды (YC-PEM).

      Дизайн

      Поперечное исследование.

      Настройка

      Данные собирались онлайн и по телефону.

      Участники

      Для опроса лиц, осуществляющих уход за детьми (N = 395, включая детей с [n = 93] и без [n = 302] отклонениями в развитии и задержками), использовались удобные методы и методы выборки «снежный ком») в возрасте от 0 до 5 лет. (средний возраст ± стандартное отклонение, 35.33 ± 20,29 мес.) И проживающих в Северной Америке.

      Вмешательства

      Не применимо.

      Основные показатели результатов

      YC-PEM включает 3 шкалы участия и 1 шкалу среды. Каждая шкала оценивается по трем параметрам: дом, детский сад / дошкольное учреждение и община. Данные были проанализированы для получения оценок внутренней согласованности, надежности повторного тестирования и построения достоверности.

      Результаты

      Внутренняя согласованность варьировалась от 0,68 до 0,96 и от 0,92 до 0,96 для шкал участия и среды, соответственно.Надежность повторного тестирования (2–4 недели) варьировалась от 0,31 до 0,93 для шкалы участия и от 0,91 до 0,94 для шкалы окружающей среды. Одна из трех шкал участия и шкала среды продемонстрировали значимые групповые различия по статусу инвалидности во всех 3 условиях, и все 4 шкалы различались между группами инвалидности в условиях дневного ухода / дошкольного образования. Шкалы участия показали положительные ассоциации от небольших до умеренных с оценками функциональных показателей.

      Выводы

      Результаты подтверждают первоначальную поддержку использования YC-PEM в исследованиях для оценки участия маленьких детей с ограниченными возможностями и задержками с точки зрения (1) моделей участия дома, дневного ухода / дошкольного учреждения и сообщества; (2) воспринимаемая экологическая поддержка и препятствия для участия; и (3) родительские стратегии, ориентированные на конкретную деятельность, для содействия участию.

      Ключевые слова

      Ребенок

      Окружающая среда

      Младенец

      Реабилитация

      Социальное участие

      Список сокращений

      ICC

      Коэффициент внутриклассовой корреляции

      PEDI-CAT

      Педиатрическая оценка и оценка адаптивной инвалидности

      Компьютерная инвентаризация PEM

      Компьютерная инвентаризация

      PEM-CY

      Показатели участия и окружающей среды для детей и молодежи

      YC-PEM

      Показатели участия детей младшего возраста и окружающей среды

      Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

      Просмотреть аннотацию

      Рекомендуемые статьи

      Цитирующие статьи

      Психометрическое тестирование — развитие карьеры От MindTools.com

      Измерение «скрытых» черт

      © Veer
      Anna-Mari West

      Все разные, но нужны стандартные меры.

      Измерять такие атрибуты, как рост, вес и сила, достаточно просто. Это все физические и наблюдаемые черты, которые вы можете оценить объективно. Но как насчет факторов, которые не так легко измерить?

      Такие черты характера, как личность, интеллект, отношение и убеждения, являются важными характеристиками, которые необходимо измерить и оценить.Нанимаете ли вы людей, помогаете членам команды понять себя и свои отношения с другими или пытаетесь понять, что вы хотите делать со своей жизнью, полезно оценить эти типы «скрытых», менее очевидных атрибутов.

      Один из способов сбора этой информации — психометрические тесты. В статье рассматривается, что такое психометрические тесты, что они измеряют и как они могут помочь вам как в подборе персонала, так и в развитии вашей карьеры.

      Что такое психометрические тесты?

      Психометрические тесты включают в себя профили личности, тесты на рассуждение, опросные листы для мотивации и оценку способностей.Эти тесты пытаются предоставить объективные данные для субъективных измерений.

      Например, если вы хотите определить чье-то отношение, вы можете напрямую спросить этого человека, понаблюдать за ним в действии или даже собрать наблюдения о человеке у других людей. Однако на все эти методы могут повлиять личные предубеждения и взгляды. Используя психометрический тест, вы делаете более объективное и беспристрастное суждение.

      Поскольку объективность является ключом к использованию этих оценок, хороший психометрический тест дает справедливые и точные результаты каждый раз, когда он проводится.Чтобы гарантировать это, тест должен соответствовать этим трем ключевым критериям:

      1. Стандартизация — Тест должен быть основан на результатах выборки, которая действительно репрезентативна для людей, которые будут проходить тест. Невозможно реально проверить каждого работающего человека в стране. Но вы можете протестировать репрезентативную выборку из этой группы, а затем применить результаты к конкретным людям, которых вы тестируете.

        Кроме того, стандартизированный тест проводится каждый раз одинаково, чтобы уменьшить любую ошибку теста.Используя стандартизованный тест, вы можете сравнить результаты с результатами любого, чьи характеристики аналогичны характеристикам группы выборки.

      2. Надежность — Тест должен давать стабильные результаты и не подвергаться значительному влиянию внешних факторов. Например, если вы испытываете стресс во время прохождения теста, результаты теста не должны сильно отличаться от времени, когда вы были возбуждены или расслаблены.
      3. Срок действия — это, пожалуй, самое важное качество теста.Действительный тест должен измерять то, что он предназначен для измерения. Если тест должен измерять интересы человека, он должен четко продемонстрировать, что он действительно измеряет интересы, а не что-то еще, что связано только с интересами.
      Примечание:

      Психометрия — это исследование образовательных и психологических измерений. Прилагательное «психометрический» используется для описания психологических тестов (обычно используемых в образовательных и профессиональных учреждениях), которые являются стандартизированными, а также доказали свою надежность и достоверность для измерения таких областей, как личность, способности, способности и интересы.

      Помимо этих критериев, эффективные психометрические тесты должны соответствовать условиям современного рабочего места. Перед использованием одного из этих тестов убедитесь, что тест был недавно проверен и обновлен.

      Что измеряют психометрические тесты?

      Психометрические тесты могут измерять интересы, личность и способности.

      • Тесты интересов измеряют, насколько люди различаются по своей мотивации, ценностям и мнениям относительно их интересов.
      • Личностные тесты измеряют, насколько люди различаются по стилю или манере делать что-либо, а также по тому, как они взаимодействуют с окружающей средой и другими людьми.
      • Тесты способностей измеряют, насколько люди различаются по своим способностям выполнять или выполнять разные задачи.

      Преимущества психометрических тестов

      Психометрические тесты могут помочь сделать оценки персонала и карьеры более объективными.

      Подпишитесь на нашу рассылку новостей

      Получайте новые карьерные навыки каждую неделю, а также наши последние предложения и бесплатное загружаемое учебное пособие по личному развитию.

      Прочтите нашу Политику конфиденциальности

      Эти тесты также экономят много времени. Обычно их очень легко применять, и их легко передать группе людей. (Некоторые другие типы оценок должны проводиться индивидуально.) Психометрические тесты также легко оцениваются, поэтому результаты возвращаются быстро и надежно.

      Многие из этих тестов выполняются с помощью программного обеспечения, а некоторые даже можно выполнить в интерактивном режиме.Это, опять же, дает преимущество во времени и может значительно снизить затраты по сравнению с другими методами. Люди могут проходить тесты откуда угодно, и каждый раз результаты оцениваются точно.

