Видят ли дети мир искаженно: Дети видят мир по-другому! — Инклюзивный центр развития и образования — LiveJournal

Содержание

Зрение малыша: мир в перевернутом виде? | 74.ru

Встречаются у детей и более серьезные недуги – врожденная глаукома, онкозаболевания органов зрения, атрофия зрительного нерва, но, к счастью, они довольно редки. Сегодня на вооружении офтальмологов имеется масса как консервативных, так и хирургических методик лечения глазных болезней у детей, важно, чтобы родители вовремя обращались к специалистам. Это может быть офтальмолог в поликлинике по месту жительства либо специалисты Челябинского городского консультативно-диагностического офтальмоцентра, работающего на базе ДГКБ №2. Маленькие пациенты из области необходимые консультации и стационарную помощь могут получить в условиях Челябинской областной детской клинической больницы (ЧОДКБ).

Зарядка для глаз – отличная привычка

Но любое заболевание легче предотвратить, чем лечить. А потому врачи рекомендуют родителям максимально ограничивать своих чад от времяпрепровождения в компании современных девайсов. Также в профилактике глазных болезней большое значение имеет сбалансированное питание. Для здоровья детских глаз необходимы основные витамины и макроэлементы, такие как цинк, селен, витамины группы В, А, Е, С. Те родители, которые не уверены, что ребенок получает их в достаточном количестве, могут после предварительной консультации с педиатром два раза в год, весной и осенью, добавлять к рациону витаминные комплексы, подходящие ребенку по возрасту. «Необходимые для глаз витамины и микроэлементы содержатся практически в любом витаминном комплексе, так что зацикливаться на том, что для здоровья глаз нужен какой-то специфический препарат, не стоит», – отмечает доктор.

Не менее полезной, особенно для школьников, которые испытывают серьезные зрительные нагрузки, является гимнастика для глаз. «Некоторые учителя, особенно в начальном звене, проводят не только физкультминутки, но и зарядку для глаз. Это очень полезно, поскольку глазки у маленьких детей устают, особенно у тех, кто только-только начал учиться. Большой поклон учителям, которые занимаются этим во время уроков», – говорит Екатерина Петровна. Однако и родителям желательно дома заниматься с детьми такой гимнастикой, особенно вечером, когда глазки устали. В ежедневный пятнадцатиминутный комплекс могут входить круговые движения зрачками, движения по восьмерке, по прямым линиям: вверх-вниз, в стороны. Если малыш маленький, можно предложить ему следить за предметом. Каждое упражнение необходимо выполнять не менее десяти раз. Очень полезны зажмуривания, а также упражнения на близь и даль. Для последнего упражнения необходимо сделать метку на стекле (можно просто вырезать небольшой круг из бумаги и прикрепить его на окно), далее закрываем один глаз, смотрим на метку, потом на удаленный предмет за окном. Это упражнение также необходимо проделать по десять раз сначала одним глазом, затем другим.

Зрительная гимнастика очень хорошо тренирует мышцы глаз, улучшает кровоснабжение, за счет чего возрастает устойчивость нагрузкам, улучшается восприятие, но не стоит забывать, что эффективность любой гимнастики заключается в постоянстве ее выполнения. Впрочем, это касается не только гимнастики, но и заботы о здоровье глаз, и организма в целом. У здорового, закаленного, получающего правильное питание и достаточные физические нагрузки малыша проблем со здоровьем наверняка будет меньше.

Каждому четвертому ребенку в возрасте шести лет ставят диагноз «близорукость» — врач-офтальмолог — Публикации — город Рязань на городском сайте RZN.info

Каждому четвертому ребенку в возрасте шести лет ставят диагноз «близорукость» — врач-офтальмолог

Врач рассказала о болезнях глаз, которые «мешают счастливому детству», а также о мерах их профилактики.

Сегодня довольно часто можно встретить школьника или даже ребенка дошкольного возраста в очках. Еще лет двадцать назад нарушения зрения у детей были скорее исключением, чем правилом.

Однако вошедшие в семейный обиход компьютеры и многочисленные гаджеты, а также зачастую неправильное питание способствовали значительному омоложению болезней глаз: каждому четвертому ребенку в нашей стране в возрасте шести лет ставят диагноз «близорукость».

«Через глаза воспринимается 90% информации об окружающем мире, и дети осваивают его именно благодаря органу зрения. Именно в это время формируется и укрепляется связь между глазом и корой головного мозга, — рассказала детский врач-офтальмолог салона оптики MONVIEW Анастасия Тремиля. — Нарушение у школьников снижает успеваемость, сдерживает в выборе спорта и будущей профессии».

Болезни глаз, которые мешают счастливому детству

Наиболее частая рефракция у детей 3-6 лет — дальнозоркость. По словам специалиста салона оптики MONVIEW, из-за небольшого размера глаза или недостаточного преломления лучи света сходятся в мнимой точке за сетчаткой, формируя на ней нечеткое изображение. При невысокой гиперметропии ребенок хорошо видит вдаль и за счет работы аккомодации — вблизи.

Все дети рождаются с дальнозоркостью, но к школьному возрасту она постепенно уменьшается. Очки назначают только в том случае, если величина гиперметропии превышает показатели возрастной нормы.

Еще одно заболевание, которое выявляется в раннем возрасте — астигматизм. Он связан с врожденными особенностями строения оптической системы глаза.

«При этом нарушении на сетчатке формируется искаженное изображение, — говорит Анастасия Тремиля. — Разница в преломляющей силе в одну диоптрию легко переносится. При более высокой степени астигматизма контуры предметов, находящихся на различном расстоянии, малыш видит в искаженном виде. Он часто щурится, смотрит на объекты, прикрывая один глаз, быстро утомляется, трет глаза».

Часто наблюдающееся заболевание в детском возрасте — близорукость или миопия. Она может проявляться примерно с пяти лет.

«Особенно интенсивно развивается именно в школьном возрасте — в 8-14 лет — в связи с колоссальной нагрузкой на аккомодационный аппарат и активным ростом глаза в этот период, — отметила врач-офтальмолог. — У ребенка начинают размываться предметы, которые находятся вдали от глаз, например, он не может различить, что написано на школьной доске».

Болезнью молодых называют расстройство аккомодации. Поскольку ребенок плохо видит вдаль, такое состояние еще называют ложной близорукостью.

«Однако в основе нарушения совсем другие процессы — цилиарная мышца теряет сократительную способность, в результате чего кривизна хрусталика остается неизменной, обеспечивая четкое зрение только вблизи или вдаль», — уточнила Анастасия Тремиля.

Если у ребенка выявлена прогрессирующая близорукость, его ставят на особое динамическое наблюдение и каждые полгода проверяют зрение и проводят обследование с биометрией. По результатам этой проверки врач определяет, увеличилась миопия или нет.

Уникальные приборы для всех видов исследований

В школе даже здоровому ребенку один раз в год необходимо проводить полное диагностическое обследование. В зависимости от выявленных проблем, специалист назначит необходимую коррекцию. На сегодняшний день в арсенале офтальмологов множество прогрессивных методов лечения: традиционные очки, мягкие контактные линзы, очки Рerifocal, очковая коррекция с поддержкой аккомодации, мягкие линзы для контроля миопии, ортокератологические линзы. Кроме того, нельзя забывать о важности профилактики.

«Сегодня дети много времени проводят с гаджетами, поэтому необходимо ограничивать нагрузку на глаза при зрении вблизи, а вот гулять побольше — только на природе глазки смотрят вдаль, — советует доктор. — Нельзя забывать о сбалансированном питании, включающем витамины и микроэлементы. Поощряйте желание ребенка заниматься спортом. Мы выступаем за плавание, танцы, бег на средние дистанции, теннис настольный и большой».

Аккаунты MONVIEW «ВКонтакте», в Instagram.

Какими нас видят аутисты

Это странные дети. Их взгляд ускользает от нас, и мы спрашиваем себя, видят ли они нас вообще. Их поведение удивляет, а то и пугает: они могут подолгу беспорядочно размахивать руками, кружиться на одном месте или по много раз монотонным голосом задавать один и тот же вопрос. .. Аутизм — название расстройства, которым они страдают, — нередко превращается в оскорбительную насмешку, разрывающую сердце родителей.

За последние два десятилетия число людей с диагнозом «аутизм» стремительно растет во всем мире. «Например, в США этот диагноз ставится одному из 88 детей, — рассказывает психиатр Брайан Кинг, директор Центра Сиэтла для детей с аутизмом (США). — А в Южной Корее даже одному из 38». Для России нет точных цифр, но, по наблюдениям экспертов, в любом классе и в любой группе детского сада встречается ребенок с одной из легких форм аутизма.

Спустя несколько месяцев после рождения эти дети уже кажутся необычными (хотя диагноз ставится в полтора года). Проявления чрезвычайно разнообразны, недаром специалисты говорят: «Если вы знаете одного человека с аутизмом — это не значит, что вы знаете об аутизме».

Некоторые дети овладеют речью, другие нет. Одни будут отставать в умственном развитии (таких примерно 45%), у других проявится блестящий интеллект или феноменальная память. Кто-то сделает открытия или напишет книги, а кто-то так и не сможет научиться читать. Но какими бы разными они ни были, люди с аутизмом способны открыться, если мы приложим усилия, чтобы научить их общаться с нами.

Они не отличают голос человека от других звуков

Своеобразие аутиста прежде всего в том, что он по-другому слышит, видит, ощущает реальность.

«Из-за генетических нарушений мозг таких детей избыточно активен, — говорит Моника Зильбовичус, психолог из французского Института здоровья и медицинских исследований (Inserm). — Он просто не успевает соединять, анализировать все то, что ребенок видит, слышит, осязает. Мир воспринимается фрагментарно и искаженно».

Нарушение восприятия может привести к тому, что ребенок, например, путает поднятый палец и карандаш. Для него человеческий голос не отличается от других звуков: он не реагирует на свое имя (родителям кажется, что он не слышит), но вздрагивает, когда по улице проезжает машина. Такая сенсорная путаница встречается и в отношении осязания: «Маше сейчас 4 года, она не выносит прикосновения мягких материалов вроде бархата, как будто бы они ее обжигают, — рассказывает ее мать. — Зато ей нравится трогать и гладить колючую мочалку для мытья посуды».

Их ощущения не связаны

Все мы общаемся с другими людьми благодаря органам чувств, они помогают ориентироваться в мире и понимать окружающих. Данные от органов зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния, поступая в мозг ребенка с аутизмом, накладываются друг на друга, как кирпичики, которые не скреплены цементным раствором. И как только случается что-то неожиданное, например раздается громкий звонок или возникает сильное желание сходить в туалет, — неустойчивое нагромождение «сенсорных кирпичей» рассыпается. Возникает паника.

Девятилетний Максим, например, не выносит аплодисментов. Этот звук вызывает у мальчика острую тревогу, из-за чего он может полностью потерять контроль над собой. Аномалия чувственного восприятия — это причина необъяснимого крика детей с аутизмом в раннем возрасте. Отсюда и их стремление найти ощущение, которое успокоит внутреннюю бурю: смотреть на вращающуюся игрушку, кусать самого себя, раскачиваться.

Некоторые стереотипные движения типичны для аутизма: например, быстрое размахивание руками, которое родители описывают как движения бьющей крыльями испуганной птички или бабочки. Все эти повторяющиеся движения успокаивают таких детей, возвращая им уверенность в себе и чувство безопасности.

Человек с аутизмом видит мир таким, какой он есть

 …Вы знаете лишь одного человека с аутизмом

– Вы психолог, специалист по реабилитации детей с особенностями развития. Как случилось, что вы стали заниматься темой аутизма?

– Я начал заниматься этой проблематикой в 1989 году. Мне было 19 лет, хотелось посвятить себя чему-то полезному. Случайно познакомился с двумя женщинами, которые мечтали создать что-то типа экологической загородной базы, на которой урбанизированные школьники могли бы общаться с животными: собаками, лошадями. Идея меня вдохновила. Уже через год вместе мы поехали в Польшу к Марианну Ярошевскому. Этот выдающийся олигофрено-педагог, сын главного психиатра Польши, был создателем иппотерапевтического движения в Польше – лечебной верховой езды. Оттуда-то мы и привезли иппотерапию в Россию. Первый год наш центр был чисто иппотерапевтическим.

Но уже в 1992 году мы провели первый в истории России реабилитационно-инклюзивный лагерь. К нам приехали и больные, и здоровые дети, и с аутизом, и с умственной отсталостью. Собственно, с этого лагеря всё и началось. Необходимость создания некой комплексной реабилитационной программы стала очевидна именно тогда. Дело в том, что нет одного метода (какой бы чудесный он ни был), который помогал бы ребенку полноценно развиваться. Методов должно быть множество, особенно если речь идет о реабилитации. Создание комплексной реабилитации – это основной мировой тренд. А мы начали свои шаги в этой области как раз 25 лет назад.

Не знаю почему, но меня тогда заинтересовал аутизм. Казалось, что это самое загадочное заболевание. Хотелось как-то понять этих детей. Кроме прочего, в тот год я женился на женщине с ребенком. Ему было 2,5 года и он оказался ребенком с аутизмом. Так в моем доме, – мистика какая-то, – неожиданно появился такой ребенок. К моему чисто профессиональному интересу добавился родительский.

Этот ребенок стал одним из первых пациентов центра «Наш солнечный мир». Прошел путь от непростой формы аутизма (поздно заговорил и вообще был очень сложный) практически к норме. Его реабилитация, которая оказалась успешной, была одним из моих двигателей и мотивов. Сейчас моему сыну 28 лет. Он закончил полиграфический университет, работает программистом и живет самостоятельно.

Наш центр тогда, в 1990-е годы, был создан родителями детей с особенностями и просто хорошими людьми, специалистами. Больше всего нас интересовал результат: неважно было, что за теория, кто стоит за методом, – мы пробовали в своей работе всё. Поэтому история центра «Наш солнечный мир» – это двадцатилетний опыт селекции методов реабилитации. Никаких сверхзадач, особенно вынесения оценок: это хорошо, а это плохо, – перед нами не стояло. Нас интересовало, дает ли метод результат.

Благодаря бесконечным пробам и большому количеству ошибок удалось сформировать программу комплексной реабилитации, которая сегодня в России по многим оценкам лучшая, а в Европе – одна из лучших. Она очень высоко оценена и признана международными специалистами.

Фото из личного архива И. Шпицберга

– Дети с аутизмом – что это за дети? Как они видят мир?

– Однозначно ответить на этот вопрос довольно сложно. Дети с аутизмом очень разные. Есть даже меткое английское выражение: «If you’ve met one person with autism, you’ve met one person with autism». Если вы знаете одного человека с аутизмом, то вы знаете лишь одного человека с аутизмом. Но, по счастью, они не все разные, иначе было бы просто невозможно их реабилитировать. Вообще, в профессиональном сообществе термин аутизм почти не используется, принято говорить о расстройстве аутистического спектра (РАС).

В 2013 году была выпущена специальная резолюция ВОЗ, посвященная проблеме аутизма. В ней предлагалось лечить не аутизм, а весь спектр нарушений, связанных с расстройствами аутистического спектра. Такие расстройства возникают в силу самых разных причин, предполагают широкий диапазон нарушений и приводят к определенным изменениям в человеке. Это могут быть нарушения функционирования центральной нервной системы, органические нарушения, «поломки» в результате генетических заболеваний, сенсорных аномалий. Плюс есть еще большая группа детей с аутизмом, которые, на первый взгляд, совершенно здоровы. Что бы вы у них ни мерили, они покажут норму: цел мозг, организм весь цел, но при этом они вот такие, необычные.

Впервые в 1995 году мы высказали теорию о том, что нет аутизма как такового. Есть аутоподобный тип адаптации к внешнему миру. Мы впервые опубликовали эту теорию в 2005-м. В силу тех или иных причин ребенок не может встроиться в окружающий мир. Будь то ребенок с опорно-двигательными нарушениями, умственной отсталостью, с сенсорными аномалиями (глухой или слепой) – сигналы извне поступают к нему искаженно. Поэтому у него нет четкого понимания, что происходит вокруг. Процесс адаптации к внешнему миру крайне затруднен.

Те дети, которые не имеют явных нарушений, с высокой вероятностью рождаются гиперсенсорными (гиперчувствительными). Есть такая теория. Такие дети изначально рождаются гиперчувствительными. Для них мир сразу болезнен: свет слишком яркий, звук слишком громкий, прикосновения несут неприятные ощущения. Как любые другие дети, они пытаются адаптироваться к этому миру. Но, впитывая постоянно негативные ощущения от контакта с миром, начинают выстраивать такой тип адаптации, чтобы минимизировать воздействия внешних стимулов.

Обычный ребенок старается устанавливать новые связи, потому что чем их больше, тем ему лучше. А аутичный ребенок как будто всё время обжигается о внешний мир. Поэтому он пытается воспринимать как можно меньше, таким образом тренируя свою сенсорику на минимальное восприятие внешних сигналов.

К полутора годам у детей уже сформирована система восприятия. Обычный ребенок начинает уверенно взаимодействовать с миром. В норме у таких детей усиливается контакт, активней развивается речь. А у аутичного ребенка ровным счетом наоборот. К полутора годам его механизм адаптации сформирован таким образом, чтобы чувствовать по минимуму. Он начинает усердно отгораживаться от влияния мира. Если у здорового малыша в этот период улучшаются и контакт, и речь, то у аутичного – только ухудшаются. Как будто бы освоенные им навыки начинают пропадать, особенно редуцируются навыки коммуникационные. Аутичный ребенок пытается снизить степень интенсивности поступающих сигналов. У него по-другому функционируют сенсорные системы, поэтому фактически они воспринимают мир искаженно.

У людей с аутизмом есть потребность в общении с внешним миром?

– Существует немало мифов об аутизме. Отсутствие потребности в контакте с внешним миром у человека с аутизмом – один из них.

Представьте себе закомплексованного человека (понимаю, что это вульгаризм, но он точно передает мысль), гиперзастенчивого, которому тяжело общаться. Он испытывает огромный дискомфорт от этого. Можно ли сказать, что общаться он не хочет?

В любом ребенке физиологически заложено огромное и мощное стремление к открытию нового. Ребенок с аутизмом в первую очередь ребенок, а потом уже с аутизмом. Поэтому его потребность в общении так же велика, как у всех. Но вследствие того, что это общение приносит однозначно негативные переживания, со временем человек всё меньше стремится к нему. Может, ему и хочется взаимодействовать, но слишком тяжело это дается, не получается совсем или получается плохо. Именно то, что потребность в общении у детей с аутизмом всё-таки велика, дает нам большой шанс для успешной реабилитации. Как только нам удается предложить такому ребенку тип общения, который ему подходит, он радостно за него хватается и развивает это общение очень успешно.

Фото из личного архива И. Шпицберга

Потоки информации, которые перегружают

Что вызывает особые трудности у таких детей?

– Первая и главная сложность заключается в том, что дети с аутизмом не очень хорошо понимают происходящее вокруг. Но не потому, что они, условно говоря, глупенькие. Нет, они зачастую очень умные. В тех вещах, которые понимают, такие дети часто достигают очень высокого уровня и контроля за ситуацией. Но в вопросах, где понимают не очень хорошо, теряются и уходят в себя. Поэтому первой задачей реабилитации является поиск подхода к человеку, позволяющего говорить с ним на доступном языке.

Вторая сложность – у таких людей нарушен механизм коммуникации. Неправильно рассматривать аутизм как вообще нарушение коммуникации. Аутизм – это нарушение взаимодействия с внешним миром и как следствие – нарушение коммуникации. Любой из нас является элементом внешнего мира. И если ребенок с аутизмом внешний мир не очень хорошо понимает, то он не очень хорошо понимает и людей, не умеет наладить с ними контакт.

Хорошим подспорьем в преодолении трудностей у детей с аутизмом является освоение альтернативных, или вспомогательных средств коммуникации. Для неречевых детей мы пользуемся невербальными формами, такими как, например, карточки, которые позволяют очень успешно налаживать общение.

Еще одна трудность, с которой сталкиваются такие дети – это неумение контролировать собственное аффективное поведение. В мозгу обычного человека происходят два процесса: возбуждение и торможение. И мы беспрестанно тренируемся их как-то соотносить. Ребенок, который в раннем возрасте кричал, плакал, катался по полу, постепенно приучается держать себя в руках и контролировать собственные действия. Такой контроль необходим для эффективного взаимодействия с другими людьми. А у человека с аутизмом самоконтроль серьезным образом страдает.

Есть и четвертая трудность. Это проблема восприятия и понимания внешнего мира. Еще ее называют проблемой центральной когерентности. Люди с аутизмом воспринимают мир, как он есть. Они не могут вычленить основную суть, синтезировать данные из разных источников и установить причинно-следственные связи. То есть не умеют делать вещей, которые для нас основа: это центрально, а это периферийно. За деревьями они не видят леса. Они видят каждое дерево в отдельности, но в их сознании это не будет обозначаться как лес.

Представьте, что вы сидите в комнате и смотрите телевизор, или говорите с кем-то по телефону. В этот момент вы игнорируете огромное количество других сигналов, которые поступают извне. Вы не думаете о том, что вам холодно или тепло, что снизу на вас давит стул, не слышите шума транспорта за окном и даже не задумываетесь, что хотите есть. Одним словом, испытывая массу всяких стимулов, мы вычленяем и держимся за основные. Остальные просто игнорируем. А люди с аутизмом воспринимают весь поток информации. Он их дико перегружает и травмирует, поэтому они часто пытаются игнорировать всё, чтобы вообще ничего не воспринимать и не перегружаться.

Фото из архива центра «Наш солнечный мир», Наталия Харламова

Как трактуется аутизм международным сообществом? Какого рода это расстройство?

– В мире существует две классификационные модели, по которым определяется расстройство аутистического спектра. Одна из них – международная классификация болезней – МКБ-10. Вторая – классификация Американской психиатрической ассоциации – DSM-V. Это руководство также признается во всём мире. Однако отношение к расстройствам аутистического спектра в них разнится. Связано это с тем, что МКБ-10 по содержанию почти полностью совпадает с DSM-IV, то есть предыдущей версией американского руководства по диагностике. А это значит, что МКБ-10 устарело и требует пересмотра.

Человечество долго пыталось осознать, что же такое аутизм. Изначально аутизм воспринимали как психическое заболевание, как раннее проявление шизофрении. Но уже довольно давно шизофрению и аутизм разделили. Первую отнесли к психическим заболеваниям, аутизм – к нарушению аффективной сферы. При этом в группу расстройств аутистического спектра в МКБ-10 включены самые разные заболевания. Например, синдром Ретта, синдром Аспергера.

Но ученые наблюдали невероятную по масштабам волну появления детей с признаками РАС. Эта волна и сейчас есть, потому что аутизм сегодня одно из самых диагностируемых заболеваний. Разрабатывая концепцию DSM-V, специалисты попытались хотя бы формально уменьшить число детей с аутизмом. Поэтому в DSM-V из группы расстройств аутистического спектра (РАС) были выведены самые тяжелые случаи и самые легкие. Статистически это позволило снизить число людей, страдающих этим заболеванием и избежать паники.

В DSM-V появилась новая группа заболеваний, которая обозначается как расстройство социального взаимодействия. Это, в том числе, «легкие» люди с аутизмом. Те, кто в первую очередь испытывает трудности в общении: не любят и не умеют делиться чувствами, могут быть неприветливы, не участвуют в общественной жизни, не стремятся к профессиональному росту, плохо понимают юмор и прочее. В эту группу расстройств, которые не сопровождаются задержкой развития, попали в том числе и люди с синдромом Аспергера. На мой взгляд, это не совсем правильно.

В России, между тем, работают с МКБ-10. В этой классификации есть диагноз «детский аутизм», хотя очевидно, что аутизм может быть не только в детстве. Это колоссальная проблема, потому что практика в нашей стране такова: детям, достигшим совершеннолетия, диагноз «аутизм» автоматически меняют либо на умственную отсталость, либо на шизофрению.

Родители и общественные организации, безусловно, выступают против этого. В декабре 2015 года мне даже удалось выступить на выездном совещании правительства перед Д.А. Медведевым. На нем присутствовала также министр здравоохранения Вероника Скворцова. Я настоятельно попросил пересмотреть эту тенденцию и сохранять диагноз «аутизм» даже после 18 лет. Медведев идею поддержал, как и Скворцова. Некоторые подвижки в изменении этой практики сейчас происходят.

Понятно, что расстройство аутистического спектра сопровождает человека на протяжении всей его жизни. Но есть люди, которые могут выйти из этого состояния и не будут нуждаться в профессиональной поддержке. Эти люди во взрослом возрасте могут иметь синдром Аспергера, например.

По статистике, при раннем выявлении и раннем начале коррекции до 60% детей с аутизмом могут достичь высокой функциональной нормы. Это значит, что они либо станут совсем обычными, то есть полностью социализируются, либо будут сохранять какие-то незначительные черты расстройства, что не помешает им жить в обществе самостоятельно.

– Такой высокий процент зависит от природы аутизма?

– Да, от степени выраженности и тяжести расстройства. И, безусловно, от того, насколько рано выявлен аутизм и что с ним делают. К сожалению, в нашей стране в раннем возрасте таких детей не выявляют. Обычно диагноз ставят не раньше, чем в 3-5 лет. Конечно, и в этом возрасте можно начать коррекцию. Но во всём в мире стандартом для диагностики считается возраст до 18 месяцев. Это время, когда нужно начинать психолого-педагогическую работу, которая позволит ребенку активно развиваться. Собственно, этим мы и занимаемся в центре «Наш солнечный мир». У нас огромное количество детей, которые рано к нам попадают и выходят практически в норму. Мой сын пример этому. Причем не самый лучший вариант, потому что когда он был маленьким, мы толком еще ничего не умели. Сейчас результаты у нас гораздо лучше, ведь накоплен большой опыт.

Но, повторюсь, практика в России такова, что ранее трех лет аутизм, как правило, не выявляют. А выявив, начинают в первую очередь закармливать психотропными препаратами, в первую очередь нейролептиками, что далеко не всегда безопасно и, по наблюдениям, не дает необходимого эффекта.

Фото из личного архива И. Шпицберга

Пятно на ковре, родильная горячка и 23 вопроса

– Каковы признаки аутизма у детей? Как его узнать родителям?

– Признаков достаточно много, но родителям не нужно самим ставить диагноз. Родителям нужно, если их что-то встревожило, обращаться за помощью. Например, ребенок проявляет больше недовольства, чем удовольствия, от контакта. Любая попытка взять младенца на руки, поиграть с ним, потетешкаться вызывает плач, крик и желание отстраниться. Причин такому поведению может быть много. У кого-то живот болит, например. Но если это становится характерной чертой и особенностью малыша, нужно обратить на это внимание. Нужно понимать, что это один из важных признаков для диагностики.

Во-вторых, вы замечаете, что ребенок очень любит какие-то конкретные предметы. И им он радуется гораздо больше, чем людям. Например, цветовому пятну на стене, узору на ковре, яркому маминому халату. Он может «зависнуть» над ними и долго разглядывать. Совершенно нормально для младенца, что он трясет погремушкой. Еще более свойственно ребенку потрясти-потрясти, бросить и переключиться на что-то другое. Но ребенок с расстройством аутистического спектра может трясти одной и той же игрушкой часами. Безусловно, речь о младенцах.

Но если честно, то мне не очень нравится этот подход – перечисление признаков аутизма. Потому что любой уважающий человек сам у себя их найдет. Это как у Джерома К. Джерома в «Трое в лодке, не считая собаки». Трое взрослых мужчин при добросовестном изучении медицинского справочника сумели найти у себя симптомы всех болезней, кроме родильной горячки. Поэтому, если дать людям признаки аутизма, то только ленивый не найдет у себя все. Мне больше нравятся шкалы не с признаками аутизма, а с признаками нормы.