      Примечание:

      Есть затраты, связанные с закупкой тестов, а также с наймом или обучением кого-то проводить и оценивать их. Важно учитывать эти затраты в сравнении с преимуществами, которые могут принести тесты.

      Использование психометрических тестов

      Психометрические тесты могут использоваться для различных целей.Вот некоторые из наиболее распространенных вариантов использования:

      • Подбор персонала — Здесь тесты могут помочь рекрутерам и менеджерам по найму определить кандидатов, которые лучше всего подходят для должности. Тесты на личность, способности и знания очень распространены в тестовой ситуации такого типа. Подробное обсуждение этих типов тестов и того, как их использовать для найма, можно найти в нашей статье об использовании тестов для найма.

        .
      • Индивидуальное развитие и обучение — Психометрические тесты могут помочь вам определить, как лучше всего улучшить текущие навыки и производительность.Например, если ваш отдел собирается внедрить новый тип технологии, может быть полезно оценить людей по их интересам и мотивам, связанным с новыми технологиями. Инвентаризация делового отношения и Калифорнийская мера психической мотивации — это психометрические тесты, доступные для целей обучения и развития. Вы также можете использовать тесты способностей и навыков, чтобы определить способность человека выполнять определенные задачи.
      • Создание команды и развитие — Эта область может предоставить множество применений для психометрических тестов.Чем лучше люди понимают себя и других, тем лучше они могут строить и поддерживать позитивные отношения на рабочем месте. Такие тесты, как FIRO-B®

        , DiSC®

        , и Hogan Development Survey

        разработаны специально для выявления потенциальных источников напряженности в отношениях. Общая оценка личности, включая Индикатор типологии Майерс-Бриггс®

        (MBTI) и California Psychological Inventory ™ (CPI) также очень полезны для создания и укрепления команды.Ценности в действии могут помочь вам понять групповое поведение и динамику, которые связаны с ценностями людей.
      • Карьерный рост и продвижение — Психометрические тесты могут помочь вам выявить ценности и интересы, которые имеют основополагающее значение для общей удовлетворенности карьерой. Для тех, кто только начинает карьеру, и тех, кто ищет правильный путь, могут быть проведены опросы интересов, такие как Holland’s Codes.

        и карьерные якоря Шайна

        также полезны психометрические тесты.
      Примечание:

      Не забывайте о психометрическом тестировании в перспективе. Эти тесты — лишь один из множества различных типов оценок, которые вы можете использовать при найме на работу и развитии карьеры.

      Ключевые моменты

      Оценка и оценка людей — очень сложный и субъективный процесс, а психометрические тесты — хороший способ объективно оценить «скрытые» черты людей.

      От приема на работу до долгосрочного карьерного роста — эти тесты предоставляют большой объем надежной информации для принятия важных кадровых решений.Если вы используете тесты, убедитесь, что они соответствуют вашим потребностям и прошли тщательную оценку.

      Поперечные ассоциации с использованием композиционного анализа

      Аннотация

      Фон

      Движение по отдельности (например, сон, сидячий образ жизни и физическая активность) продемонстрировало пользу для развития детей дошкольного возраста. Однако мало что известно об интегрированном характере двигательного поведения и его связи со здоровым развитием в этом возрастном диапазоне.Таким образом, цель данного исследования заключалась в изучении взаимосвязи между двигательным поведением, полученным с помощью акселерометра, и показателями физического, когнитивного и социально-эмоционального развития с использованием композиционного анализа на выборке детей дошкольного возраста.

      Методы

      детей (n = 95) были набраны в Эдмонтоне, Канада. Поведение при движении измерялось с помощью акселерометров ActiGraph wGT3X-BT, которые носили 24 часа в сутки. Физические (т. Е. Z-значения индекса массы тела [ИМТ], процент роста взрослого человека и двигательные навыки), когнитивные (т. Е.е., рабочая память, торможение реакции и словарный запас) и социально-эмоциональное (то есть коммуникабельность, экстернализация, интернализация, просоциальное поведение, а также когнитивная, эмоциональная и поведенческая саморегуляция). Объективный рост и вес измерялись для z-показателей ИМТ и процента роста взрослого человека, в то время как Тест общего моторного развития-2 использовался для оценки моторных навыков. Набор инструментов Early Years Toolbox использовался для оценки всех показателей когнитивного и социально-эмоционального развития.Композиционные модели линейной регрессии и композиционные модели замещения были проведены в р.

      .

      Результаты

      У детей накопилось 11,1 часа сна, 6,1 часа стационарного времени, 5,1 часа легкой физической активности (LPA) и 1,8 часа физической активности средней и высокой интенсивности (MVPA) в день. Композиции двигательного поведения были в значительной степени связаны с физическими (т. Е. Локомоторными навыками, объектной моторикой и общей моторикой) и когнитивными (т. Е.например, рабочая память и словарный запас) (диапазон 2 R : 0,11–0,18). Что касается других видов двигательного поведения в композиции, MVPA положительно ассоциировалась с большинством результатов физического развития; в то время как стационарное время дало смешанные результаты для результатов когнитивного развития (т.е. в основном положительные ассоциации в линейных регрессиях, но не значимые в моделях замещения). Большинство ассоциаций LPA и сна были незначительными.

      Выводы

      Общий состав двигательного поведения оказался важным для развития.Результаты подтвердили важность MVPA для физического развития. Смешанные данные о стационарном времени и когнитивном развитии могут указывать на то, что эта выборка использовала как полезное (например, чтение), так и вредное (например, экранное время) стационарное время. Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить механизмы этих отношений.

      Образец цитирования: Кузик Н., Нейлор П.-Дж., Спенс Дж. К., Карсон В. (2020) Движение и физическое, когнитивное и социально-эмоциональное развитие у детей дошкольного возраста: перекрестные ассоциации с использованием композиционного анализа.PLoS ONE 15 (8):
      e0237945.

      https://doi.org/10.1371/journal.pone.0237945

      Редактор: Хавьер Бразо-Саявера, Университет Республики, УРУГВАЙ

      Поступила: 28 апреля 2020 г .; Принята к печати: 5 августа 2020 г .; Опубликовано: 18 августа 2020 г.

      Авторские права: © 2020 Kuzik et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

      Доступность данных: Данные не могут быть общедоступными из-за этических ограничений, которые разрешают доступ к данным только членам исследовательской группы. Тем не менее, заинтересованные исследователи могут направить запросы на утверждение и доступ к данным в Совет по этике исследований Университета Альберты (обращайтесь через [email protected]).

      Финансирование: Автор (ы) не получил специального финансирования для этой работы.

      Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

      Введение

      Сон, малоподвижный образ жизни и физическая активность — все вместе называемые двигательным поведением — получили повышенное внимание из-за их пользы для здоровья и развития детей дошкольного возраста [1]. Систематические обзоры изолированного двигательного поведения пришли к выводу, что больше сна, больше физической активности и менее сидячее поведение имеют многочисленные преимущества для здоровья в аспектах физического, когнитивного и социально-эмоционального развития детей дошкольного возраста [2–4].Однако, учитывая, что в течение 24-часового периода изменение одного двигательного поведения потребует компенсации другим двигательным поведением (ями), польза для здоровья от изолированного двигательного поведения может вводить в заблуждение. Например, если вмешательство успешно увеличило физическую активность ребенка на 30 минут в день, то на другие виды двигательного поведения потребуется на 30 минут меньше. Таким образом, следует рассмотреть комплексный подход к пониманию пользы для здоровья от двигательного поведения.