Каждый уважающий себя родитель должен изучить этот список «норм», чтобы знать, какими навыками обладает ребенок в два, в четыре, шесть месяцев, в год. И если ребенок всё делает и всё умеет, то слава Богу и расслабьтесь. Но если его умения ограничены, это повод идти на диагностику.

– Да, но педиатр, скорее всего, развернет таких родителей словами: «Выпейте валерьянки, зачем же вы такая тревожная, мамаша!»

– Я активно борюсь за то, чтобы эта ситуация менялась. Сейчас нахожусь в диалоге с российским министерством здравоохранения по этому вопросу. Уже существует пилотный проект по переучиванию педиатров, чтобы они умели выявлять проблему раньше. Как минимум, проект даст им материал со шкалами для ранней диагностики аутизма и познакомит со скрининговыми методиками.

– То есть с диагнозом «аутизм» первыми сталкиваются педиатры?

– Скорее, должны сталкиваться, потому что они вообще первые, кто видит младенца, видят, как он растет, наблюдают ребенка в динамике. Есть такая элементарная шкала: M-CHAT – модифицированный скрининговый тест на аутизм (нарушение аутистического спектра для детей раннего возраста – 16-30 месяцев). Эта шкала давно переведена на русский язык, есть в электронном виде в интернете. Она состоит из 23 вопросов, ответы на которые дают понять, насколько твой ребенок находится в группе риска.

Понятно, что в полтора года диагноз «аутизм» ставить рановато, но выявить группу риска уже можно. Это позволит включить в систему ранней помощи и реабилитации тех, кто в этом нуждается. Вообще, это огромная тема, которая продвигается сегодня в основном усилиями некоммерческих организаций. Ни выявления, ни реабилитации в глобальных, необходимых масштабах у нас в стране по сути нет.

Я вхожу в рабочую группу по ранней помощи при Министерстве труда и соцзащиты РФ. Мы создали концепцию, согласно которой после выявления РАС ребенок должен направляться в систему ранней помощи. Сейчас эта концепция находится на подписании в правительстве.

Фото из архива центра «Наш солнечный мир», Наталия Харламова

Психиатр не поможет

– Разве ребенок должен направляться не на лечение к психиатру?

– Конечно, нет. Здесь есть несколько проблем. Во-первых, психиатр, как правило, ничем помочь маленькому ребенку не может. Увы, почти что только у нас в стране детям с таким диагнозом в возрасте полутора лет дают психотропные средства. Во-вторых, гипердиагностику никто не отменял. Схема лечения аутизма как психического заболевания была разработана давно и уже давно устарела. Нет, не врачи плохие, они действительно лечат так, как их научили. Просто именно лекарствами аутизм лечить не нужно, на мой взгляд. А если делать это еще и в раннем детстве, то катастрофических последствий, как правило, не избежать.

Ребенок с аутизмом в раннем возрасте должен попадать к логопеду, к дефектологу, к специалисту по сенсорной интеграции и т.д. В помощи таким детям должен быть комплексный подход. Потому что одного метода коррекции недостаточно. Но в России мы наблюдаем некоторый ажиотаж и даже фанатизм по отношению к какому-то одному методу. Например, у нас активно распространяется сейчас ABA-терапия. Этот метод хорош, и в нашем центре мы даже имеем официальную аккредитацию, но при этом понимаем, что это лишь один из методов. Не нужно думать, что только он помогает при аутизме. Это как с панацеей – вот вам одна таблетка от всех болезней. Такого не бывает.

Лучшее, что помогает при аутизме – раннее выявление, ранее начало коррекционной работы по комплексно-реабилитационной программе. В центре «Наш солнечный мир» у нас почти сорок развивающих методов, и наша программа высоко оценена в Европе. Наконец, третий важный пункт – ранее начало инклюзии, которая позволит детям с аутизмом добиться максимального развития.

Ребенок с РАС должен как можно раньше оказаться среди обычных детей. Даже если дети с аутизмом вида не показывают, что им интересно происходящее вокруг, если создается впечатление полной их индифферентности, – на самом деле у них «ушки на макушке». Они всё слышат, видят и копируют. Они копируют ту среду, в которой находятся. Если это здоровые дети, то здоровых, если не здоровые, то не здоровых. Поэтому задача родителя – поместить такого ребенка в здоровую среду, в то есть в обычный детский садик.

– В 1992 году вы открыли реабилитационный лагерь, где начали заниматься иппотерапией с детьми с аутизмом. Почему именно лошади стали таким «лекарством»?

– Мы создали иппотерапевтический центр, потому что метод нам показался прекрасным. Кажется, Гиппократ сказал, что «учась управлять лошадью, человек учится управлять собой». Иппотерапия действительно позволяет научить самоконтролю. Но это, как и канис-терапия, в случае с аутизмом лишь один из нюансов, один из очень хороших вспомогательных методов. Он эффективен, но не является центральным. А сейчас стал еще и вопросом моды. Куда важнее детям с аутизмом много и плотно заниматься с логопедами, дефектологами, кенезо-терапевтами, специалистами по сенсорной интеграции, по флортайму, по ABA-терапии.

– Какова цель реабилитации? Как она меняет и может ли поменять мир такого ребенка?

– Существует два термина: реабилитация – восстановление утраченных навыков, и абилитация – формирование навыков. Второй термин малоупотребим и только введен в практику. Кстати, понятие ИПР (индивидуальный план реабилитации) сейчас изменено на ИПРА (индивидуальный план реабилитации и абилитации). В случае с аутизмом речь идет, конечно, о формировании, а не о восстановлении навыков. И весь смысл реабилитации – попытаться дать ребенку тот набор необходимой и достаточной информации о внешнем мире, который обычный ребенок возьмет сам в процессе своего развития. Ребенок с аутизмом, увы, сам взять не может. Ему принципиально нужно эту информацию дать, всему научить. Поэтому суть – обеспечить информацией, которая доступна ребенку.

Фото: cult.mos.ru

– Требуются ли для таких детей специальные школы? Существует ли система интеграции в общеобразовательные школы? Насколько вообще инклюзия целесообразна?

– Это очень важный вопрос. Мы в центре «Наш солнечный мир» – не теоретики, а практики. Более пятнадцати лет по факту выполняем функцию федерального ресурсного центра по расстройствам аутистического спектра. К нам обращаются все регионы, множество родительских, образовательных и профессиональных организаций. Всем пытаемся помогать. В том числе за счет того, что в области реабилитации мы сами разработчики теории и практики, аккумуляторы лучшего международного опыта.

Конкретно образованием мы не занимаемся. У нас нет школ, нет садов. Но в силу того, что мы плотно изучаем международный опыт и работаем с зарубежными специалистами, в области поддержки детей с аутизмом в системе образования, как общего, так и коррекционного, то, естественно, нам есть чем здесь поделиться. В России есть достаточно много учреждений, где таких детей эффективно обучают.

Я глубоко убежден, что ребенок с аутизмом должен быть таким же членом общества, как любой другой человек. Он должен иметь возможность доступа ко всему: образованию, здравоохранению. Другой вопрос: как обучать?

Здесь нужно различать социальную инклюзию и инклюзию в образовании.

Конечно, ребенок должен находиться в обществе. Иметь возможность ходить в кружки и секции, кино и театр, заниматься спортом, одним словом, иметь равные возможности. Что касается обучения, то он должен находиться в такой образовательной среде, которая ему больше подойдет, позволит лучше обучаться. Кому-то лучше обучаться в инклюзивной среде (обычной школе), кому-то до какого-то этапа в коррекционной школе.

– Дети с аутизмом учатся в школах восьмого вида?

– По новому Закону об образовании таких школ больше не существует (коррекционные школы превращены в реабилитационные центры с правом осуществления образовательной деятельности. – Прим. ред.).

Это в СССР было восемь видов школ, которые отдельно обучали здоровых, отдельно больных. И это чудовищно неправильно. Весь зарубежный опыт показывает, что если человек имеет нарушение в развитии, какие-то ограничения, как сейчас принято говорить – «ребенок, имеющий особые образовательные потребности», то он не должен отторгаться из среды и изолироваться. Наоборот, он должен максимально в нее включаться. Для этого ему необходимо создавать условия.

Единственный резон обучать таких детей отдельно, – если они отдельно обучаются лучше, лучше материал усваивают. Но и это нужно делать на какое-то время, пока ребенок не научился находиться в более продвинутой среде. Если речь об обычной школе, то это могут быть отдельные (ресурсные) классы, АВА-классы. И чем лучше развивается ребенок с аутизмом, тем больше необходимо предоставлять ему возможность находиться в обычной среде, чтобы в конечном счете оказаться в обычном классе. Но это должен быть последовательный процесс. Нельзя любого ребенка сажать в любой класс.

Фото: cult.mos.ru

– Готовят ли учителей к общению с такими детьми?

– Этот процесс только запущен. И хотя закон об инклюзивном образовании уже есть, специалистов, умеющих работать в системе инклюзии, крайне мало. Мы в своем центре готовим таких специалистов. Тесно сотрудничаем с Министерством образования и науки РФ, которое многое делает в области подготовки кадров. Пока это только начало.

– Есть ли возможность у таких детей в будущем трудоустроиться?

– Существует две формы. Первая – низкофункциональный аутизм. Это часто неговорящие, не вполне умеющие себя контролировать люди, которые, к сожалению, не смогут в метро сами проехать, например, потому что потеряются. Вряд ли они смогут работать сами. Но для таких людей необходимо создавать службы социальной занятости, они ни в коем случае не должны оказываться в изоляции.

Есть люди с высокофункциональным аутизмом – это те, которые могут вступать в контакт, общаться, взаимодействовать, сохраняя аутистические черты. Они в той или иной степени могут жить самостоятельно. Иногда ставят знак равенства между высокофункциональным аутизмом и синдромом Аспергера, считая, что это одно и то же. Всё-таки это не совсем так. В некоторых странах считают, что ВФА – это чуть более тяжелое состояние, а синдром Аспергера – практически норма, с некоторыми особенностями в коммуникации.

Безусловно, у таких людей существуют большие проблемы с трудоустройством, но это возможно. Для них необходимо создавать особые условия. Этим занимаются во всём мире, и очень плотно. Мы в нашем центре даже создали группу поддержки для людей с синдромом Аспергера. В этой группе много тренингов, в том числе помощи в трудоустройстве. Но одни мы ничего сделать не сможем. Здесь необходимо плотно работать со службами занятости.

Что касается людей с синдромом Аспергера, то нужно понимать, что таких людей действительно очень много. Это и предприниматель Билл Гейтс, и футболист Лионель Месси, и канадский пианист Гленн Гульд, и Альберт Эйнштейн. Помните одноглазую блондинку в фильме «KILL BILL» Дэрил Ханну? У нее тоже синдром Аспергера, большие сложности в общении с людьми, но тем не менее она известная и востребованная актриса.

Таких людей много. Вся суть в том, что если человек в раннем возрасте выявлен, начата коррекционная работа, если он рано попал в систему инклюзии, посещал обычный садик, имел возможность наблюдать поведение обычных детей, учился взаимодействовать с другими, его реабилитация и сопровождение длилось столько, сколько ему требовалось, то шанс, что такой человек сможет стать абсолютно самостоятельным и даже работать, очень велик. 60% аутистов приблизятся к норме. Но важно помнить и о тех 40%, которые в норму никогда не выходят.

Если дети так и не стали самостоятельными, это не значит, что им не нужно помогать. Напротив, они нуждаются в значительно большей помощи. Для таких людей нужно создавать систему реабилитации и сопровождения на протяжении всей жизни. Когда они вырастают, включать их в систему социальной занятости. Работать они не могут, но должны чем-то заниматься. Нельзя держать их дома в четырех стенах. Родители не вечны, и, теряя опекуна, у нас в стране люди с аутизмом попадают в психоневрологические интернаты, где просто умирают. Поэтому для таких людей необходимо создавать систему поддерживаемого проживания.

За рубежом эта система отлажена. В России только появляются первые такие общежития, где за пациентами присматривают кураторы. Во Владимире это центр «Свет», который создали родители. Есть такой опыт и в Пскове. Вообще, в России довольно много прекрасных НКО, которые обладают знаниями, умениями, опытом, многое делают, а главное, меняют систему.

если в классе учится ребёнок с нарушениями зрения — Я Учитель

Поскольку через зрение человек получает до 90% информации о мире, любые проблемы со визуальным восприятием влияют на его развитие, социализацию, двигательную активность. По данным Министерства здравоохранения РФ за 2018 год, в России около 18 тысяч детей с пониженным зрением. Для них открывают специальные школы, но часть учится в обычных. Как учителю построить работу, если в обычном классе начал обучение такой ребёнок?

Как видит мир ребёнок с нарушениями зрения

Когда говорят про зрительные проблемы, обычно имеют в виду снижение остроты зрения. Однако особенности детей с нарушением зрения могут быть различными. Иногда ослабление зрительной функции проявляется в виде выпадения периферического или центрального поля зрения, сложностей с адаптаций глаза в условиях пониженного освещения, затруднённого восприятия цвета. От специфики проблемы зависит то, как дети с нарушением зрения воспринимают окружающий мир. 

На что влияют проблемы со зрением

Нарушение зрительной функции может повлечь за собой проблемы в разных областях. Обычно особенности детей с нарушения зрения выглядят так:

  • Снижение скорости и точности восприятия: дети с нарушением зрения воспринимают картинку вокруг фрагментами, искажённо, им бывает сложно опознать предметы, определить цвет, форму, размер и положение в пространстве, понять, как они связаны друг с другом.
  • Задержка при формировании образного мышления, также страдает понимание предметного значения слов и грамматических категорий. Слабовидящие дети зачастую не могут обозначить признаки предмета, описать свои впечатления, поскольку в их зрительной памяти нет чёткого образа.
  • Недостатки зрительного восприятия отрицательно влияют на развитие мыслительных операций (анализ, синтез, сравнение, обобщение). Что затрудняет обучение детей с нарушением зрения.
  • Плохая ориентация в пространстве и сложности с координацией движения. Если пространство вокруг небезопасно, слабовидящие дети могут стать малоподвижными, в итоге замедляется физическое развитие.
  • Низкий уровень развития зрительно-моторной координации затрудняет освоение навыков письма и чтения; также дети с нарушением зрения с трудом запоминают и различают похожие буквы.
  • Трудности с распознанием мимики других людей, и как результат с выражением собственных эмоций. Из-за этого могут возникать проблемы в общении, ребёнку сложно социализироваться.