      На сегодняшний день мало что известно об интегрированном характере двигательного поведения и его связи со здоровым развитием у детей дошкольного возраста [5]. В недавнем систематическом обзоре 10 исследований, изучающих комбинации двигательного поведения, изучалось только физическое развитие, и ни одно исследование не включало все виды двигательного поведения [5]. Следовательно, необходимы дальнейшие исследования коллективных отношений между всеми видами двигательного поведения с широким диапазоном результатов развития. В частности, развитие можно разделить на три широкие области: физическая (например,g., рост, моторика, физическое здоровье), когнитивное (например, управляющие функции, словарный запас) и социально-эмоциональное (например, эмоциональный интеллект, построение отношений) развитие [6]. Однако для изучения коллективных отношений между двигательным поведением и этими широкими областями развития необходимы методы, которые должным образом учитывают созависимую природу двигательного поведения [5].

      Индивидуальные двигательные поведения считаются созависимыми, потому что они не могут возникать одновременно (взаимоисключающие), и когда все индивидуальные двигательные поведения суммируются, они будут равны общему отобранному временному интервалу (исчерпывающий) [7].Взаимоисключающие и исчерпывающие свойства поведения движения означают, что эти данные осмысленно интерпретируются только как часть целого и, таким образом, считаются имеющими ограничение постоянной суммы (значения, которые всегда складываются, образуя целое) [8]. Одним из методов, который способен надлежащим образом обрабатывать созависимую природу двигательного поведения, является композиционный анализ [7, 9]. Начиная с комплексного систематического обзора двигательного поведения [5], в двух исследованиях использовался композиционный анализ для изучения взаимосвязи между всем двигательным поведением и результатами развития у детей дошкольного возраста [10, 11].Хотя в обоих исследованиях была обнаружена польза для здоровья от двигательного поведения, изучались только результаты физического развития [10, 11]. Учитывая ограниченные данные, необходимы дальнейшие исследования для подтверждения предыдущих выводов о физическом развитии, а также для устранения пробелов в доказательствах, связанных с когнитивным и социально-эмоциональным развитием. Таким образом, цель данного исследования состоит в том, чтобы изучить взаимосвязь между двигательным поведением, полученным с помощью акселерометра, и показателями физического, когнитивного и социально-эмоционального развития с использованием композиционного анализа на выборке детей дошкольного возраста.

      Методы

      Участники и процедуры

      Данные, использованные в этом анализе, были собраны в рамках исследования «Движение родителей и детей и развитие детей дошкольного возраста». Участниками были дети в возрасте 3–5 лет и их родители, для которых в семье основным языком был английский. Родители или опекуны были наняты в Эдмонтоне, Канада, и прилегающих районах через местное подразделение Sportball, программы, которая направлена ​​на обучение детей основным спортивным навыкам через игру.Ведущий следователь лично обращался к родителям во время летних лагерей по спорту и на занятиях по спортболу. В общей сложности из летних лагерей было набрано 60/102 детей, но показатели участия и причины неучастия из классов не отслеживались из-за материально-технических ограничений. Кроме того, местная организация Sportball распространила материалы для набора среди родителей по электронной почте и в социальных сетях. Неизвестно, сколько подходящих родителей получили электронное письмо или просмотрели сообщения в социальных сетях, а также причины их неучастия.Всего согласились принять участие 131 родитель или опекун. Этическое одобрение было получено от Совета по этике исследований Университета Альберты (идентификатор исследования: Pro00081175). Письменное информированное согласие родителей или опекунов

      Сбор данных для этого перекрестного исследования проводился с июля по ноябрь 2018 года. Общее моторное развитие детей измерялось в Университете Альберты. После оценки моторного развития родителям и детям были предоставлены акселерометры, устные и письменные инструкции по протоколу исследования и журнал для отслеживания сна и времени ношения акселерометра.После периода износа акселерометра ведущий исследователь посетил дома родителей или другое предпочтительное место (n = 2), чтобы забрать акселерометры. Во время домашнего визита родители заполнили анкету, которая включала показатели социально-эмоционального развития и социально-демографические показатели, в то время как детям были даны задания на когнитивное развитие. Кроме того, измеряли рост и вес детей, а также рост родителей, если им нужна была помощь, чтобы указать свой рост в анкете.

      Меры

      Движение поведения.

      Движущееся поведение детей включало полный сон, стационарное время (т. Е. Категоризацию малоподвижного поведения в данных акселерометра, которые не содержат определения позы [12]), физическую активность легкой интенсивности (LPA) и физическую активность средней или высокой интенсивности ( МВПА). Все модели движения были измерены с помощью акселерометров ActiGraph wGT3X-BT, которые были запрограммированы на 30 Гц и выдавались ребенку и одному из родителей.В то время как 90–100 Гц является рекомендуемой частотой для акселерометров ActiGraph у детей дошкольного возраста, мы выбрали 30 Гц, чтобы согласоваться с валидационными исследованиями, на которых основаны контрольные точки нашего двигательного поведения [13]. В девяти случаях участвовало несколько детей дошкольного возраста из одной семьи. Родители и дети были проинструктированы носить акселерометр на эластичном ремне на правом бедре 24 часа в сутки в течение 7 дней, за исключением занятий на воде. Акселерометры были запрограммированы на начало записи в следующий раз в 00:00:00.Когда были собраны акселерометры, данные загружались за 15-секундные периоды как для файлов обычных фильтров, так и для файлов фильтров с расширением низких частот (LFE). Обычные отфильтрованные файлы использовались для категоризации стационарного времени детей (≤25 отсчетов / 15 секунд), LPA (26–419 отсчетов / 15 секунд) и MVPA (≥420 отсчетов / 15 секунд), в то время как файлы LFE использовались для категоризации общего сна. [14]. Хотя использование более коротких эпох может быть полезным для лучшего представления профилей спорадических движений детей дошкольного возраста, 15-секундные эпохи использовались для согласования с валидационными исследованиями, на которых основаны наши контрольные точки двигательного поведения [13].Вся категоризация двигательного поведения проводилась в R (версия 3.6.1). Что касается сна, дневной (например, дневной) и ночной сон были классифицированы посредством визуального осмотра, руководствуясь журналом регистрации, и эвристики согласно предыдущей литературе о визуальном осмотре [15]. Затем данные сна были объединены с обычным отфильтрованным файлом, и было удалено время отсутствия износа (то есть> 20 минут подряд 0 отсчетов, без перерывов), которое не было спящим. Наконец, дни с временем бодрствования менее 10 часов в день были удалены, а участники с временем бодрствования менее 3 дней были удалены.

      Физическое развитие.

      Физическое развитие было операционализировано как моторика, ожирение и рост. Двигательные навыки измерялись с помощью теста на полное развитие моторики — 2-е издание (TGMD-2). Рост и вес были измерены для расчета суррогатной меры ожирения z-показателей индекса массы тела (ИМТ). Рост измерялся ростом, который использовался для расчета процента ожидаемого роста взрослого ребенка.

      TGMD-2 оценивал предметные навыки, двигательные навыки и общую моторику.Тестирование состояло из шести предметных моторных навыков (т. Е. Ударов неподвижного мяча, ведения, ударов ногой, ловли, метания сверху и перекатывания снизу) и шести двигательных навыков (например, бег, галоп, прыжки, прыжки, горизонтальные прыжки и скольжение) [ 16]. Дети были разделены на группы по 1–5 человек в каждой группе. Группы вращались вокруг трех-четырех станций, каждая из которых имела от трех до четырех навыков и двух разных членов исследовательской группы. На каждой станции один член команды взял на себя роль фасилитатора, а другой — оценщика.Основной задачей фасилитаторов было два раза продемонстрировать и устно объяснить детям навык. Затем каждому ребенку был предоставлен один шанс попрактиковаться в этом навыке и два оцененных испытания для каждого навыка. Основная задача оценщиков заключалась в том, чтобы в режиме реального времени оценивать попытки детей выполнить навык, а также носить телесную камеру, которая записывала видео оценок детей для последующей оценки. Все 12 навыков состояли из трех-пяти компонентов, которые оценивались как продемонстрированные (т.е. 1) или не продемонстрированные (т.е.е., 0). Оценки для обоих испытаний были суммированы по компонентам, чтобы получить оценку предметно-двигательного навыка и оценку локомоторного навыка, оба из максимальных 48 баллов. Затем суммировали баллы объектных и локомоторных навыков, чтобы получить общий балл двигательного развития. Для каждого ребенка результаты в реальном времени, закодированные экспертами, и оценки видео, закодированные ведущим исследователем, сравнивались для всех полных парных наблюдений. Коэффициенты внутриклассовой корреляции (ICC; двусторонняя, согласованность) указали на согласие от умеренного до хорошего для двигателя объекта (ICC = 0.719; 95% доверительный интервал (ДИ): 0,340, 0,860), двигательный (ICC = 0,693; 95% ДИ: 0,423, 0,825) и общие моторные навыки (ICC = 0,791; 95% ДИ: 0,277, 0,915). Поскольку оценки в реальном времени оценивались несколькими оценщиками, а оценки видео оценивались одним оценщиком, для анализа использовались значения с оценкой видео. Однако, когда видео-оценка отсутствовала, для этого наблюдения использовались текущие результаты. Недавний систематический обзор TGMD-2 обнаружил несколько исследований, демонстрирующих валидность критериев от умеренной до сильной (например,, r: 0,49–0,63 по сравнению с другими оценками моторного развития), а также отличный повторный тест (ICC: 0,81–0,92), межэкспертный (ICC: 0,88–0,93) и надежность внутри эксперта (ICC: 0,92). –0,99) [17].

      Рост и вес детей были измерены дважды с помощью ростометра и цифровой шкалы соответственно. Вес детей измерялся с точностью до 0,1 кг, а рост — с точностью до 0,1 см. Если разница между двумя измерениями составляла ≥0,3 единицы, выполнялось третье измерение и использовалось среднее значение двух ближайших измерений.Z-значения индекса массы тела (ИМТ) рассчитывались в соответствии со стандартами роста Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) [18].

      Рост детей измеряли ростомером, как описано выше. Рост обоих биологических родителей был указан в родительской анкете. У родителей также была возможность измерить свой рост ростомером во время посещения на дому, чтобы они могли ввести это значение в анкету. Текущий процент ожидаемого взрослого роста ребенка рассчитывался на основе его текущего роста и среднего биологического роста матери и отца в соответствии с формулами для пола [19].

      Познавательное развитие.

      Торможение реакции, зрительно-пространственная рабочая память и языковое развитие использовались в качестве индикаторов когнитивного развития. Основываясь на ранее существовавших протоколах [20–23], они были измерены с помощью iPad Early Years Toolbox [24]. Как часть набора инструментов, задача Go / No-Go использовалась для проверки торможения реакции, задача Mr. Ant использовалась для проверки визуально-пространственной рабочей памяти, а задача Expressive Vocabulary использовалась для тестирования языковой разработки.Визуальные и слуховые инструкции встроены в каждую задачу iPad для стандартизации администрирования, однако ведущий исследователь также был обучен предоставлять дополнительную дополнительную информацию, когда ребенку требовалось пояснение.

      Для задания «Идти / Не идти» [20, 21] дети должны были касаться экрана, когда они видели рыбу, что происходит в 80% случаев (Go), но не касаться экрана, когда они видели акулу, которая происходит в оставшиеся 20% времени (No-Go). Всего было проведено три испытания для всех детей без изменений сложности.Для каждого испытания 75 стимулов (рыбы или акулы) предъявлялись в полуслучайном порядке (т. Е. Никакое испытание не начинается с акулы, а акулы не предъявляются последовательно более двух раз) в течение 1500 миллисекунд, за которыми следовали 1000 миллисекунд отсутствия стимула. Баллы рассчитывались путем умножения пропорции правильных стимулов Go и No-Go (например, 160/180 правильных стимулов Go, умноженных на 30/45 правильных стимулов No-Go = 0,593), причем значения, близкие к 1, указывают на лучшее ингибирование ответа.

      Для Mr.Задача «Муравей» [22, 23], дети видели мистера Муравья с наклейками (n = 1–8) на разных частях тела в течение 5 секунд, пустой экран в течение 4 секунд и снова мистера Муравья со слуховой подсказкой. наклеить стикеры на мистера Муравья. Задача проходила по уровням (n = 1–8 наклеек) с тремя испытаниями для каждого уровня до максимум 8 уровней и, соответственно, максимум 8 баллов. Задание завершалось после неудачи во всех трех испытаниях в пределах уровня или успешного завершения всех восьми уровней. Начиная с уровня 1, баллы рассчитывались как 1 балл за каждый уровень при правильных не менее 2/3 испытаний.После того, как уровень был оценен как 1/3 правильных испытаний, этот уровень и все последующие уровни оценивались на основе количества правильных испытаний, с 1/3 балла за каждое правильное испытание.

      Для выполнения задания «Экспрессивный словарь» детям было предложено не более 45 картинок, и им было предложено рассказать ведущему исследователю, что это за картинка. Неправильное описание картинки побудило ведущего исследователя спросить, как еще можно назвать предмет, до тех пор, пока ребенок правильно не опишет картинку или пока ведущий исследователь не будет уверен, что ребенок не может правильно произнести требуемое слово.Шесть неверных описаний подряд останавливали тест, и баллы подсчитывались путем суммирования количества правильных слов.