Обучение детей с нарушением зрения: как организовать процесс

«Если ученик с нарушением зрения приходит в класс, лучше заранее обсудить с родителями его зрительные возможности, – рекомендует учитель-дефектолог Марта Любимова. – Уточните,  с какого расстояния он может видеть то, что написано на доске (это вполне может быть и 20-30 сантиметров), какой размера шрифт способен читать, видит ли только один глаз или оба, имеются ли выпадение полей зрения».

1. Перед тем, как ученик придёт в класс, проведите беседу с другими ребятами, расскажите о новичке и трудностях, с которыми он может столкнуться. Можно договориться, кто в первое время будет помогать слабовидящему ученику ориентироваться в школе, в столовой, в спортивном зале.

2. Если нет рекомендаций от офтальмолога, то при выборе места для ученика руководствуйтесь следующим правилом: доска и учитель должны быть у ребёнка со стороны глаза, который лучше видит, подойдёт первая или вторая парта.

3. Совместно с ребёнком подберите подходящий шрифт: для этого покажите ему тексты, напечатанные шрифтом Arial и Verdana от 14 до 20 пунктов на листе А4. Предложите прочитать написанное и выбрать комфортный вариант. Обратите внимание на то, как близко к глазам ребёнок подносит текст, на скорость чтения и количество ошибок.

4. Наиболее удобный размер шрифта используйте в дальнейшем при подготовке раздаточного материала для слабовидящего ребёнка. Во время проведения контрольных и самостоятельных работ дублируйте задание на индивидуальных карточках – это важно для того, чтобы обучение детей с нарушением зрения было эффективным.

5. Если ученик подносит текст, напечатанный шрифтом более 20 пунктов, к глазам ближе, чем на 10 сантиметров, лучше проконсультироваться с тифлопедагогом и офтальмологом по поводу параллельного обучения ребёнка чтению и письму по системе Брайля. Компьютером можно пользоваться с помощью специальных программ экранного доступа (озвучивающие программы).

6. При работе с доской убедитесь, что на ней не осталось старых записей, следите, чтобы не было бликов, пишите чётче и крупнее, используйте контрастный мел – белый или жёлтый на зелёной/коричневой доске.

7. Проговаривайте вслух всё, что пишете. Перед тем как стереть информацию с доски, убедитесь, что все успели прочитать.

8. По предварительной договоренности разрешайте ученику подходить к доске, если он не может рассмотреть написанное со своего места, давайте ему больше времени на выполнение задания.

9. На уроке обращайтесь к ученику по имени, так как он может не видеть направления вашего взгляда. Старайтесь не стоять против света, невербальные жесты сопровождайте словами, не бойтесь использовать слова «смотреть», «видеть».

10. Если в классе поменялась расстановка мебели, предупредите об этом ученика. Дети с нарушением зрения не всегда могут самостоятельно сориентироваться.

11. Хорошо, когда слабовидящие дети проявляют физическую активность. Привлекайте их к играм, занятиям спортом. Но помните, что из-за низкого зрения и нарушения бинокулярности (способность чётко видеть предмет двумя глазами) могут возникнуть трудности, особенно во время игры с мячом. Об этом нужно предупредить учителя физкультуры.

Мы подготовили шпаргалку для учителей о том, как лучше себя вести на уроке со слабовидящим ребёнком. 

Подробнее о том, как взаимодействовать с ребёнком с нарушением зрения и детьми с другими типами ОВЗ, можно узнать на бесплатном онлайн-курсе «Инклюзивное образование в общеобразовательной школе», созданном Яндекс.Учебником в партнерстве с Центром лечебной педагогики «Особое детство», региональной общественной организацией людей с инвалидностью «Перспектива» и центром «Мастера и Маргарита». На курсе будут даны практические рекомендации по взаимодействию с детьми с разными типами нозологий. 

9 примеров того, как человек видит мир при разных отклонениях

Мы привыкли думать, что все вокруг почти одинаково ощущают реальность. Однако это далеко не так. Во-первых, мозг человека способен сам создавать иллюзии — например «эффект дежавю». Во-вторых, к нарушениям восприятия окружающего мира и себя — агнозиям — могут приводить черепно-мозговые травмы, сотрясение мозга, инсульт, а также психические расстройства. Звучит пугающе, но давайте попробуем немного разобраться в том, как человек с искаженным ощущением действительности видит все вокруг.

Мы в AdMe.ru вникли в суть перцепции и представили последствия ее деформации.

Инсульт

Это изображение смоделировано так, чтобы дать нам примерное представление о том, как человек после инсульта может видеть окружающий мир. Все выглядит навязчиво знакомым, но вы просто не можете ничего распознать.

Инсульт — нарушение кровоснабжения головного мозга, которое проявляется такими симптомами, как спутанность сознания, сонливость, оглушенность, головная боль, рвота, потеря сознания, головокружение и пр. К инсультам относят инфаркт мозга, кровоизлияние в мозг и субарахноидальное кровоизлияние.

Прозопагнозия

Это изображение может напугать, но примерно так выглядят воспоминания о других людях и иногда себе самом у людей, страдающих прозопагнозией. Это расстройство восприятия лица, при котором способность узнавать лица потеряна, возникает из-за травмы правой нижне-затылочной области мозга. Вот тут можно ознакомиться с рассказом девушки, которая живет с этим нарушением.

Астигматизм

На изображении слева показано, как видят люди с астигматизмом, справа — люди с нормальным зрением. Бывает, что люди даже не подозревают о существовании разницы: у многих имеется врожденный астигматизм — дефект зрения, вызванный нарушением формы хрусталика, роговицы или глаза, в результате чего теряется способность к четкому зрению.

Акинетопсия

Акинетопсия — нейропсихологическое нарушение, которое проявляется в неспособности воспринимать движение. Движущиеся объекты человек воспринимает как череду кадров, следующих один за другим и оставляющих после себя размытый след. Слишком быстрые движения вообще не замечаются. Акинетопсия возникает при механических повреждениях мозга, нарушениях мозгового кровообращения или после операций на мозге.

Синдром Алисы в Стране чудес

При этом синдроме искажается восприятие окружающих предметов, их формы и размера, пространства, частей собственного тела. Чаще всего метаморфопсия встречается при шизофрении, органических повреждениях головного мозга, во время приступов эпилепсии.

Синдром Капгра

При этом синдроме человек считает, что кого-то из его близких или его самого заменил двойник. Он может утверждать, что плохие поступки совершил не он, а его двойник, который в точности похож на него. Вначале зрительная информация направляется в веретенообразную извилину, где происходит различение объектов, включая и лица. А миндалевидное тело отвечает за эмоциональную реакцию на увиденное. При повреждении волокна, которое соединяет эти два участка мозга, и просходит возникновение синдрома.

Синестезия

Синестезия — нейрологический феномен, при котором разные сенсорные системы (допустим зрительная и вкусовая) «связаны» и при раздражении одной из них реагируют обе. Например, человек видит фиолетовую семерку и при этом ощущает вкус персика.

Феномен пока до конца не изучен, но есть несколько теорий о причинах его возникновения:

  • Из-за увеличения нейронных связей между областями мозга, отвечающими за разные сенсорные системы.
  • При определенных условиях: височной эпилепсии, черепно-мозговых травмах, инсультах и опухолях головного мозга.
  • А также синестезия может проявиться во время медитации, глубокой концентрации, сенсорной депривации.

Парейдолия

Если вы видите на фото сверху не церковь, а птичку — то у вас парейдолия. Смутный и невразумительный зрительный образ воспринимается как что-то отчетливое и определенное — фигуры людей и животных в облаках или на звездном небе или где-либо еще. Мозг, замечая в предмете знакомые черты, тут же интерпретирует образ в нечто более конкретное — например лицо.

Это объясняется тем, что за многие годы эволюции таким образом мозг учился воспринимать эмоции и намерения (по мимике) других людей и животных и обрабатывать их еще до осознания этого человеком. Допустим, «увидев» нахмуренные брови собеседника, даже если вы не заметили этого, мозг может интерпретировать это как сигнал к тому, что лучше с ним пока не общаться, так как он зол или не в настроении.

Дислексия

Примерно так видит текст человек с этим отклонением. Дислексия — нарушение способности учиться читать и писать. Людям с таким расстройством сложно соединять слоги, буквы могут восприниматься ими в неправильном порядке, также им может быть сложно писать — не получается правильно соединять нужные буквы в слова.

Причинами расстройства может быть наследственность или неравномерное распределение нейронных связей между полушариями мозга. Определенные зоны мозга у таких людей функционально менее активны, чем в норме.

Астигматизм: что такое, причины, степени, как лечить


Астигматизм – дефект зрения, из-за которого человек лишается способности четко видеть предметы. Причина его возникновения – нарушение сферичности преломляющей поверхности глаза. Проще говоря, из-за неточной фокусировки световых лучей, вызванной тем, что роговица или хрусталик имеют неправильную, то есть несферическую форму, одни участки изображения воспринимаются четко, а другие – размыто. В результате человек видит искаженную картинку.

Запишись на бесплатную проверку зрения


Такая ситуация встречается довольно часто. Более того, небольшой астигматизм есть абсолютно у всех.


Коррекция зрения при астигматизме, причины его возникновения и симптомы – тема нашей статьи.

Содержание

  1. Степени астигматизма
  2. Причины возникновения и развития астигматизма
  3. Последствия астигматизма
  4. Симптомы астигматизма
  5. Коррекция астигматизма
  6. Операция и прогнозы на лечение

Степени астигматизма


Как и другие глазные нарушения, степень астигматизма измеряется в диоптриях. В данном случае из-за нарушения нормальной сферичности глаза в различных меридианах поверхности роговицы, то есть в условных линиях, соединяющих полюса глазного яблока, преломляющая сила будет разной. Чем ближе форма поверхности глаза не к сфере, а к овалу, тем ярче это выражено.


Принято выделять три степени этого дефекта:

  • Слабую – до 3 диоптрий, причем если показатель составляет не более 1 диоптрии, симптомы нередко практически незаметны, и только в кабинете офтальмолога, во время осмотра, человек может узнать о том, что у него астигматизм;
  • Среднюю – до 6 диоптрий: последствия неправильной формы роговицы или хрусталика хорошо чувствуются, человек остро ощущает нарушение зрения, а астигматизм свыше 3 диоптрий часто сочетается с патологиями роговицы;
  • Высокую – более 6 диоптрий: встречается в основном при патологиях роговицы. Помимо проблем с восприятием окружающего мира человек испытывает резь в глазах и головные боли, нередко ощущает головокружение, а искажение предметов столь велико, что обойтись без коррекции невозможно. Однако подобрать эффективную коррекцию для высокой степени может быть непросто.

Своевременное обращение к специалисту позволит контролировать прогрессирование нарушения.

Запишись на бесплатную проверку зрения

Причины возникновения и развития астигматизма


Специалисты делят астигматизм на врожденный и приобретенный.


Врожденный астигматизм встречается у большинства детей и сам по себе не является патологией. Как правило, его величина не превышает 0,5 диоптрий и не влияет на остроту зрения. Однако у ребенка до года может быть выявлен астигматизм выше 1 диоптрии. Его могут вызывать осложнения при беременности, повлиявшие на состояние роговицы или хрусталика, либо генетическая предрасположенность. В большинстве случаев врожденный дефект касается обоих глаз.


Нарушение сферичности преломляющей поверхности глаза приводит к астигматизму


Приобретенный астигматизм может быть вызван многими причинами, среди которых:

  • травматические повреждения, которые привели к появлению рубцов на роговице;
  • последствия операций на глазах, например, удаление катаракты;
  • воспалительные процессы на роговой оболочке глаза – это, в частности, такие заболевания, как кератит и кератоконъюнктивит;
  • дистрофия роговицы.


В некоторых случаях определить конкретную причину возникновения и развития астигматизма невозможно.


Приобретенный дефект может поразить не оба глаза, а только один из них.


Также это нарушение зрения может сочетаться с близорукостью (миопией) и дальнозоркостью (гиперметропией). Соответственно, специалисты выделяют несколько разновидностей астигматизма:

  • простой гиперметропический или миопический астигматизм – в этом случае наблюдается нормальная рефракция в одном меридиане глазного яблока и близорукость либо дальнозоркость – в другом;
  • сложный гиперметропический или миопический астигматизм – в обоих главных меридианах глаза диагностируются признаки дальнозоркости либо близорукости;
  • смешанный астигматизм – в одном меридиане глаза диагностируется близорукость, а в другом – дальнозоркость.

Негативные последствия астигматизма


Когда окружающий мир воспринимается с искажениями, зрительные органы находятся в постоянном напряжении, которое приводит к быстрой утомляемости. Если нет возможности отдыхать, если приходится постоянно работать, особенно за компьютером, усталость сопровождается ощущениями жжения, давления и зуда, головной болью. Постепенно качество зрения ухудшается. Можно ли потерять зрение при астигматизме? Нет. Однако одним из последствий астигматизма может стать косоглазие.

Основные симптомы


Основной симптом астигматизма – восприятие объектов окружающего мира размытыми: контуры могут двоиться, искажаться, причем, в отличие от близорукости или дальнозоркости, нет разницы в том, на каком расстоянии от вас эти объекты находятся. Человек с астигматизмом воспринимает размытым и то, что рядом с ним, и то, что находится довольно далеко.