      Набор инструментов Early Years Toolbox ранее демонстрировал хорошую или превосходную надежность (диапазон α Кронбаха: 0,84–0,95) для внутренней согласованности торможения ответа и выразительной лексики, а также умеренно-сильную валидность критерия (r: 0,40–0,60) для корреляций между ответами. торможение, визуально-пространственная рабочая память и выразительный словарный запас с другими утвержденными задачами из набора инструментов Национального института здравоохранения и Британской шкалы способностей [24].В настоящем исследовании приемлемо-хорошая надежность внутренней согласованности [25] наблюдалась для испытаний на ходу (α Кронбаха = 0,90), непроходных испытаний (α = 0,78 Кронбаха) и экспрессивной лексики (α Кронбаха = 0,90).

      Социально-эмоциональное развитие.

      Общительность, экстернализация, интернализация, просоциальное поведение и саморегуляция (то есть когнитивная, эмоциональная и поведенческая саморегуляция) были индикаторами социально-эмоционального развития, используемыми в этом исследовании. Социально-эмоциональное развитие измерялось с помощью бумажного опросника по саморегулированию и поведению детей (CSBQ), который также является частью набора инструментов для детей раннего возраста [24].Родители ответили на 34 вопроса, от 1 (неверно) до 5 (определенно верно). Подшкалы рассчитывались путем усреднения баллов по всем пунктам, а по некоторым пунктам — обратного. Каждая подшкала варьировалась от 0 до 5, причем значения, близкие к 5, благоприятствовали общительности, просоциальному поведению и саморегуляции, а значения ближе к 1 были благоприятны для интернализации и экстернализации. Когда данные отсутствовали (n = 7), средние значения по субшкале вычислялись без пропущенных элементов.

      Предыдущее исследование, в котором использовалась первая итерация вопросника, с изменениями, в основном состоящими из перехода от 33 до 34 пунктов в текущей версии, обнаружило, что все подшкалы CSBQ имеют приемлемо-хорошую надежность (диапазон α Кронбаха: 0.74–0,89) для внутренней согласованности и умеренно-очень сильные корреляции (r: 0,48–0,91) для аналогичных и ближайших сравнений с подобластями вопросника о сильных сторонах и трудностях [24]. В настоящем исследовании хорошая надежность внутренней согласованности [25] наблюдалась для большинства подшкал (α Кронбаха: 0,75–0,82), за исключением интернализации (α Кронбаха = 0,55) и просоциального поведения (α Кронбаха = 0,64).

      Ковариаты.

      На основе предыдущих исследований двигательного поведения и развития [26, 27], возраста, пола, этнической принадлежности детей, количества братьев и сестер и часов ухода за детьми, а также возраста родителей, отношения к ребенку, образования, дохода, семейного положения. , тип дома и размер двора рассматривались как ковариаты.Возраст ребенка и родителей на день получения акселерометров рассчитывался на основе даты их рождения, указанной в формах согласия и анкетах. Родителей попросили выбрать «расу / этническую принадлежность своего ребенка (отметьте все подходящие варианты)» из списка из 13 ответов, и для анализа дети были отнесены к категории «белые» или «недостаточно представленные группы» из-за высокой распространенности ответов «европеоид». и неоднородность остальных 12 возможных вариантов ответа. Количество братьев и сестер оценивалось в диапазоне от «0» до «≥3» младших и старших братьев и сестер и классифицировалось как «0», «1», «≥2» всего братьев и сестер.Посещаемость присмотра за детьми определялась путем опроса родителей в анкете, сколько часов в неделю их ребенок обычно проводит за другими видами ухода, кроме их собственного. Родительские отношения с ребенком (т.е. «мать», «отец», «другой») были классифицированы как «мать» или «отец», поскольку никто в этой аналитической выборке не выбрал «другого». Семь вариантов ответа для родительского образования варьировались от «Меньше аттестата средней школы или его эквивалента» до «Аттестат об университете, диплом или степень выше уровня бакалавра».Родительский доход был основан на 10 вариантах ответа от «Менее 25 000 долларов США» до «Более 200 000 долларов США», которые увеличивались на 25 000 долларов США при каждом выборе, а также на варианте «Не знаю». Два участника ответили «Не знаю», и их ответы были вменены медиане выборки. Семейное положение было классифицировано как «женат» или «не женат» из-за высокой распространенности ответов в браке и неоднородности остальных пяти возможных вариантов ответа. Тип дома был классифицирован как «один уровень» или «два уровня» на основе девяти возможных вариантов ответа, а также вариант ответа «другой», где участники могли указать тип своего дома.Пять вариантов ответа для размера родительского двора варьировались от «Никакого двора» до «Большой ярд (например, квартал акра или больше)».

      Анализ данных

      Стандартная описательная статистика была рассчитана для всех исходов (физические = 5, когнитивные = 3, социально-эмоциональные = 7) и демографических переменных. Композиционная описательная статистика была рассчитана для центральности и дисперсии данных о поведении движения [28]. Центральность определялась замкнутым геометрическим средним всех типов движений, нормализованных к 24 часам.Дисперсия рассчитывалась с помощью матрицы вариаций, которая демонстрирует пропорциональность между двумя режимами движения, причем значения, близкие к нулю, указывают на более высокую совместную зависимость.

      Изометрические преобразования логарифмических соотношений состава двигательного поведения (то есть полного сна, стационарного времени, LPA и MVPA) были рассчитаны [28]. Были созданы регрессионные модели только с переменными состава двигательного поведения и исходными переменными, чтобы определить общее влияние состава двигательного поведения на каждую конечную переменную.Коэффициент детерминации ( 2 рэндов) указывал на величину эффекта для связи между композициями двигательного поведения и исходными переменными. Затем были проведены простые модели линейной регрессии между каждой потенциальной ковариатой и каждой переменной результата. Ковариаты включались только в том случае, если они были значимыми в моделях простой линейной регрессии, так что каждая окончательная модель будет включать только ковариаты, относящиеся к конкретному результату. Затем были созданы окончательные модели для каждой конечной переменной, которая включала в себя опорные координаты изометрической логарифмической трансформации композиций поведения и ковариат.Считалось, что первая опорная координата каждой композиции двигательного поведения представляет влияние отдельного двигательного поведения по отношению к остальной композиции двигательного поведения на каждую конечную переменную.

      Анализ замещения состава или перераспределения времени проводился в соответствии с методами, предложенными Dumuid и его коллегами [29]. Вкратце, этот анализ вычитает прогнозируемое значение выходной переменной базовой регрессионной модели из обновленных моделей, которые изменяют переменные состава двигательного поведения в соответствии с заменой одного поведения движения другим поведением движения.Всего было создано 12 моделей замещения (например, перераспределение 30 минут MVPA на 30 минут сна), которые сравнивались с базовой моделью для каждой переменной результата. При всех заменах учитывались изменения переменных результата, когда 30 минут одного двигательного поведения заменялись 30 минутами другого поведения. Чтобы гарантировать, что 30-минутные замены были правдоподобными, минимальное количество MVPA, накопленное участником (т. Е. 47 минут), а также 1 стандартное отклонение для времени, проведенного в MVPA (т.е., 28,8 минут / день).

      Допущения для регрессионного анализа (т. Е. Линейность, нормальность и равная дисперсия остатков, а также идентификация важных наблюдений) были проверены посредством визуальной проверки остатков (т.е. остатков по сравнению с подобранными значениями, QQ, квадратным корнем из стандартизованных остатков по сравнению с подобранными). значения и расстояние Кука) и критерий нормальности Шапиро-Уилка. Модели с общительностью, экстернализацией, интернализацией, ИМТ и общими моторными навыками были значимыми в тестах Шапиро-Уилка, указывающих на многомерную ненормальность.Преобразования не могут быть выполнены для моделей перераспределения времени, потому что они нарушат интерпретацию результатов. Кроме того, для других моделей к этим результатам были применены многочисленные преобразования, и нормальность не была достигнута. Таким образом, участники были удалены в соответствии со значениями Кука d> 4 / n [30], и модели были повторно запущены в качестве анализа чувствительности, чтобы определить, изменились ли результаты. Все анализы проводились в R (версия 3.6.1), а статистическая значимость была установлена ​​на уровне p <0.05.

      Результаты

      Из 131 участника в общей сложности 95 участников имели пригодные для использования данные акселерометра и были включены в анализ (см. Схему участников на рис. 1). Помимо анализа торможения реакции (n = 93; n = 2 ошибки программного обеспечения) и всех результатов двигательных навыков (n = 93, n = 2 ребенка отказались от участия), эти 95 участников имели данные для всех переменных результатов. Среди детей преобладали мальчики (69,5%), средний возраст которых составлял 4,5 года, а средний возраст родителей составлял 37 лет.8 лет (характеристики участников см. В Таблице 1). Для замкнутого геометрического среднего двигательного поведения, нормализованного к 24 часам, у детей накопилось 11,1 часа сна, 6,1 часа стационарного времени, 5,1 часа LPA и 1,8 часа MVPA. Кроме того, значения матрицы вариаций варьировались от 0,15 (стационарное время и MVPA), что указывает на самую низкую взаимозависимость, до 0,02 (сон и LPA), что указывает на самую высокую взаимозависимость между переменными (см. Таблицу 2).

      Состав двигательного поведения в значительной степени был связан с тремя исходами физического развития (т.е., локомоторные навыки, предметные моторные навыки и общие моторные навыки) и два результата когнитивного развития (т. е. рабочая память и словарный запас) (см. Таблицу 3). Для всех значимых моделей значения R 2 были выше 0,09 (диапазон: 0,11, 0,16), что указывает на среднюю величину эффекта [31]. Ковариаты, которые были достоверно связаны между переменными результата и включены в окончательные модели регрессии, включали: возраст детей, пол, этническую принадлежность, количество братьев и сестер, а также возраст родителей, доход, семейное положение, тип дома и размер двора (см. Таблицу 4. для всех значимых отношений).Возраст ребенка был наиболее часто включенной ковариатой в 7/15 окончательных регрессионных моделей, а возраст родителей и пол ребенка были следующими по частоте включения в модели 3/15 (см. Таблицу 4).

      В композиционных моделях линейной регрессии было обнаружено 5/20 значимых взаимосвязей для физического развития, 2/12 значимых взаимосвязей для когнитивного развития и 1/28 значимых взаимосвязей для социально-эмоционального развития (см. Таблицу 5). Что касается физического развития, MVPA, по сравнению с другими видами двигательного поведения в композиции, была положительно связана с предметными, локомоторными и общими двигательными навыками.В то время как LPA, по сравнению с другими видами двигательного поведения в композиции, отрицательно ассоциировалась с предметными и общими моторными навыками. Что касается когнитивного развития, стационарное время по сравнению с другими видами двигательного поведения в композиции было положительно связано с торможением реакции и словарным запасом. Что касается социально-эмоционального развития, MVPA по сравнению с другими видами двигательного поведения в композиции положительно ассоциировалась с общительностью. При удалении многовариантных факторов влияния в соответствии с d Кука, стационарное время было значимо и отрицательно связано с z-показателями ИМТ (n = 89), а MVPA было значимо и отрицательно связано с интернализацией (n = 90).

      Перераспределение двигательного поведения было связано с четырьмя переменными результата для физического развития (т. Е. Z-баллами ИМТ, объектом, локомоторными и общими моторными навыками), одной переменной результата для когнитивного развития (т. Е. Словарным запасом) и двумя переменными результата для социальных эмоциональное развитие (т.е. когнитивная саморегуляция и общительность) (см. Таблицу 6). Что касается физического развития, положительные отношения были обнаружены при перераспределении 30 минут другого двигательного поведения на 30 минут MVPA для z-показателей ИМТ, объекта, локомоторных и общих моторных навыков.Кроме того, положительные отношения были замечены при перераспределении LPA со стационарным временем для локомоторных и общих моторных навыков. Что касается когнитивного развития, положительные отношения были замечены при перераспределении времени сна на постоянное время для словарного запаса. Что касается социально-эмоционального развития, положительные отношения были замечены при перераспределении другого поведения с помощью MVPA на общительность и когнитивную саморегуляцию. При удалении многовариантных факторов влияния в соответствии с D Кука перераспределение 30 минут MVPA на стационарное время было значительно и положительно связано с интернализацией (n = 90).

      Обсуждение

      Целью этого исследования было изучить взаимосвязь между поведением движения, полученным с помощью акселерометра, и показателями физического, когнитивного и социально-эмоционального развития с использованием композиционного анализа на выборке детей дошкольного возраста. Во всех исследованиях были выявлены общие закономерности взаимосвязи между двигательным поведением и физическим и когнитивным развитием. Однако связи с социально-эмоциональным развитием были менее очевидны. Сводка результатов представлена ​​в таблицах 3 и 7.

      Для физического развития, в основном двигательного, наблюдался ряд значимых ассоциаций для MVPA по сравнению с другим двигательным поведением в рамках моделей линейной регрессии и замещения. Тем не менее, отношения для других типов поведения движения были преимущественно нулевыми. Например, перераспределение 30 минут LPA на 30 минут MVPA привело к повышению локомоторных и объектных моторных навыков на 3,28 и 3,99 единицы, что для ребенка в возрасте 4,52 года (среднее выборочное значение) будет означать переход от 37 -го процентиля к 50 процентиль баллов локомоторных навыков и 37 процентиль к 50 -му процентилю (мальчики) или 63 процентиль (девочки) объектной моторики [16].Это согласуется с недавним систематическим обзором, который обнаружил устойчивые положительные взаимосвязи между изолированным MVPA и моторным развитием [2]. Напротив, LPA была отрицательно связана с двигательными навыками в моделях регрессии и моделях замещения, которые перераспределяли стационарное время с LPA. Необходимы дальнейшие исследования с инструментами, позволяющими более точно различать малоподвижное поведение и LPA в более крупной и обобщенной выборке, чтобы лучше понять, как эти части состава двигательного поведения влияют на двигательные навыки.