Человек с астигматизмом видит окружающий мир размыто


Симптомы могут быть теми же, что и при других расстройствах зрения. Это, как правило:

  • ухудшение зрения;
  • быстрая утомляемость, особенно при использовании компьютера, ноутбука или мобильных устройств;
  • резь, жжение в глазах;
  • покраснение;
  • головная боль как результат повышенной зрительной нагрузки;
  • необходимость прищуриваться, чтобы четче рассмотреть объект;
  • ошибки в восприятии – например, вы путаете похожие друг на друга буквы и цифры;
  • двоение в глазах;
  • невозможность сфокусироваться на каком-либо предмете.


Если вы обнаружили какие-либо из перечисленных симптомов, необходимо как можно быстрее обратиться к офтальмологу. Специалист проведет диагностику с использованием современного оборудования, установит точный диагноз и предложит оптимальные методы коррекции или лечения астигматизма.

Оптическая коррекция


Астигматизм, вне зависимости от причин возникновения, корректируется с помощью очков либо контактных линз.

Запишись на бесплатный подбор очков или контактных линз


Долгое время наиболее распространенным способом оптической коррекции являлось ношение очков с цилиндрическими или сфероцилиндрическими линзами. Позже в тех же целях стали использовать контактные линзы. Они, как и очки, обеспечивают специальную коррекцию. Такие контактные линзы называются торическими. Степень коррекции зрения при астигматизме у таких линз выше, потому что они вплотную прилегают к роговице, в отличие от обычных очков, стекла которых находятся на некотором расстоянии от поверхности глаза.


Но все же надо понимать, что оптическая коррекция – это не лечение. Обычные очки и контактные линзы позволяют улучшить качество зрения, но остановить развитие астигматизма они не могут. Даже операция по устранению дефекта не всегда дает возможность полностью избавиться от него и зачастую представляет собой еще один способ коррекции зрения, альтернативный ношению очков и контактных линз.

Оперативное вмешательство и прогнозы на лечение


Как восстановить зрение при астигматизме? Современная медицина предлагает несколько методов:

  • лазерная коррекция – представляет собой операцию, в ходе которой сфокусированный пучок лазерных лучей устраняет дефекты роговицы, за счет чего ей возвращается нормальная преломляющая способность;
  • имплантация интраокулярной линзы факичного типа – в дополнение к хрусталику имплантируется искусственная линза, которая выполняет функцию коррекции зрения. Этот способ рекомендован тем, кому лазерная коррекция противопоказана;
  • замена хрусталика – операция заключается в том, что собственный хрусталик удаляется, а на его место помещается искусственная интраокулярная линза необходимой оптической силы.


Ранее для лечения гиперметропического астигматизма использовалась термокератокоагуляция. В ходе такой операции прижигались участки на периферии роговицы, из-за чего увеличивалась ее кривизна и, соответственно, преломляющая способность. Но из-за недостаточно высокой эффективности и риска серьезных осложнений метод сейчас практически не применяется.


Все перечисленные выше виды вмешательства не занимают много времени и позволяют быстро почувствовать улучшение зрения. Так, пациенты начинают хорошо видеть сразу после завершения операции, как только встают с операционного стола, однако им необходимо пройти курс реабилитации. Длительность этого периода зависит от различных факторов, в числе которых особенности роговицы и исходное состояние глаз. В некоторых случаях восстановление может занимать до месяца.

ЧТО ДЕТИ «ВИДЯТ» ПРИ СМОТРЕНИИ ТЕЛЕВИЗОРА

КАК дети сопоставляют мир, в котором они живут, с тем, что они видят по телевизору? Они думают, что Супермен — настоящий человек? Смогут ли они посмотреть, как мультипликационный персонаж ударит своего ожившего друга бейсбольной битой по голове, а затем попробуют это на своих товарищах по игре?

Команда исследователей Гарвардского университета работала над ответами на эти и другие вопросы в рамках долгосрочного исследования влияния телевидения на образ мышления и действия детей.

Исследователи сообщают, что уже в возрасте двух лет дети начинают пытаться различать мир телевидения и мир дома и родителей. Действительно, телевидение может стимулировать маленьких детей проводить границу между реальностью и фантазией, проверяя эти самые концепции.

«С очень маленькими детьми, — сказал Ховард Гарднер, соруководитель исследования в рамках исследования Children’s Stories Media, — что было интересно, так это то, что они начали в возрасте 2 лет устанавливать связи между тем, что они видели по телевизору. и что происходило в реальном мире.Несмотря на то, что дети очарованы телевидением, они не думают, что это более реально, чем то, с чем они сталкиваются каждый день ».

Еще одно открытие указывает на различное влияние телевидения и книг, по словам доктора Лорен Нерингоф, соавтора директор учебного проекта. По ее словам, поскольку дети могут наблюдать за выражениями лиц актеров по телевизору, они получают более непосредственное представление о психологии изображаемых персонажей. Хотя дети должны представить, что чувствуют персонажи в книгах, слушая прочитанные им описания, она добавила: «Телевидение превосходно учит детей дотянуться до чувств людей.»

Доктор Гарднер сказал, что, по его мнению, полученные данные дают ключ к разгадке развития мышления у маленьких детей и того, как они начинают абстрактно мыслить. Исследования могут также предложить некоторые доказательства того, что насилие на телевидении не обязательно порождает насилие в реальной жизни.

Исследования являются одними из нескольких, составляющих проект «Зеро», названный так потому, что «ноль» характеризовал то, сколько людей знали, когда проект начался в 1967 году, по словам его содиректора Дэвида Н.Перкинс.

Исследователи решили изучить художественное образование и то, как можно научить детей развивать художественные таланты. Вскоре проект расширился до более широкого взгляда на творчество: как дети развивают критическое суждение и воображение и какую роль в этом процессе играют телевидение и книги.

Для многих маленьких детей телевидение может стать первым знакомством с событиями и людьми, выходящими за рамки их повседневной жизни. Во многих домах телевизор остается включенным весь день в качестве развлечения для активных детей или, как утверждают некоторые, в качестве успокаивающего средства, притупляющего их любопытство и препятствующего творческим играм.Количество времени, которое дети от дошкольного возраста до начальной школы проводят за просмотром телевизора в неделю — от 24 до 27 часов по состоянию на ноябрь 1981 года, согласно рейтинговой организации Neilsen, — вызвало обеспокоенность по поводу того, как телевидение влияет на детей и что оно учит об окружающем мире. .

Проект, в котором приняли участие более 1000 детей от дошкольного возраста до шестого класса, финансируется частным учреждением Джона и Мэри Р. Маркл и Федеральным национальным институтом образования.

В одном исследовании исследователи выбрали троих детей и наблюдали за их просмотром телепередач в течение трех лет, посещая их дома и наблюдая, сколько они смотрят и как смотрят их. Один ребенок был полностью поглощен телевизором, в то время как другой играл с друзьями перед экраном, видимо, считая телепередачу фоновым шумом. Третий ребенок использовал телевизор в качестве трамплина для обсуждения, комментируя действие и задавая вопросы о нем.

В другом исследовании, посвященном тому, как дети относятся к книгам и телевидению, более 100 детей были однажды опрошены и показали фотографии телешоу и персонажей, а затем их попросили сравнить их с книгами и с иллюстрациями книжных персонажей.

Эти и другие исследования показали, что даже в раннем возрасте дети начинают интересоваться миром телевидения и сравнивать его с миром, который они знают. Они могут сказать, что конкретное шоу не «настоящее», потому что в нем куклы вместо людей, или потому, что «настоящие» люди не могут летать по воздуху.

Таким образом дети понимают, что телевидение не обязательно реально, несмотря на то, как оно может напоминать реальную жизнь. По мере взросления они начинают проводить более сложные сравнения.Один ребенок сказал исследователю, что шоу не было «настоящим», потому что все закончилось благополучно; он знал, что не всегда все складывается так, как он хотел.

«Степень, в которой вы относитесь к тому, что вы видите по телевизору, модулируется тем, что вы видите в нетелевизионном мире», — сказал д-р Гарднер. » Если окружающие говорят о насилии, телевидение может дать вам новые идеи. Тот, кто живет в очень спокойной среде, не будет вдохновлен телевидением изменить свой образ жизни.«

Телевидение имеет наибольший эффект, — продолжил он, — если вы молоды, вы живете в среде, где люди делают вещи, очень похожие на телевидение, или если люди не взаимодействуют с вами».

Исследователи из Гарварда подчеркнули, что телевидение действительно сыграло жизненно важную роль в формировании детского восприятия реальности. Хотя их результаты показывают, что дети, похоже, не путают телевидение с миром, который они знают, это может исказить их представления о людях и местах за пределами их опыта, считает доктор.Нерингоф. «В тех областях, где у детей нет других источников информации в их повседневном опыте, телевидение может формировать их восприятие», — сказала она.

Другие исследования показали, что на детей, которые много смотрят телевизор, оказывает влияние реклама. Например, они с большей вероятностью, чем дети, которые мало смотрят телевизор, верят, что лекарство вылечит любой недуг. Д-р Гарднер сказал, что изображение меньшинств на телевидении может создать излишне упрощенные стереотипные портреты.«Но как только вы начинаете встречаться с разными людьми, — добавил он, — все доказательства, которые у нас есть, — это то, что реальность побеждает».

Дети и взрослые видят мир по-разному, как показывают исследования — ScienceDaily

В отличие от взрослых Согласно новому исследованию, дети могут хранить информацию, полученную от органов чувств, отдельно и поэтому могут по-разному воспринимать визуальный мир.

Ученые из UCL (Университетский колледж Лондона) и Биркбека, Лондонского университета, обнаружили, что дети младше 12 лет не комбинируют различную сенсорную информацию, чтобы понять мир, как это делают взрослые.Это относится не только к объединению различных органов чувств, таких как зрение и звук, но и к различной информации, которую мозг получает, когда смотрит на сцену одним глазом, а не обоими глазами.

Результаты, опубликованные в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences , подразумевают, что восприятие визуального мира детьми сильно отличается от опыта взрослых.

Доктор Марко Нардини, Институт офтальмологии UCL, и ведущий автор сказал: «Чтобы понять мир, мы полагаемся на множество различных видов информации.Преимущество комбинирования информации, полученной с помощью различных органов чувств, состоит в том, что мы можем определить, что находится снаружи, более точно, чем с помощью какого-либо одного чувства ».

Он добавил: «То же самое верно для различных видов информации в пределах одного чувства. В рамках зрения есть несколько способов восприятия глубины. В обычном фильме глубина видна с точки зрения перспективы, например, в изображении длинного коридора. Такую глубину можно увидеть даже с одним закрытым глазом.В 3D-фильме и в реальной жизни есть также бинокулярная информация о глубине, которая определяется различиями между двумя глазами.«

В исследовании изучалось, как дети и взрослые сочетают информацию о перспективе и бинокулярной глубине. Результаты показывают, что возможность использовать два вида глубинной информации вместе можно только в очень позднем детстве — примерно в 12 лет.

Ученые попросили детей и взрослых в 3D-очках сравнить две наклонные поверхности и решить, какая из них самая «плоская», учитывая перспективу и бинокулярную информацию по отдельности или и то, и другое вместе. Только в 12 лет дети, как взрослые, объединили перспективную и бинокулярную информацию, чтобы повысить точность своих суждений. Это означает, что взрослые объединяют различные виды визуальной информации в единую единую оценку, а дети — нет.

Однако объединение сенсорной информации может привести к неспособности разделить отдельные фрагменты информации, входящие в общее восприятие. Это явление известно как «сенсорное слияние», и этот эффект был зарегистрирован у взрослых.

Во втором исследовании ученые спросили, смогут ли дети избежать сенсорного слияния, разделив визуальную информацию.Исследователи использовали специальные 3D-диски, на которых информация о перспективе и бинокулярной информации иногда расходилась. Поскольку взрослые, как правило, усредняли перспективу и бинокулярную информацию, они не могли определить, был ли наклон некоторых дисков таким же или другим, как у диска сравнения. Напротив, шестилетние дети без труда заметили различия между дисками такого типа. Это показывает, что шестилетние дети могут «видеть» отдельные виды визуальной информации, которую взрослые не могут.

Профессор Денис Марешаль из Центра мозгового и когнитивного развития в Биркбеке, соавтор исследования, объяснил: «Младенцы должны узнать, как разные чувства связаны друг с другом и с внешним миром.Пока дети еще развиваются, мозг должен определять взаимосвязь между различными видами сенсорной информации, чтобы знать, какие виды сочетаются друг с другом и как. Для детей может быть приспособлено не интегрировать информацию, пока они все еще изучают такие отношения — между зрением и звуком или между перспективой и бинокулярными визуальными сигналами ».

Будущая цель — использовать функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ) для определения изменений мозга, которые лежат в основе способности детей комбинировать визуальную информацию по-взрослому.

Исследование финансировалось Советом по экономическим и социальным исследованиям и Wellcome Trust.

История Источник:

Материалы предоставлены Университетским колледжем Лондона . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Что делать с ранними признаками психоза

Может быть, это мимолетный взгляд на человека, которого, кажется, никто не видит. Или слышать голоса, которые, кажется, больше никто не слышит. Или непреодолимое ощущение, что невинный жест человека на улице на самом деле означает что-то зловещее.

Эти и другие переживания, из-за которых кажется, что реальность ломается, могут смущать или даже пугать.

Они также могут быть первыми признаками того, что кто-то испытывает симптом психического здоровья, называемый психозом.

Это означает, что они могут столкнуться с одним из нескольких состояний психического здоровья, которые включают его в качестве симптома, например биполярного расстройства, шизофрении или шизоаффективного расстройства. Или, в некоторых случаях, это может отражать состояние здоровья.

Но если кто-то получит надлежащую помощь в первые месяцы этого опыта — когда он все еще может понять, что что-то не так с тем, как он воспринимает мир, — он сможет избежать ухудшения.