      Помимо моторного развития, в двух других перекрестных исследованиях использовался композиционный анализ для изучения связи между двигательным поведением и физическим развитием у детей дошкольного возраста [10, 11]. Например, состав двигательного поведения был связан с z-показателями ИМТ, но не с окружностью талии [11]. Кроме того, индивидуальное двигательное поведение по сравнению с другим двигательным поведением не продемонстрировало каких-либо значимых взаимосвязей. В другом исследовании перераспределение LPA и стационарного времени со сном было благоприятно связано с z-показателем ИМТ на уровне 3.5 лет, в то время как перераспределение MVPA не было связано с z-показателями ИМТ [10]. Напротив, результаты текущего исследования показывают, что перераспределение стационарного времени с помощью MVPA увеличивало z-значения ИМТ на 0,2, и наоборот. Предыдущие исследования показали, что MVPA способствует увеличению массы без жира и костной массы у детей дошкольного возраста [10, 32, 33], поэтому высокий объем MVPA в этой выборке может способствовать увеличению z-показателей ИМТ с помощью этих механизмов.

      Что касается когнитивного развития, стационарное время по сравнению с другим двигательным поведением было связано с двумя из трех индикаторов когнитивного развития в моделях линейной регрессии.Однако в основном нулевые результаты наблюдались для других видов двигательного поведения в моделях линейной регрессии. В то время как три замены, включающие стационарное время, показали, что это благоприятно для оценки словарного запаса, общие стационарные замены времени были преимущественно нулевыми для когнитивного развития. Точно так же все модели замещения для других видов двигательного поведения с когнитивным развитием были нулевыми. Поскольку стационарное время может указывать только на низкое движение или отсутствие движения, а не на то, что качественно происходит в это время (например,g., экранное время, время, проведенное с родителями за чтением, время стоя), экстраполировать механизм благоприятных ассоциаций между стационарным временем и когнитивным развитием в этой выборке сложно. Предыдущие систематические обзоры, в которых изучалось изолированное влияние сидячего поведения на здоровье, показали, что у родителей, читающих со своими детьми, были положительные ассоциации с когнитивным развитием, тогда как у экранного времени были неблагоприятные ассоциации [4]. Следовательно, одним из возможных механизмов может быть то, что дети проводят более неподвижное время, что полезно для когнитивного развития (например,ж., чтение) в отличие от стационарного времени, неблагоприятного для когнитивного развития (например, экранного времени).

      Эти результаты показывают, что состав двигательного поведения, измеренный с помощью акселерометров, важен для некоторых показателей развития детей. Определение оптимальных уровней такого поведения в течение 24 часов имеет большое значение для рекомендаций общественного здравоохранения. Подобно предыдущему исследованию с использованием кривых рабочих характеристик приемника для определения идеального количества MVPA, физической активности высокой интенсивности (VPA) и стационарного времени для различения детей с ожирением и без ожирения [34], будущие исследования могут расширить эти результаты и попытаться для определения оптимального уровня двигательного поведения для здорового роста и развития.Однако при этом исследователи должны учитывать анализ, чувствительный к композиционному характеру всех движений в выборке, достаточно большой, чтобы обеспечить широкий спектр композиций.

      Сильные стороны этого исследования включают измерение всего двигательного поведения с помощью 24-часовой акселерометрии времени износа, широкий спектр показателей результатов развития и использование анализов, чувствительных к композиционному характеру двигательного поведения. Ограничением является дизайн перекрестного исследования, который не позволяет понять причинные механизмы наблюдаемых взаимосвязей.Кроме того, аналитическая выборка была относительно небольшой (n = 95) и способна обнаруживать средние и большие размеры эффекта в моделях с <3 ковариатами и большие размеры эффекта в моделях с ≥ 3 ковариатами (т. Е. Процент ожидаемого роста взрослого человека, словарный запас , и просоциальное поведение). Наконец, удобная выборка из программы физической активности могла бы ограничить нашу возможность обобщения. Фактически, среднее количество минут в день для MVPA в этой выборке было на 40 минут выше, чем в среднем по стране, что может указывать на плохую обобщаемость на более широкую популяцию канадских детей дошкольного возраста [11].

      Таким образом, в этом исследовании использовался композиционный анализ для изучения отношений между двигательным поведением во всех сферах развития (то есть физическом, когнитивном и социально-эмоциональном). Общий состав двигательного поведения оказался важным для развития. В целом, MVPA была благоприятно связана с физическим развитием, в то время как смешанные результаты для стационарного времени указывали на благоприятную или незначительную связь с когнитивным развитием. Предыдущие исследования также продемонстрировали четкие тенденции благоприятных ассоциаций между MVPA и физическим развитием, в основном двигательным.Смешанные данные о стационарном времени и когнитивном развитии могут указывать на неспособность акселерометрических исследований различать полезное (например, чтение) и вредное (например, экранное время) стационарное время.

      Благодарности

      Авторы благодарны всем детям и родителям. Sportball Edmonton за огромную поддержку при наборе персонала и сборе данных. Кроме того, мы хотели бы поблагодарить Аманду Эберт, Энтони Бурк, Эйприл Инглиш, Отэм Несдоли, Брендана Уолерса, Карминду Ламболью, Клару-Джейн Блай, Эвелин Этру, Дженну Дэви, Келси Райт, Кевина Аркко, Мэдисон Перди, Ребекку Рублиак, Риа Даддридж. , Стивену Хантеру и Тайлеру Экели за их решающую помощь во время сбора данных о двигательном развитии.