Поскольку эти симптомы чаще всего проявляются в подростковом и юношеском возрасте, когда мозг меняется и созревает, ранние действия могут иметь большое значение, — говорит Стефан Тейлор, доктор медицинских наук, возглавляющий команду Michigan Medicine, специализирующуюся на раннем уходе за больными. психоз.

И даже если кто-то уже начал испытывать более серьезные признаки психоза и угрозу причинить вред себе или другим, современная терапия все равно может помочь, если окружающие помогают им получить помощь, говорит он.

Тейлор недавно рассказал о выявлении ранних признаков психоза в живом видео-чате в Instagram-каналах Michigan Medicine и Мичиганского университета. Он описал помощь, оказываемую командой Клиники раннего психоза Программы оценки и предотвращения рисков (PREP), а также некоторые из ее исследований, которые в настоящее время ищут добровольцев, чтобы помочь раскрыть корни психоза.

«Когда человек переживает раннюю фазу психоза, он очень смущен и напуган», — говорит Тейлор.«Они могут не захотеть признавать, что с ними что-то происходит, потому что они боятся, что« сходят с ума », и не понимают, что помощь доступна».

Искаженная реальность: что делать с ранними признаками психоза | Психиатрия | Мичиган Медицина

Может быть, это взгляд на человека, которого больше никто не видит. Или слышать голоса, которые, кажется, больше никто не слышит. Или непреодолимое ощущение, что невинный жест человека на улице на самом деле означает что-то зловещее.

Эти и другие переживания, из-за которых кажется, что реальность ломается, могут смущать или даже пугать.

Они также могут быть первыми признаками того, что кто-то испытывает симптом психического здоровья, называемый психозом.

Это означает, что они могут столкнуться с одним из нескольких состояний психического здоровья, которые включают его в качестве симптома, например биполярного расстройства, шизофрении или шизоаффективного расстройства. Или, в некоторых случаях, это может отражать состояние здоровья.

Но если кто-то получит надлежащую помощь в первые месяцы этого опыта — когда он все еще может понять, что что-то не так с тем, как он воспринимает мир, — он сможет избежать ухудшения.

Доктор Тейлор

Поскольку эти симптомы чаще всего проявляются в подростковом и юношеском возрасте, когда мозг меняется и созревает, ранние действия могут иметь большое значение, — говорит Стефан Тейлор, доктор медицинских наук, возглавляющий команду Michigan Medicine, специализирующуюся на раннем уходе за больными. психоз.

И даже если кто-то уже начал испытывать более серьезные признаки психоза и угрозу причинить вред себе или другим, современная терапия все равно может помочь, если окружающие помогают им получить помощь, говорит он.

Тейлор недавно рассказал о выявлении ранних признаков психоза в живом видео-чате в Instagram-каналах Michigan Medicine и Мичиганского университета. Он описал помощь, оказываемую командой Клиники раннего психоза Программы оценки и предотвращения рисков (PREP), а также некоторые из ее исследований, которые в настоящее время ищут добровольцев, чтобы помочь раскрыть корни психоза.

«Когда человек переживает раннюю фазу психоза, он очень смущен и напуган», — говорит Тейлор.«Они могут не захотеть признавать, что с ними что-то происходит, потому что они боятся, что« сходят с ума », и не понимают, что помощь доступна».

Нажмите, чтобы посмотреть видео!

Фактов о психозах:

  • Психоз — это нарушение того, как наш мозг обрабатывает мир вокруг нас, и повествование в наших собственных головах о том, что мы переживаем, когда мы одни или с другими — то, что Тейлор называет «историями», которые мы постоянно рассказываем мы сами, чтобы ориентироваться в мире.
  • Галлюцинации, слышание голосов, чувство паранойи по поводу действий или намерений других, когда кажется, что никто другой не чувствует этого, и интерпретация переживаний, совершенно отличная от других, — все это может быть признаком психоза. На ранних стадиях люди понимают, что то, что они переживают, ненастоящее, но со временем они теряют способность отличать реальность от галлюцинаций.
  • Психоз часто клеймят и неправильно понимают, что может помешать получению помощи.Но исследования показали, что три четверти людей, которые действительно получают эффективную помощь на раннем этапе, могут избавиться от своих симптомов.
  • У людей, у которых наблюдаются признаки возможного психоза, иногда называемого «синдромом ослабленного психоза», только около одной трети развиваются в полном объеме. Однако обычно у них наблюдаются симптомы депрессии и беспокойства, которым может помочь лечение.

Как помочь другому человеку, у которого симптомы психоза:

  • Часто семья и друзья помогают определить кого-то, кто борется с психозом и страдает от его симптомов, поэтому им важно связаться с профессионалами, которые могут помочь.
  • Стрессовые жизненные события, такие как учеба в колледже или разрыв со значимым другом, могут вызвать психоз. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, почему это так, но часто наблюдается низкий уровень «стрессоустойчивости».
  • Можно сказать кому-то, что вы беспокоитесь о нем, и открыть дверь, чтобы обсудить это в тот или иной момент. Вы можете узнать, есть ли рядом с вами клиника раннего психоза, такая как UM’s, и предоставить информацию или предложить связаться с ними.
  • Если вы заметили признаки того, что они причиняют себе вред, самое время немедленно обратиться за помощью, часто начиная с обращения за советом на горячую линию для самоубийц или в ближайшую психиатрическую больницу. У людей с психозом риск суицидальных мыслей или поведения в 10-15 раз выше, чем у других.

Лечение, поддержка и помощь в поиске ответов людям, страдающим психозом:

  • Лечение людей с потенциальными признаками психоза в основном сосредоточено на разговорной терапии, также называемой когнитивно-поведенческой терапией.Семейная и групповая терапия также важны, и ее можно проводить виртуально.
  • Людям, которые явно отрываются от реальности, в значительной степени могут помочь антипсихотические препараты. Подавляющее большинство людей, принимающих эти лекарства, испытывают улучшение своих симптомов, но они также могут испытывать побочные эффекты, поэтому важно работать с квалифицированным специалистом, чтобы найти наиболее подходящее.
  • Женщины, пережившие послеродовой психоз после рождения ребенка, подвергаются высокому риску повторения его, если у них будет еще одна беременность, и им следует уделять особое внимание во время и после беременности.
  • Очень небольшое количество людей, страдающих психозом, могут быть побуждены паранойей или галлюцинациями к странным действиям на публике или попыткам причинить вред другим. Если вам приходится вызывать полицию из-за такого поведения, убедитесь, что они понимают и признают, что человек, по поводу которого вы звоните, страдает психическим заболеванием и нуждается в помощи, чтобы получить надлежащую помощь.
  • Подобно тому, как многие инфекционные заболевания могут вызывать лихорадку, психоз является частью многих психических заболеваний, но не совсем понятно, что именно его вызывает.Вот почему команде UM нужно, чтобы люди с психозами рассмотрели возможность участия в исследованиях, которые они проводят.

«Психоз поражает в те годы, когда люди только начинают быть по-настоящему независимыми в жизни, работе и учебе, что может сделать его особенно разрушительным для человека и семьи», — говорит Тейлор. «Процесс созревания мозга зависит от множества вещей, происходящих прямо в нашем мозгу, и если они этого не сделают, все может пойти не так. Чем дольше они остаются без лечения, тем выше вероятность повреждения мозга и ухудшения их положения даже после лечения.”

Чтобы связаться с клиникой Michigan Medicine PREP при ранней стадии психоза, отправьте электронное письмо или позвоните по телефону 734-764-0231.

***

Прочтите оригинальную статью в Мичиганском медицинском блоге о медицине

Психотические расстройства | Проблемы психического здоровья

Психотические расстройства или эпизоды возникают, когда человек испытывает значительно измененное или искаженное восприятие реальности. Такие искажения часто вызываются галлюцинациями (ложным восприятием), заблуждениями (ложными убеждениями) и / или нарушенным или дезорганизованным мышлением.Психотические расстройства относительно распространены среди молодых людей: примерно двое из 100 молодых людей испытывают ту или иную форму психотического эпизода.

Что такое психоз?

Психоз характеризуется некоторым ощущением искаженной реальности. Психотический эпизод может включать множество так называемых «позитивных симптомов»; в том числе:

  • Галлюцинации: видение, слух, ощущения, которые на самом деле не возникают
  • Заблуждения: верят в ложную реальность, например, обладают сверхспособностями. Заблуждения также могут быть параноидальными убеждениями, например, думать, что за вами наблюдают или за вами следят
  • Расстройство мышления: , характеризующееся беспорядочными или неорганизованными мыслями.

К отрицательным симптомам относятся: Подавленное или приплюснутое настроение. Трудности в ведении разговора, например, трудности с отслеживанием других или связным составлением предложений, или участие в спонтанной или косвенной речи.

Психотические симптомы могут быть вызваны психотическим расстройством, но также могут быть вызваны некоторыми лекарствами и лекарствами, отпускаемыми по рецепту, или иногда медицинскими показаниями.

Что такое психотические расстройства?

Психотические расстройства включают целый ряд расстройств и имеют ряд сопутствующих симптомов. По сути, психотические расстройства — это расстройства, которые связаны с некоторой формой измененного / искаженного восприятия реальности, которое сохраняется в течение значительного периода времени и мешает повседневному функционированию. Примерно трое из 100 человек будут испытывать ту или иную форму психотического эпизода в течение своей жизни, а первый опыт психоза чаще всего возникает в возрасте 15–30 лет.

Психотические эпизоды могут возникать как единичное событие, но часто являются признаком / симптомом основного психотического расстройства или проблемы психического здоровья. Хотя психотические расстройства до конца не изучены, некоторые связанные факторы риска включают: семейный анамнез психотических расстройств или эпизодов (особенно шизофрении) и употребления наркотиков, особенно галлюциногенных препаратов, амфетаминов и каннабиса. Стрессовые жизненные события могут спровоцировать начало психотического эпизода.
К наиболее распространенным психотическим расстройствам относятся:

Шизофрения

Шизофрения — это психотическое заболевание, которое считается присутствующим, когда человек страдает психиатрическими симптомами (такими как галлюцинации или бред) в течение как минимум шести месяцев (при этом два или более симптома присутствуют большую часть времени в течение периода в один месяц) с изменениями в поведении. и вмешательство в повседневное функционирование (например,грамм. обязательства по работе или учебе), возникающие в результате.

Диагностика часто затруднена, потому что испытываемые симптомы могут присутствовать при других расстройствах, а степень симптомов может не передаваться (например, люди могут не захотеть признаться кому-либо в том, что они слышат голоса, из-за страха стигматизации или из-за параноидальных иллюзий. недоверие к врачам и т. д.).

Шизофрениформа похожа на шизофрению, только симптомы не сохраняются в течение шести месяцев.Шизоаффективное расстройство диагностируется, когда человек испытывает симптомы психоза, шизофрении и другого расстройства настроения.

Биполярное расстройство

Биполярное расстройство — это аффективное расстройство, характеризующееся резкими перепадами настроения. У людей с биполярным расстройством часто бывают сильные подъемы (мания или гипомания), которые сменяются резкими спадами (депрессия или большой депрессивный эпизод). Не все люди с биполярным расстройством будут испытывать психотические симптомы, но некоторые будут во время эпизодов мании или депрессии.Люди в маниакальных эпизодах могут испытывать крайние грандиозные чувства или полагать, что обладают нереальными способностями (например, гарантированным выигрышем в лотерее).

Большая депрессия с психотическими особенностями

Психотическая депрессия может присутствовать, когда клиническая депрессия проявляется симптомами психоза. Это относительно редко и обычно возникает только при тяжелой депрессии.

Что студенты могут сделать с психозом

Для большинства людей можно лечить психоз и управлять психотическими расстройствами, чтобы свести к минимуму возникновение психотических эпизодов.Обсуждение ситуации с надежным учителем, родителем, консультантом или местным терапевтом (который при необходимости может направить к психиатру) является важным первым шагом для студентов, обеспокоенных психозом, как для себя, так и для друга или родственника.

Раннее лечение психозов и психотических расстройств связано с лучшими результатами лечения и выздоровлением. После консультации с психиатром или терапевтом прием лекарств может считаться наиболее подходящим курсом действий, особенно при диагностировании шизофрении и большой депрессии с психотическими особенностями.Другие методы лечения могут включать консультирование, образовательные программы, направленные на повышение осведомленности о признаках и симптомах психотических расстройств, чтобы их можно было распознать с самого начала.

Учитывая, что стресс может вызвать психотический эпизод, может оказаться полезным сведение к минимуму стресса и улучшение стратегий выживания. Для людей с биполярным расстройством регулярный режим сна может свести к минимуму возникновение и / или тяжесть перепадов настроения и, как следствие, психотических особенностей. Избегание наркотиков, особенно галлюциногенов, каннабиса и амфетаминов, особенно важно для людей с психозами в анамнезе.

Ресурсы ReachOut.com о психотических расстройствах

Рекомендуемые профессиональные ресурсы

В Orygen Youth Health есть отличные ресурсы, чтобы понять молодых людей с психозами и узнать, как им помочь. Мы рекомендуем:

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Наши обстоятельства не определяют нас. Независимо от того, что происходит в жизни, у нас всегда есть возможность выбрать свое отношение. Так в чем же разница между человеком, который сохраняет надежду, несмотря на сильные страдания, и человеком, который упирается ногой и остается злым до конца дня? Ответ кроется в образцах мышления человека.

Психологи используют термин «когнитивные искажения» для описания иррациональных, раздутых мыслей или убеждений, которые искажают восприятие реальности человеком, обычно в негативном ключе. Когнитивные искажения являются обычным явлением, но их трудно распознать, если вы не знаете, что искать. Многие возникают как автоматические мысли. Они настолько привычны, что мыслитель часто не осознает, что в его силах изменить их. Многие приходят к выводу, что так оно и есть.

Когнитивные искажения могут серьезно сказаться на психическом здоровье, приводя к усилению стресса, депрессии и беспокойства.Если их не остановить, эти автоматические образы мышления могут закрепиться и негативно повлиять на рациональный и логический способ принятия решений.

Для тех, кто хочет улучшить свое психическое здоровье путем распознавания надоедливых когнитивных искажений, мы составили список из 20 распространенных из них, которые могут уже искажать ваше восприятие реальности:

1. Черно-белое мышление

Человек с этим дихотомическим образцом мышления обычно видит вещи в терминах «или-или».Что-то хорошо или плохо, правильно или неправильно, все или ничего. Черно-белое мышление не признает того, что почти всегда существует несколько оттенков серого, которые существуют между черным и белым. Видя только две возможные стороны или результаты чего-либо, человек игнорирует среднюю — и, возможно, более разумную — основу.

2. Персонализация

При таком мышлении человек склонен принимать вещи на свой счет. Он или она может приписывать поступки других людей как результат его или ее собственных действий или поведения.Этот тип мышления также заставляет человека винить себя за внешние обстоятельства, не зависящие от него.

3. Заявления о «следует»

Мысли, содержащие слова «должен», «должен» или «должен», почти всегда связаны с когнитивным искажением. Например: «Я должен был прийти на встречу раньше» или «Я должен похудеть, чтобы быть более привлекательным». Такое мышление может вызвать чувство вины или стыда. Утверждения «должен» также являются обычным явлением, когда речь идет о других в нашей жизни.Эти мысли могут выглядеть примерно так: «Он должен был позвонить мне раньше» или «Она должна поблагодарить меня за всю помощь, которую я ей оказал». Такие мысли могут заставить человека чувствовать разочарование, гнев и горечь, когда другие не оправдывают нереалистичных ожиданий. Как бы сильно мы ни хотели иногда, мы не можем контролировать поведение других, поэтому размышления о том, что должны делать другие, не имеют смысла.

4. Катастрофизация

Это происходит, когда человек видит в любом неприятном происшествии наихудший исход.Человек, который ведет себя катастрофически, может провалить экзамен и сразу подумать, что он или она, вероятно, провалили весь курс. Человек может еще даже не сдать экзамен и уже полагает, что он или она проиграет — предполагая худшее или превентивно катастрофическое.

5. Увеличительное стекло

При этом типе когнитивного искажения вещи преувеличиваются или раздуваются до предела, хотя и не до такой степени, что катастрофичны. Это реальная версия старой поговорки: «Делаем гору из мухи слона.”

6. Минимизация

Тот же человек, который испытывает увеличительное искажение, может минимизировать положительные события. Эти искажения иногда возникают вместе друг с другом. Человек, который искажает реальность, сводя к минимуму, может подумать: «Да, я получил повышение, но оно было не очень большим, и я все еще не очень хорошо справляюсь со своей работой».

7. Mindreading

Мыслители этого типа могут взять на себя роль экстрасенса и могут думать, что он или она знает, что думает или чувствует кто-то другой.Человек может думать, что он или она знает, что думает другой человек, несмотря на отсутствие внешнего подтверждения того, что его предположение верно.

8. Гадание на судьбу

Гадальный мыслитель склонен предсказывать будущее и обычно предвидит отрицательный результат. Такой мыслитель произвольно предсказывает, что все будет плохо. Перед концертом или просмотром фильма вы можете услышать, как он или она говорит: «Я просто знаю, что все билеты будут распроданы, когда мы приедем».

9.Чрезмерное обобщение

При чрезмерном обобщении человек может прийти к выводу, основываясь на одном или двух отдельных событиях, несмотря на то, что реальность слишком сложна, чтобы делать такие обобщения. Если друг пропускает обеденное свидание, это не значит, что он или она всегда будет не выполнять взятых на себя обязательств. Излишне обобщающие утверждения часто включают слова «всегда», «никогда», «каждый» или «все».

10. Дисконтирование положительного

Эта крайняя форма мышления «все или ничего» возникает, когда человек игнорирует положительную информацию о выступлении, событии или опыте и видит только отрицательные аспекты.Человек, совершающий подобное искажение, может игнорировать любые получаемые им комплименты или положительное подкрепление.

Образцы мышления можно изменить с помощью процесса, который в когнитивной терапии называется когнитивной реструктуризацией. Идея заключается в том, что, регулируя наши автоматические мысли, мы можем влиять на наши эмоции и поведение.

11. Фильтрация

Это когнитивное искажение, подобное игнорированию положительного, происходит, когда человек фильтрует информацию, отрицательную или положительную.Например, человек может посмотреть на свой отзыв о задании в школе или на работе и исключить положительные заметки, чтобы сосредоточиться на одном критическом комментарии.

12. Маркировка

Это искажение, более серьезный тип чрезмерного обобщения, происходит, когда человек навешивает ярлык на кого-то или что-то на основании одного опыта или события. Вместо того, чтобы полагать, что он или она совершил ошибку, люди, придерживающиеся этого типа мышления, могут автоматически считать себя неудачниками.

13.Обвинение

Это противоположность персонализации. Вместо того, чтобы видеть во всем свою вину, всю вину возлагают на кого-то или что-то еще.

14. Эмоциональное рассуждение

Ошибочно принимать чувства за реальность — это эмоциональное рассуждение. Если такой мыслитель боится, значит, существует реальная опасность. Если такой мыслитель чувствует себя глупо, то для него или нее это должно быть правдой. Этот тип мышления может быть серьезным и проявляться как навязчивое принуждение. Например, человек может чувствовать себя грязным, даже если за последний час дважды принимал душ.

15. Всегда быть «правым»

Этот образ мышления заставляет человека усваивать свои мнения как факты и не принимать во внимание чувства другого человека в дебатах или дискуссиях. Это когнитивное искажение может затруднить формирование и поддержание здоровых отношений.

16. Предвзятость к самообслуживанию

Человек, испытывающий корыстную предвзятость, может приписать все положительные события своему личному характеру, в то же время рассматривая любые отрицательные события как неподконтрольные ему.Такой образ мышления может заставить человека отказываться признавать ошибки или недостатки и жить в искаженной реальности, где он или она не может сделать ничего плохого.

17. Заблуждение о «Небесной награде»

При таком образе мышления человек может ожидать божественной награды за свои жертвы. Люди, испытывающие это искажение, склонны откладывать в сторону свои интересы и чувства в надежде, что позже они будут вознаграждены за свое бескорыстие, но они могут стать ожесточенными и злыми, если награда никогда не будет представлена.

18. Ошибка изменения

Это искажение предполагает, что другие люди должны изменить свое поведение, чтобы мы были счастливы. Такой образ мышления обычно считается эгоистичным, потому что он настаивает, например, на том, чтобы другие люди изменили свое расписание, чтобы приспособиться к вашему, или что ваш партнер не должен носить свою любимую футболку, потому что она вам не нравится.

19. Ошибка справедливости

Это заблуждение предполагает, что вещи нужно измерять на основе справедливости и равенства, хотя на самом деле все не всегда так работает.Пример ловушки, которую ставит этот тип мышления, — это оправдание неверности, если партнер человека обманул.

20. Ошибка контроля

Тот, кто считает вещи внутренне контролируемыми, может обвинить себя в событиях, которые действительно находятся вне его контроля, таких как счастье или поведение другого человека. Человек, который считает вещи управляемыми извне, может обвинить своего босса в плохой работе.

Как изменить модели мышления и когнитивные искажения

Многим одно или несколько из этих когнитивных искажений покажутся знакомыми.Вы можете попасть в одну или несколько из этих ловушек или знаете кого-то, кто попадает в них. Хорошая новость в том, что когнитивные искажения не должны тяготить вас, как якорь.

Образцы мышления можно изменить с помощью процесса, который в когнитивной терапии называется когнитивной реструктуризацией. Идея заключается в том, что, регулируя наши автоматические мысли, мы можем влиять на наши эмоции и поведение. Это основа нескольких популярных форм терапии, включая когнитивно-поведенческую терапию (CBT) и рациональную эмоционально-поведенческую терапию (REBT).

Если вы чувствуете, что одно или несколько из вышеперечисленных когнитивных искажений способствуют возникновению чувства тревоги, депрессии или других проблем с психическим здоровьем, мы рекомендуем вам подумать о поиске квалифицированного терапевта, которому вы доверяете, чтобы он работал с вами и помогал изменить ваши негативные мысли и убеждений в вдохновляющие утверждения, которые вдохновляют и воодушевляют вас.

Артикул:

  1. Бек, Аарон Т. (1976). Когнитивные методы лечения и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк: Новая американская библиотека.
  2. Бек, Аарон Т. (1972). Депрессия; Причины и лечение. Филадельфия: Пенсильванский университет Press.
  3. Тагг, Джон (1996). Когнитивные искажения. Получено с http://daphne.palomar.edu/jtagg/cds.htm#cogdis
  4. .

© Copyright 2015 GoodTherapy.org. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено терапевтом из Норт-Йорка, Онтарио

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.орг. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Виртуальная жизнь — Как социальные сети меняют наше восприятие

В книге социального психолога Кеннета Гергена 1991 года « Насыщенное Я», он предупреждал об оруэлловском мире, где технологии могут насытить людей до точки «мультифрении», фрагментированной версии. Я, которое тянется во многих направлениях, человек будет потерян.«Я связан, следовательно, я», — сказал он, играя на пьесе Декарта, — «Я думаю, следовательно, я». Мало ли Герген знал, насколько верным окажется его предсказание.

Потому что, когда наше общество сидит здесь более 20 лет спустя с нашими планшетами, мобильными телефонами и электронными гаджетами, соблазненные соблазном синего света, мы никогда не были более связаны, более связаны и более привязаны к виртуальной реальности, которая многие из нас больше не могут жить без них.

«Привязанные к технологиям, мы потрясены, когда этот мир« отключен »не означает, не удовлетворяет.Мы набираем подписчиков на Facebook или MySpace и задаемся вопросом, насколько наши подписчики являются друзьями. Мы воссоздаем себя как онлайн-персонажей и даем себе новые тела, дома, работу и романтические отношения.

Виртуальная жизнь ярка и ярка. Здесь вы размещаете свои самые красивые фотографии и рассказываете все свои лучшие новости.

Тем не менее, внезапно, в полумраке виртуального сообщества, мы можем почувствовать себя совершенно одинокими », — пишет лицензированный клинический психолог и профессор Массачусетского технологического института Шерри Теркл в своем бестселлере Alone Together: Почему мы ожидаем большего от технологий и меньше от Друг с другом. Основатель и директор MIT Initiative on Technology and Self, книга является третьей в серии о влиянии технологий на общество и завершает 15 лет исследований в области цифровых технологий.

Долгосрочное психологическое влияние социальных сетей на людей и их индивидуальное чувство «я» еще предстоит выяснить. Но одно мы знаем точно. Наша повседневная жизнь была оцифрована, отслежена и привязана к метрикам. Наши настоящие «я» разделились на онлайн-аватары, изображения профилей и обновления статуса.И хотя сайты социальных сетей, такие как Facebook, Twitter и LinkedIn, являются мощными инструментами, которые могут создавать сообщества, связывать родственников в отдаленных местах, повышать карьерный рост и даже избирать президентов Соединенных Штатов, они также открывают бесчисленное множество возможностей. сложные психологические проблемы, которые изменили наше коллективное восприятие реальности.

Виртуальная жизнь ярка и ярка. Здесь вы размещаете свои самые красивые фотографии и рассказываете все свои лучшие новости. «В играх, где мы ожидаем сыграть аватаром, мы в конечном итоге оказываемся самими собой наиболее откровенно; На сайтах социальных сетей, таких как Facebook, мы думаем, что будем представлять себя, но наш профиль оказывается кем-то другим — часто фантазией о том, кем мы хотим быть », — пишет Теркл.Но так ли это на самом деле? Что еще более важно, это здорово?

Нереальный мир

Доктор Али Джазайери, доцент клинической психологии в кампусе Лос-Анджелеса Чикагской школы профессиональной психологии, считает, что существуют очевидные и существующие опасности, которые нельзя игнорировать.

«Я определенно считаю, что социальные сети оказали очень сильное влияние на нашу жизнь. Мир, который мы видим в Facebook и других социальных сетях, не является истинным и реальным. Это творение людей », — объясняет Джазаери.«Среди других опасностей, которые Facebook может представлять для нашей жизни, таких как отсутствие конфиденциальности, — это привычка всегда сравнивать себя с другими. Люди, когда они счастливы, публикуют много радостных сообщений. Но когда я недоволен, я сознательно или бессознательно сравниваю себя с другими. В результате я создаю мир, который не является настоящим миром, потому что я воображаю, что все счастливы в этом мире, кроме меня ».

Хотя каждый сайт социальной сети имеет свою индивидуальность и цель, чрезвычайно популярный Facebook и его около миллиарда активных ежемесячных пользователей привлекли наибольшее внимание психологов из-за возможности исказить самоощущение человека и чувства других людей.

Что больше всего беспокоит Джазайери с точки зрения психолога, так это опасность слишком далеко уйти в виртуальный мир и потерять ощущение реальной жизни, настоящего себя и настоящих приоритетов.

Клинический отчет 2011 года «Влияние социальных сетей на детей, подростков и семьи», опубликованный в Pediatrics, официальном журнале Американской академии педиатрии, был одним из первых, кто поднял вопрос «депрессии на Facebook». среди молодых людей, обеспокоенных тем, что у них недостаточно «друзей» или «лайков» к обновлениям своего статуса.

Примерно в то же время доктор Сесили Андрэссен и ее коллеги из Бергенского университета (UiB) в Норвегии опубликовали статью о своей работе с Бергенской шкалой зависимости от Facebook в журнале Psychological Reports . И все это произошло вслед за несколько противоречивой новостью о том, что Американская психиатрическая ассоциация рассматривает возможность добавления термина «Интернет-зависимость» в приложение к Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам (DSM-5), которое планируется выпустить в конце этого года.

Что больше всего беспокоит Джазайери с точки зрения психолога, так это опасность слишком далеко уйти в виртуальный мир и потерять ощущение реальной жизни, настоящего «я» и настоящих приоритетов.