      Ссылки

      1. 1.
        Tremblay MS, Chaput JP, Adamo KB, Aubert S, Barnes JD, Choquette L, et al. Канадские правила движения в течение 24 часов для детей раннего возраста (0–4 года): сочетание физической активности, малоподвижного поведения и сна. BMC Public Health. 2017; 17 (5): 874.
      2. 2.
        Карсон В., Ли Е-И, Хьюитт Л., Дженнингс С., Хантер С., Кузик Н. и др. Систематический обзор взаимосвязи между физической активностью и показателями здоровья в раннем возрасте (0–4 года).BMC Public Health. 2017; 17 (5): 854.
      3. 3.
        Chaput JP, Gray CE, Poitras VJ, Carson V, Gruber R, Birken CS и др. Систематический обзор взаимосвязи между продолжительностью сна и показателями здоровья в первые годы (0–4 года). BMC Public Health. 2017; 17 (5): 855. pmid: 29219078
      4. 4.
        Пойтрас В., Грей С., Янссен Х, Оберт С., Карсон В., Фолкнер Г. и др. Систематический обзор взаимосвязи между малоподвижным поведением и показателями здоровья в раннем возрасте (в возрасте 0–4 года).BMC Public Health. 2017; 17 (5): 868.
      5. 5.
        Kuzik N, Poitras VJ, Tremblay MS, Lee E-Y, Hunter S, Carson V. Систематический обзор взаимосвязей между комбинациями двигательного поведения и показателями здоровья в ранние годы (0–4 года). BMC Public Health. 2017; 17 (5): 849.
      6. 6.
        Берк Л.Е. Развитие на протяжении всей жизни. 6 изд. Бостон, Массачусетс: Пирсон; 2013.
      7. 7.
        Педишич Э., Думуид Д., Олдс Т. Объединение исследований сна, сидячего поведения и физической активности в новой области эпидемиологии использования времени: определения, концепции, статистические методы, теоретические основы и направления на будущее.Кинезиология: Международный журнал фундаментальной и прикладной кинезиологии. 2017; 49 (2): 10–1.
      8. 8.
        Эйчисон Дж. Статистический анализ композиционных данных: Chapman & Hall, Ltd .; 1986.
      9. 9.
        Chaput JP, Carson V, Gray CE, Tremblay MS. Важность всех видов двигательного поведения в течение 24 часов для общего состояния здоровья. Int J Env Res Pub He. 2014. 11 (12): 12575–81. WOS: 000346797100031. pmid: 25485978
      10. 10.
        Тейлор Р. У., Хасард Дж. Дж., Мередит-Джонс К. А., Галланд Британская Колумбия, Хит А. Л. М., Лоуренс Дж. И др.24-часовое двигательное поведение от младенчества до дошкольного возраста: поперечные и продольные отношения с составом тела и здоровьем костей. Международный журнал поведенческого питания и физической активности. 2018; 15 (1): 118. pmid: 30477518
      11. 11.
        Carson V, Tremblay MS, Chastin S. Поперечные ассоциации между продолжительностью сна, малоподвижным временем, физической активностью и показателями ожирения среди канадских дошкольников с использованием композиционного анализа. BMC Public Health. 2017; 17 (5): 848.
      12. 12.
        Tremblay MS, Aubert S, Barnes JD, Saunders TJ, Carson V, Latimer-Cheung AE и др. Сеть исследования малоподвижного поведения (SBRN) — процесс и результаты проекта консенсуса по терминологии. Международный журнал поведенческого питания и физической активности. 2017; 14 (1): 75. pmid: 28599680
      13. 13.
        Migueles JH, Cadenas-Sanchez C, Ekelund U, Delisle Nyström C, Mora-Gonzalez J, Löf M, et al. Критерии сбора и обработки данных акселерометра для оценки физической активности и других результатов: систематический обзор и практические соображения.Спортивная медицина. 2017; 47 (9): 1821–45. pmid: 28303543
      14. 14.
        Hjorth MF, Chaput J-P, Damsgaard CT, Dalskov S-M, Michaelsen KF, Tetens I, et al. Измерение сна и физической активности с помощью одного акселерометра: может ли ActiGraph, надеваемый на пояс, адекватно измерять сон у детей? Сон и биологические ритмы. 2012. 10 (4): 328–35.
      15. 15.
        Тюдор-Локк С., Баррейра ТВ, Шуна Дж. М. мл., Мир Э. Ф., Кацмарзик П. Т.. Полностью автоматизированный алгоритм акселерометра для ношения на поясе для определения периода сна детей отдельно от 24-часовой физической активности или малоподвижного поведения.Прикладная физиология, питание и метаболизм = Physiologie Appliquee, Nutrition Et Metabolisme. 2014; 39 (1): 53–7. MEDLINE: 24383507. pmid: 24383507
      16. 16.
        Ульрих Д. Тест на полное развитие моторики (TGMD-2). Остин, Техас: PRO-ED. Inc; 2000.
      17. 17.
        Гриффитс А., Туви Р., Морган П.Е., Спиттл А.Дж. Психометрические свойства инструментов общей моторной оценки для детей: систематический обзор. BMJ Open. 2018; 8 (10): e021734. pmid: 30368446
      18. 18.
        Многоцентровая справочная исследовательская группа ВОЗ по вопросам роста.Нормы роста детей ВОЗ основаны на длине тела / росте, весе и возрасте. Acta Paediatrica. 2006. 95 (S450): 76–85. pmid: 16817681
      19. 19.
        Луо З. К., Альбертссон-Викланд К., Карлберг Дж. Рост цели, рассчитанный на основе роста родителей в популяционном исследовании. Педиатрические исследования. 1998; 44 (4): 563. pmid: 9773847
      20. 20.
        Wiebe SA, Sheffield TD, Espy KA. Отделение рыб от акул: продольное исследование дошкольного торможения реакции. Развитие ребенка. 2012. 83 (4): 1245–61.pmid: 22533453
      21. 21.
        Ховард С.Дж., Окели А.Д. Ловля рыбы и избегание акул. Журнал психообразовательной оценки. 2015; 33 (6): 585–96. pmid: 26339119
      22. 22.
        Морра С. Проблемы измерения рабочей памяти: Тестирование емкости M. Международный журнал поведенческого развития. 1994. 17 (1): 143–59.
      23. 23.
        Кейс R. Интеллектуальное развитие: от рождения до взрослой жизни: Academic Press; 1985.
      24. 24.
        Ховард С.Дж., Мелхуиш Э.Набор инструментов для ранней оценки исполнительной функции, языка, саморегуляции и социального развития в раннем возрасте: валидность, надежность и предварительные нормы. Журнал психообразовательной оценки. 2017; 35 (3): 255–75. pmid: 28503022
      25. 25.
        Terwee CB, Mokkink LB, van Poppel MNM, Chinapaw MJM, van Mechelen W., de Vet HCW. Качественные атрибуты и измерительные свойства анкет по физической активности. Спортивная медицина. 2010. 40 (7): 525–37. pmid: 20545379
      26. 26.Карсон В., Кузик Н. Демографические корреляты экранного времени и объективно измеренные малоподвижный образ жизни и физическая активность среди малышей: перекрестное исследование. BMC Public Health. 2017; 17 (1): 187. pmid: 28193271
      27. 27.
        Карсон В., Хескет К.Д., Родс Р.Э., Ринальди К., Роджерс В., Спенс Дж. Психометрические свойства родительского опросника для оценки коррелятов физической активности и малоподвижного поведения малышей. Измерение в физическом воспитании и науке о физических упражнениях.2017; 21 (4): 190–200.
      28. 28.
        Ван ден Богаарт К.Г., Толосана-Дельгадо Р. Анализ композиционных данных с помощью R: Springer; 2013.
      29. 29.
        Dumuid D, Pedišić, Stanford TE, Martín-Fernández J-A, Hron K, Maher CA, et al. Композиционная модель изотемпорального замещения: метод оценки изменений состояния здоровья для перераспределения времени между сном, физической активностью и малоподвижным поведением. Статистические методы в медицинских исследованиях. 2019; 28 (3): 846–57.pmid: 2

        52.

      30. 30.
        Белсли Д.А., Эдвин Кух и Рой Э. Велш. Выявление влиятельных наблюдений и выбросов. Регрессионная диагностика: определение важных данных и источников коллинеарности. Нью-Йорк: Джон Вили; 1980. с. 6–84.
      31. 31.
        Коэн Дж. ГЛАВА 9 — F Тесты пропорций дисперсии в множественном регрессионном / корреляционном анализе. В: Коэн Дж., Редактор. Статистический анализ мощности для поведенческих наук: Academic Press; 1977. с. 407–53.
      32. 32.Butte NF, Puyau MR, Wilson TA, Liu, Butte, Nancy F, et al. Роль физической активности и продолжительности сна в росте и телосложении детей дошкольного возраста. Ожирение. 2016; 24 (6): 1328. pmid: 27087679
      33. 33.
        Leppänen M, Nyström CD, Henriksson P, Pomeroy J, Ruiz J, Ortega F и др. Интенсивность физической активности, малоподвижный образ жизни, состав тела и физическая подготовка у детей 4 лет: результаты исследования MINISTOP. Международный журнал ожирения.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2021 © Все права защищены.