«Некоторые люди используют эти социальные сети, чтобы создавать то, чем они не являются», — говорит он, объясняя, что виртуальный мир может настолько отвлекать людей от их реальной жизни, что они либо забывают, кто они такие, либо настолько погружаются в реальность, на которой они ». создали, что они не хотят работать над своими проблемами.

«Вместо того, чтобы разбираться с вещами, которые мне не нравятся в себе, я выйду в Интернет и представлю себя так, как я хочу, чтобы меня видели, без каких-либо изменений в себе. Это опасно и очень обманчиво. Если вы посмотрите на историю психологии, мы потратили последние 100 лет, пытаясь помочь людям лучше узнать себя, справиться с их недостатками, справиться с вещами, которых они не хотят иметь, поэтому у нас очень ориентированная на реальность атмосфера. наша западная психология ».

Джазайери обеспокоен тем, что чрезмерная зависимость от виртуального мира, который мы создаем в сети, подрывает весь прогресс, достигнутый людьми в решении реальных проблем.

«Как психологи, у нас есть теории, основанные на реальности жизни пациентов. Наша цель — помочь людям увидеть себя такими, какие они есть », — продолжает он. «Но если мы понимаем, что все остальные идеальны, тогда мы заставляем себя стать кем-то, кем мы не являемся, и затем мы расстраиваемся, а затем впадаем в депрессию».

Подобно Тюрклу и другим экспертам, он внимательно отмечает ценность таких сайтов для помощи людям во всем, от восстановления связи со старыми друзьями и членами семьи до сплочения членов сообщества во время национальной трагедии или бедствия.Однако он считает, что нам нужны ограничения — что, как общество, мы должны проявлять бдительность и уделять время отключению, отключению и воссоединению с самими собой и нашей реальной жизнью.

В заявлении, которое перекликается со словами Гергена из 1991 года, Джазаери в заключение говорит: «Когда-нибудь, я надеюсь, мы поймем, что компьютер не заменяет настоящего человека».

Сознание, собрано

Доктор Элеазар Эйсебио, доцент кафедры школьной психологии в кампусе TCSPP в Чикаго, был очарован концепцией виртуальных миров и социальных сетей с первых чатов 1990-х годов.

«В психотерапии мне нравится много говорить о различных измерениях сознания», — говорит он. «Это может стать действительно психоаналитическим, если вы собираетесь посмотреть, какое поведение люди демонстрируют. Я изучаю юнгианский анализ, и мне он кажется интересным, особенно если посмотреть на типы личности ».

Независимо от того, склонна ли ваша внутренняя природа к паранойе, нарциссизму, маниакальному, депрессивному или даже мелодраматическому поведению, Евсебио говорит, что эти вещи проявляются неосознанно, скорее публично, в сетевой среде.

Любой пользователь Facebook знает, что среди почти любого собрания «друзей» есть «типы».

«Я не хочу психопатологизировать всех, кто в сети, но я думаю, что это возможно сделать квазидиагностический взгляд на это, когда вы исследуете, что люди пишут или как они взаимодействуют в сети».

Из всех социальных сетей Facebook — это место, где, по его словам, можно найти и проанализировать почти каждый тип личности. «Это лучший современный пример того, что я назвал персонифицированным коллективным бессознательным.Как мы выбираем представить себя в этом мире? Кроме того, в какой момент мы остановимся? »

Любой пользователь Facebook знает, что среди почти любого собрания «друзей» есть «типы». Некоторые используют сайт исключительно для продвижения своего бизнеса или карьеры. Другие пользуются возможностью поделиться политическими взглядами, в то время как другие публикуют несколько обновлений статуса в день о таких банальных событиях, как то, что они ели на завтрак или что находится на обеденном столе. Некоторые из них представляют собой серию проверок в ресторанах, клубах, музеях и аэропортах.Есть хвастуны и жалобщики; болельщики и скептики.

«Онлайн-группы имеют тенденцию триангулировать людей. Эта среда предоставит вам инструмент для отображения любого вида психопатологии », — добавляет Эйсебио. «Киберпространство само по себе является психологическим продолжением нашего собственного интрапсихического мира. У всех нас есть разные измерения нашего бессознательного. А с социальными сетями вы действительно можете погрузиться в жизнь людей. Опасность в том, что мы выбрасываем свою репутацию и привязываем аватары к тому, кто мы есть.”

Хотя он говорит, что большинство взрослых обладают дальновидностью, чтобы контролировать свое поведение в сети, дважды подумать о том, кто просматривает обновления их статуса, фотоальбомы и «отметки», более компульсивные типы часто этого не делают, особенно если сообщения публикуются в сгоряча, поздно ночью.

«Одно понятие, которое мы могли бы упустить из виду, — будем ли мы говорить одно и то же или посылать одни и те же сообщения, если бы мы были лицом к лицу в кафе?» — недоумевает Евсебио.

Или, что еще страшнее, собеседование.

Профессиональный фиббер

Джон Фаулер получил степень магистра психологии в кампусе TCSPP в Чикаго в 2009 году и в течение нескольких лет занимался обучением других профессионалов тому, как использовать социальные сети для продвижения своей карьеры. Прошло три года с тех пор, как он опубликовал свою книгу « Переход к LinkedIn: начните свою карьерную сеть поддержки сейчас», , и он говорит, что современные социальные сети уже сильно отличаются.

«В профессиональном плане вы говорите, что хотите брендировать себя.Но иногда вы можете настолько потеряться в брендинге себя, как вы хотите, чтобы вас воспринимали, что то, что вы представляете в Интернете, не то, кем вы являетесь на самом деле. Когда потенциальные работодатели встречаются с вами лично, они хотят, чтобы вы были последовательны », — предупреждает Фаулер, который сейчас работает в Deloitte Consulting и иногда использует свой опыт в социальных сетях, чтобы помочь клиентам использовать свои бренды.

Однако в виртуальном мире, где понимают, что все преувеличивают, а реальность всегда слегка искажается, соблазн лгать или преувеличивать правду распространяется как никогда.

Одно дело — опубликовать свои самые красивые фотографии с отпуска на Facebook или преувеличить, насколько прекрасна ваша жизнь (для явной выгоды бывших парней или конкурентов по колледжу), но когда дело доходит до LinkedIn и других профессиональных применений социальных сетей, правда и Этика так же важна в Интернете, как и в вашем печатном резюме.

«Со временем произошла огромная проблема: мир социальных сетей не всегда реален. Это не реальность. Я думаю, нам нужно помнить об этом », — говорит Фаулер.«Есть тонкая грань между хорошим брендом и откровенной ложью и искажением своего опыта».

Резюме всегда были склонны к преувеличению, несмотря на лучший совет быть готовым к подтверждению любой степени или сертификата, которые, по вашему мнению, вы получили. Однако в виртуальном мире, где понимают, что все преувеличивают, а реальность всегда слегка искажается, соблазн лгать или распространять правду распространяется как никогда.

«А для молодых поколений, людей, родившихся в этом веке, существует опасность, что они могут принять это за нынешний мир», — продолжает он.«Я думаю, что некоторые люди хотят спрятаться. Вы заходите в Твиттер, и у вас есть аватар, и вы хотите за ним спрятаться. Но когда это не соответствует тому, кем вы являетесь на самом деле, особенно в профессиональном плане, именно тогда это возвращается, чтобы преследовать вас ».

Тем не менее, Фаулер говорит, что он по-прежнему верит в профессиональную мощь сайтов социальных сетей, таких как LinkedIn, а с недавних пор и страниц Facebook, используемых предприятиями и организациями. «У социальных сетей есть свои преимущества и недостатки. Это инструмент, и, как и любой другой инструмент, вы можете использовать его неправильно.Из этого рождаются великие дела. Совсем недавно это помогло собрать деньги для людей, пострадавших от урагана «Сэнди». И я думаю, что он будет развиваться. Социальный аспект этих платформ будет жить. Что еще предстоит увидеть, так это то, как это повлияет на наш бизнес ».

Любовь во времена социальных сетей

Во всех воплощениях и проявлениях социальных сетей в нашей жизни один аспект, который нельзя игнорировать — особенно когда речь идет о том, как мы представляем себя и воспринимаем других, — это то, как постоянно действующий виртуальный мир изменил наши самые интимные отношения.

Независимо от того, являетесь ли вы одиноким двадцатилетним человеком, ищущим мистера или миссис Райт, или недавно разведенным родителем, возвращающимся в сцену свиданий, на таких онлайн-сайтах, как Match.com, OKCupid.com и eHarmony.com есть произвел революцию в представлении о том, как мы встречаемся и общаемся с новыми людьми. Концовки сказок ходят легенды, как и рассказы о любви, потерях и горе.

Но часто упускается из виду то, как сюрреалистический мир социальных сетей влияет на людей, которые уже состоят в домашнем партнерстве, браке и других долгосрочных партнерских отношениях.

Доктор Мелоди Бэкон, лицензированный клинический терапевт, заместитель декана по академическим вопросам и председатель программы супружеской и семейной терапии в кампусе TCSPP в Лос-Анджелесе, говорит, что социальные сети и отвлекающие технологии создают проблемы для пар, потому что они предоставляют еще один способ отключиться.

Что касается дел, Бэкон говорит, что если будет воля, люди всегда найдут выход.

Большинство людей в наши дни слышали истории о том, как Facebook и другие социальные сети, предлагающие возможности пообщаться или флиртовать в Интернете, разрушили браки.Но Бэкон говорит, что мы не должны винить Facebook больше, чем мы должны винить нашу круглосуточную зависимость от сотовых телефонов или других цифровых технологий.

«Что касается отношений, это всего лишь еще одна вещь, которая мешает людям общаться и быть вместе, не борясь за внимание. Я знаю молодых мам с маленькими детьми. Я вижу их в парке, дети играют или пытаются привлечь внимание, а мама на Facebook или что-то делает на своем телефоне. Они думают, что взаимодействуют с внешним миром, но это не так.Дети тонут, а их мама и папа сидят на своих смартфонах. Они понятия не имеют, насколько они разобщены ».

Что касается дел, Бэкон говорит, что если будет воля, люди всегда найдут выход.

«Если кто-то собирается завести роман или каким-то образом обмануть, это просто еще одна возможность», — говорит она. «Я не думаю, что это вызывает проблему, но я думаю, что это действительно облегчает ее. Я не думаю, что это обязательно должно начинать отношения, но люди становятся открытыми, они начинают флиртовать, и со временем это может стать тем местом, где они встречаются лично.Если у вас есть партнер, который несчастен в своем браке, он с большей вероятностью будет доступен кому-то еще в Интернете ».

Вопрос в том, насколько «настоящий» виртуальный любовник? И если отношения основаны на тщательно ухоженном онлайн-образе, насколько вы «настоящие»?

Отключать или не отключать

Разрыв, о котором говорит Бэкон, лежит в основе того, что Теркл описывает в книге Together Alone .

«Как и в случае с мгновенными сообщениями, электронной почтой, текстовыми сообщениями и Twitter, технологии стирают границы между близостью и одиночеством», — пишет она.«Мы говорим о том, чтобы« избавиться »от наших электронных писем, как если бы эти заметки были лишним багажом.

Подростки избегают телефонных звонков, опасаясь, что «раскроют слишком много». Они предпочитают писать сообщения, чем разговаривать. Взрослые тоже предпочитают клавиатуру человеческому голосу ».

Ирония всего этого в том, что мы видим, как это происходит — с нашими детьми, нашими друзьями, даже с самими собой. Мы знаем, что это проблема, но не знаем, как ее решить.

Как говорит Джазайери, социальные сети никуда не денутся, и это новая реальность, с которой мы должны бороться.Вопрос в том, как нам найти баланс?

«Такие сайты, как Facebook, могут способствовать объединению людей. На моих занятиях мы составляем семейные диаграммы, и студенты общаются с людьми по всей стране или по всему миру. Facebook отлично подходит для встреч с людьми таким образом. Он может быть положительным, но в ограниченной степени. Потому что после того, как вы установили эту связь, если вы не разговариваете по телефону или не общаетесь вербально, вы ограничены вербальными звуковыми фрагментами, — говорит Бэкон.

Доктор.Том Барретт, заведующий кафедрой и доцент кафедры клинической психологии в кампусе TCSPP в Чикаго, разделяет многие из тех же опасений, что и его коллеги, по поводу людей, теряющих себя в этом новом виртуальном мире. Но он также считает, что мотивация для подключения к Интернету такая же, как и всегда, — человеческое стремление принадлежать и быть принятым.

«Дело не в том, что возможность подключиться к сети таким образом является проблемой. Люди всегда испытывали диапазон эмоций от неуверенного до уверенного », — говорит он.«Я думаю, что мы склонны думать, что технология является причиной проблемы, но у нас просто есть новый способ выразить старую проблему. Это давняя реальность, что люди борются во взаимоотношениях. Это новый способ отключиться от семьи, партнера или любимого человека, но это всего лишь новая форма ведения старых дел ».

Как говорит Джазайери, социальные сети никуда не денутся и представляют собой новую реальность, с которой нам приходится бороться. Вопрос в том, как нам найти баланс?

«Я определенно не хочу отказываться от преимуществ всех этих возможностей подключения, но у них должен быть предел», — продолжает он.«Я надеюсь, что люди начнут осознавать, что Facebook и социальные сети не могут заменить все в их жизни. Вместо того, чтобы сидеть и читать посты других людей на Facebook в течение двух часов, я могу заняться общественной работой. Может быть, мне нужно спросить себя: «Почему я всегда должен быть так занят кем-то нереальным?»

Как сказал Герген более двух десятилетий назад: «Я связан, следовательно, я связан».

Хотим ли мы, чтобы это было нашим будущим, нашей реальностью? Что будет дальше, зависит от нас.

* Эта статья, впервые опубликованная в весеннем выпуске журнала INSIGHT за 2013 г., была обновлена ​​в октябре 2016 г.


Готовы ли вы сделать следующий шаг?

Если вы хотите узнать больше о программах в The Chicago School, заполните форму ниже для получения дополнительной информации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.